«Я еще не наигрался!» Юбилей у актера ТЮЗа Вячеслава Оствальда

За последние 30 лет редкий день рождения Вячеслава Оствальда проходил вне сцены. За годы работы в театре артист исполнил более ста ролей. А вот 55-летний юбилей пришелся на межсезонье — здание ТЮЗа сейчас на ремонте – репетиционный процесс идет не так интенсивно. В день юбилея актер получил роскошь оставаться собой. Остановиться. Оглянуться. И вспомнить, с чего все начиналось…

По сути, театр юного зрителя и актер Оствальд – ровесники. В Томск вместе с женой Ольгой Рябовой Вячеслав приехал в самом начале актерского пути – в 1980 году. В ТЮЗ творческую семью пригласили из новосибирского театра «Красный факел». После недолгих раздумий артисты решили ехать в Томск:

— Во-первых, в Томске нам сразу предложили квартиру, — вспоминает Оствальд, — а кроме того, нас манила возможность принять участие в становлении еще совсем молодого театра.

Сейчас Оствальд не скрывает: мыслей оставаться в Томске надолго у них с женой не было:

— Думали, поработаем два-три года, получим квартиру и вернемся обратно в «Красный факел», — раскрывает карты актер. – Но Томск затягивает…

Так пролетели год, два, десять. Да и играть в ТЮЗе нравилось – театр привлекал атмосферой, дружным коллективом, обилием работы:

— Порой, правда, я уставал от детского репертуара, — признается Оствальд. – Были периоды, когда не было серьезных работ, и приходилось играть только кошечек-собачек…

Вячеслав отнюдь не умаляет достоинств детского театра:

— В спектаклях для детей играть, конечно, интересно… Все потому, что дети — публика искренняя и непосредственная. Удачно вошел в образ – они тебе поверят, будут сидеть и внимательно слушать. А вот если им неинтересно – никакая сила их не удержит.

Но признается:

— Не буду лукавить, актер все-таки вырастает на серьезном репертуаре, больших ролях для взрослого театра…

Поэтому с особой теплотой Оствальд вспоминает именно «взрослые» работы:

— Нельзя говорить о любимых и нелюбимых ролях, — расставляет акценты Вячеслав. – Но интереснее всего мне было работать с режиссером Феликсом Григоряном в спектакле «Вишневый сад». Там я играл роль Гаева. Получал большое удовольствие от работы с Ларисой Леляновой – нашим недавним режиссером. Я был задействован в двух ее спектаклях – «С днем рождения, Ванда Джун» по Воннегуту и в постановке по пьесам Гарольда Пинтера.

К сожалению, оба спектакля Леляновой были достаточно быстро сняты с репертуара – режиссер вместе с группой актеров покинула ТЮЗ, чтобы работать в Ростове.

— Могу сказать, что, несмотря на 30 лет на сцене, я еще не наигрался, — признается Оствальд.

То ли климат театра юного зрителя сказывается, то ли особая душевная организация, но на 55 Вячеслав себя отнюдь не ощущает:

— Лет 30-35 максимум, — улыбается он.

А это значит – впереди еще много интересных ролей.

В ноябре ТЮЗ ожидает прибытия нового режиссера – Евгения Лавренчука. В Томске он примется за постановку спектакля «Дракон» по пьесе Евгения Шварца:

— Надеюсь, что там удастся получить интересную роль, — рассуждает Вячеслав и добавляет: — Ведь у нас профессия дурацкая – очень многое зависит от того, увидит тебя режиссер или нет. С другой стороны, нет большего счастья, чем работать вместе с человеком, который заинтересован в тебе как в актере.

Нельзя сказать, что за 30 минувших лет Оствальд замыкался лишь на работе в театре. В бурные девяностые актер пробовал себя в качестве бизнесмена. В маленькой театральной комнатушке с разрешения руководства открыл производство мороженого. Через пару лет успел развернуть небольшой цех, взять в аренду театральный буфет. Но все это время со сцены не уходил – играть хотелось. После дефолта 1998-го бизнес рухнул. А актерство осталось.

Когда говорит о детях – сыне и дочери, добавляет:

— Слава богу, не пошли по родительским стопам — очень тяжелая профессия: низкая зарплата, большие физические и эмоциональные нагрузки… — поясняет он. — В театре остаются лишь те, кто не может не играть…

Минусы актерской профессии перемножаются в рассуждениях Оствальда на плюсы: низкий доход, изменчивая актерская удача, по признанию Вячеслава, меркнут по сравнению с ощущениями в день премьеры спектакля или с чувством единения со зрителем, который внемлет, верит тебе…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.