Алчность, или Богатеи против среднего класса

Во время приватизации каждый россиянин получил ваучер, за которым стояли солидные активы, созданные многими годами работы советских людей. Казалось бы, справедливость (хотя бы минимальная) была соблюдена. Но большинство россиян приватизацию (и ее главного исполнителя Чубайса) проклинают («грабительская», «антинародная») и до сих пор требуют ее пересмотра — многочисленные социсследования говорят, что так считает более половины россиян.

С тем, что произошло на самом деле и что будет дальше, предлагаю поговорить на примере нашей области.

Три пути

Часть томичей, получив ваучер, по-быстрому его продали – кто за мешок сахара, а кто и за бутылку водки. Большинство это сделали в силу своего социального статуса, многие – случайно или из-за своих конкретно-сложных финансовых обстоятельств, редкие – осознанно, в виде протеста.

Другие вложили ваучеры в акции предприятий, впоследствии получивших название «голубых фишек», — «Томскэнерго», «Томсктелеком», «Газпром» и ряда других. Сейчас, продав свои акции, эти люди могут купить почти машину сладкого — ваучер, вложенный в «Газпром», сегодня стоит 300 тыс. рублей, а месяц назад – более 350 тыс. рублей.

Но большинство жителей области обменяли ваучер на акции местных предприятий и получили минимум, а то и остались ни с чем (по моей оценке, более 100 тысяч человек).

Жертвы «воровства из убытков»

В конце 1990-х я был акционером 132 приватизированных предприятий. Как показывает анализ, в абсолютном большинстве банкротство этих ОАО являлось следствием непрофессионализма руководства, которое нередко сочеталось с банальными злоупотреблениями. Неэффективное управление (транжирились ресурсы, плодились долги, в том числе бюджету и внебюджетным фондам) приводило предприятия к неплатежеспособности: этот процесс можно характеризовать фразой: «Менеджмент ворует из убытков».

Затем наступала вторая фаза: во время внешнего управления (или незадолго до его введения) наиболее ценные активы выводились на другое юрлицо (обычно — ООО, реже — ЗАО), где основными учредителями выступали как раз нашкодившие менеджеры. Далее первоначальные ОАО банкротились, а остатки активов скупались новым ООО (менеджментом) по минимальной цене (как правило, конкурировать с ним на аукционах некому). Все это, по сути, означает ложное банкротство, хотя юридически и соответствует закону. Миноритарные акционеры ОАО оставались ни с чем, обычно страдала и часть кредиторов, в том числе бюджет. В итоге из 132 АО, где я был акционером, сегодня остались в живых около 80, остальные пошли описанным путем.

Молчаливо поощряя такие реорганизации, чиновники приводили (и приводят) в защиту «неотразимый» аргумент: «Реорганизация позволила сохранить трудовой коллектив и производство. Люди получают зарплату, а бюджет – налоги». Да, в ходе банкротства необходимо решать и социальные задачи (по возможности сохранять персонал, производство с налоговой базой и т.д.), но почему в собственниках новых ООО только, как правило, директора с приближенными? Желающие могут поинтересоваться, кто сегодня в собственниках продолжающих работать ряда томских предприятий…

Позитивные исключения редки. Например, в ходе реорганизации ОАО «ДСК» в ОАО «ТДСК» всем без исключения миноритариям была предоставлена возможность конвертировать акции ДСК в ТДСК (гендиректор ДСК и ТДСК – А.К. Шпетер). Аналогично поступили еще два директора: С. Никитенко – (ТИЗ) и Г. Нагочевская (ТЭЛЗ).

Словом, все оказалось отдано на откуп порядочности дирекции.

Прецеденты

Беспрецедентным по всей России является, на мой взгляд, банкротство ТНХК. Здесь миноритариев оставили ни с чем не директора (хотя не исключаю, что какую-то выгоду извлек менеджмент), а контролируемый государством «Сибур-Холдинг» («дочка» «Газпрома»). Цитата из имиджевой статьи, опубликованной в одной из томских газет, — «Финалом многоходовой кампании по собиранию нефтехимовских активов стало заключение мировой с главным субъектом нестабильности – СХК, у которого проблемные акции были также выкуплены вовсе не за предельную, а за реальную цену». То есть в материале еще раз подтверждается, что у основного акционера (СХК) другая госструктура («Сибур-Газпром») акции выкупила, а более 4 тысяч миноритариев (не только томичей) остались за бортом.

Местный базар

Фактически ничего подавляющее большинство рядовых томичей (как и подавляющее большинство россиян) не получили и от приватизации областной и муниципальной собственности. А это был большой кусок — полагаю, в расчете на одного жителя области областная и муниципальная собственность превышала государственную. Соответственно, упущенная выгода гражданина побольше, чем мешок сахара.

Сколько, например, получили от приватизации муниципальной собственности жители Асино, Колпашево? В Северске, где сегодня идет активная приватизация, почему-то все муниципальные предприятия оказываются неплатежеспособными. Уж совсем нужно было умудриться, чтобы довести до банкротства Северский пищекомбинат…

Продолжение следует

И сегодня мажоритарные акционеры продолжают ущемлять миноритариев. Причем все более изощренными способами. Вот в одном из томских ОАО на дивиденды за 2007 год было выделено всего 300 тыс. рублей, тогда как члены совета директоров, представляющие мажоритарного акционера, получили по году вознаграждение более миллиона рублей каждый. Такое соотношение между размером дивидендов и вознаграждением совета акционеров беспрецедентно для РФ.

В другом ОАО, чтобы размыть долю миноритариев, пошли на дополнительную эмиссию привилегированных акций — преимущественное право приобретения акций предоставили только мажоритарному акционеру. В итоге миноритарии (жители области) потеряли почти половину своих активов.

И так далее…

Словом, вопреки не очень адекватному массовому мнению, большинство граждан стали жертвами не абстрактной «грабительской» приватизации и Чубайса, а вполне конкретных богатых акционеров и менеджеров.

Перспективы

От благоприятной конъюнктуры и в значительной степени вызванного экономического роста выиграли все слои общества. Даже свалки стали богаче, что греет души бомжей. Многоступенчатые перераспределения собственности добавили доходы практически каждому, однако в очень разной степени. Кто-то получил всего рубль, а часть – миллионы. Это создало резкую дифференциацию доходов и социальное неравенство. И они нарастают. Катализатором процесса выступает растущая инфляция.

Словом, в обществе все более назревает внутреннее недовольство. Не хочу рисовать апокалипсические прогнозы, но…

Что делать в такой ситуации немногочисленному и ответственному среднему классу?

Мне ответ не очень понятен. Предлагаю «ТН» устроить обсуждение надвигающихся проблем.

Евгений ГАВРИЛЕНКО, независимый эксперт

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.