Рубль пошел баксом

В последние недели граждане быстро осваивают значение еще одного иностранного слова – «девальвация». Многие уже легко переводят его на русский: дилетанты, как ваш корреспондент, проводят операции в уме, профессионалы – на практике.

Итак, в понедельник разразился скандал. На самом высоком уровне – совещании у председателя правительства РФ Владимира Путина — получила официальное подтверждение давно гуляющая информация: значительную часть огромной государственной помощи, выделенной правительством крупным банкам, эти банки направили не на кредитование предприятий реального сектора, а на покупку иностранной валюты. В итоге предприятия по-прежнему сетуют, что госпомощь до них не доходит, а тревога властей и граждан быстро растет: рубль пошел юзом – все дешевеет по отношению к доллару и евро…

Премьер пригласил на совещание глав МВД, ФСБ и Генпрокуратуры и в их присутствии отечески строго предупредил банкиров: государство выделяло деньги не для игры на ослабление рубля и не на поддержку кредитной системы других стран, а на помощь отечественной экономике. Не знаю, что предпримет глава МВД России – по валютному законодательству такие операции не запрещены. Да и вообще…

Мне совершенно непонятно, как в принудительном порядке заставить коммерческие банки (пусть даже полугосударственные – все равно же коммерческие!) кредитовать кого бы то ни было? Вот промышленники, строители и т. д. жалуются на эгоизм банков – мол, не кредитуют. А если с другой стороны посмотреть? Вы бы стали давать кредиты (тем более большие и дешевые) строителям, торговым сетям и т.п., если отлично знаете о сильном снижении покупательской активности в этих сферах, о замедлении (мягко говоря) темпов экономического роста? Ну, совсем наглядно – будем ругать граждан за то, что они сегодня не хотят быть инвесторами долевого строительства? И с кредитами для граждан то же самое: не только банкиру, ежу ясно — риск невозврата растет.

К тому же банкам надо зарабатывать. Банкам и компаниям надо гасить свои кредиты иностранным банкам.

В общем, и председатель правительства прав, и логика скупщиков понятна. А в совокупности это означает, по-моему, две вещи. Во-первых, начинающуюся девальвацию рубля.

— Я не исключаю повышения гибкости валютного курса рубля… с некоторой тенденцией к ослаблению рубля в отношении иностранных валют, — витиевато, но в принципе понятно сказал в понедельник председатель ЦБ Сергей Игнатьев.

Во-вторых, видимо, следует признать: принятые государством меры были очень масштабны, но при этом не совсем (мягко говоря) точны – просто закидать огонь кризиса деньгами не получилось, дрова триллионов госрублей, предназначенные для котла экономики России, перегорают в улетающий дым десятков миллиардов долларов. Нужны какие-то другие решения.

Какие? Я не экономист, а дилетант. В одном только уверен: увеличением срока президентских полномочий до 6 лет, а Госдумы — до 5 (и другими конституционными новациями президента) названные проблемы не решаются. Совпадение очередной аварийной приостановки торгов на ММВБ с обещанным стремительным рассмотрением Госдумой конституционных изменений – наглядный пример несообщающихся сосудов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.