Такая редкая профессия

C 22 по 24 октября в Томске проходит областная выставка охотничьих трофеев и таксидермических изделий. Она разместилась в павильоне «Технопарка», и каждый посетитель, издалека замечающий оскаленные медвежьи морды и развесистые лосиные рога, спешит подойти поближе. Полюбоваться чучелами, сфотографироваться, потихоньку потрогать шкурки…

Один из участников выставки – северчанин Михаил Ружилов. Сейчас он пенсионер, сорок лет отдавший Сибирскому химкомбинату, охотник и представитель редкой профессии «таксидермист». В прежние времена о нем бы сказали: чучельник.

Тридцать лет Михаил Дмитриевич проводил свои отпуска в тайге – охотился. И не только добывал зверей, но и любовался их красотой и грацией. И очень жалел, что роскошные, богатые шкуры бездарно гибнут без правильной обработки.

— Во времена моей молодости навыки таксидермиста в нашей стране не были востребованы. Головами и шкурами убитых животных украшали замки графы и князья, а советскому человеку это было чуждо. Так что знания об обработке шкур я почерпнул исключительно из книг (литературу по этой теме все-таки можно было достать). Первое чучело – глухаря – я изготовил еще двадцать лет назад.

На выставку в «Технопарк» Ружилов привез медведей, барсука, лисицу, бобра, соболя, куницу, колонка, головы лося, косули и северного оленя. И еще множество зверей осталось дома, в мастерской.

Сейчас на вооружении у таксидермистов появились новые технологии. Жутковатые медвежьи морды с оскаленными зубами — непременный атрибут всех представленных на выставке шкур – в основе своей искусственные. Челюсти, зубы, язык, глаза – все это точно подогнанный муляж, обтянутый шкурой, снятой с головы хищника.

— И тем не менее на правильную обработку уходит как минимум месяц, — улыбается Михаил Ружилов, — плохо выделанную шкуру не спасет никакой муляж: встанет дыбом!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

20 − шестнадцать =