Партия сделана! Суверенное межевание политического поля

Сегодня, 2 октября, федеральный политсовет Союза правых сил соберется, чтобы рассмотреть единственный вопрос – «О судьбе СПС». Однако, по сути, эта судьба уже решена: после заседания президиума политсовета в прошедшую пятницу было заявлено — СПС скоро станет частью новой прокремлевской правой партии. Лидер СПС Никита Белых заявил об уходе со своего поста, подчеркнув, что не может участвовать в таком проекте.

Впрочем, вопрос не в самой СПС – наступил очередной водораздел всей политической жизни России.

Старый выбор

Кремлевский выбор СПС вряд ли можно считать сенсацией. Неоднородность либералов всегда была очевидна: с одной стороны — карьерные прагматики-технократы типа Чубайса, с другой – демократы вроде Старикова. И на региональном уровне, в том числе и в Томске, та же картина. Все время президентства Путина два этих принципиально разных лагеря спорили: уходить партии в непримиримую оппозицию или договариваться с властью? (Помню дебаты томского политсовета после провала на выборах 2003 года. Последний пример: СПС активно участвовал в подготовке объединительного съезда оппозиционных демократов и одновременно вел переговоры с Кремлем.) Прагматиков подогревали постоянные интриги о «кремлевском либеральном проекте», демократов — пример непримиримых из других партий и движений.

Выбор сделан

И вот выбор сделан: победили люди, которые давно хотели быть «младшим партнером» власти — лояльным, респектабельным, компромиссным и безопасным. Как, к примеру, «Справедливая Россия» или ЛДПР.

Полагаю, следует ждать открытого раскола СПС. Вслед за Белых люди, не желающие участвовать в «кремлевском проекте», громко хлопнут дверью. Ряд руководителей региональных отделений уже заявили, если использовать слова Александра Солженицына, о своем «неучастии во лжи». (По сути, это не столько политическая, сколько этическая позиция.) В Томске ситуация обратная, и хлопать дверью начали только активисты.

Что у вас с лицом?

Контракт «кремлевский проект» накладывает на партию всем понятные большие ограничения, но при этом ничего ей не гарантирует. То, во что превратится СПС, обязательно столкнется с гигантской проблемой политической идентичности, ведь вырисовывается образ «Партии умеренного прогресса в рамках законности» (выдумка чешского сатирика Ярослава Гашека, обещавшего каждому стороннику «партии» по маленькому карманному аквариуму). Соответственно, с таким «ярким» политическим лицом трудно достичь электорального успеха: умеренно правый избиратель уже выбрал «Единую Россию», а про привлечение более критичного и говорить не приходится.

Набрать голоса с таким лицом возможно лишь при огромной административной поддержке, больших деньгах и ярких «паровозах». Но, как показали предыдущие выборы, все эти ресурсы власть отдает в наем «Единой России», а остальных «контрактников» снабжает по остаточному принципу. И результаты соответствующие.

Но вообще все к лучшему в этом лучшем из миров — в прежнем «межумочном состоянии героя» (любимое словосочетание одного из моих университетских преподавателей с филфака ТГУ) у СПС перспектив не было. Метания либералов между властью и оппозицией, идеологической чистотой и социальным популизмом во время последних выборов – яркое тому подтверждение.

Двоеполье

«Межумочная» СПС имела от всех остальных партий несколько существенных отличий. Она была более-менее автономной от власти; почти действительно, а не понарошку оппозиционной; при этом имела регистрацию Минюста, разветвленную региональную структуру и несомненную потенциальную поддержку избирателей (8-10 процентов). С переформатированием этой почти партии в «кремлевский проект» политическая жизнь России, видимо, окончательно будет разделена на два обломка, существующих в параллельных мирах.

С одной стороны, так называемое «легальное политическое поле» и «системные партии» — зарегистрированные Минюстом, представленные в Госдуме РФ и региональных парламентах, лояльные власти и ею управляемые (полностью или частично). «ЕдРо», «СправРо», КПРФ, ЛДПР, во многом «Яблоко». А также различные мелкие прожекты вроде «Гражданской силы».

С другой стороны – «радикальное (многие говорят — маргинальное) политическое поле» и «внесистемная оппозиция» — незарегистрированные, не имеющие возможности участия в выборах организации, неуправляемые, резко критикующие власти. (ОГФ, НДС Касьянова, НБП Лимонова, коалиция «Другая Россия», организаторы готовящегося 12 декабря объединительного съезда демократических сил и т.п.)

Двоеполье – ну и пусть? Увы, такой расклад означает деградацию всей политической системы. На «легальном поле» — ролевые игры (вольные или невольные), на «внесистемном» — маргиналы (вольные или невольные). В целом – неспособность и невозможность оперативно и адекватно реагировать на вызовы жизни.

P.S. История никогда не заканчивается.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.