Форс-мажорная премия

Общественные контракты кризисных времен

 Во времена позднего социализма в одной из отдаленных деревень области мужики-механизаторы соглашались посидеть на профсоюзном собрании (и уж тем более открытом партийном) только в том случае, если им специальным распоряжением директора совхоза (!) предварительно из профкассы трешку на рыло выдавали. Этой зеленой купюрой (как правило, денежный эквивалент бутылки бормотухи, именуемой портвейном, и закуси в виде сырка «Дружба» и пачки «Беломора») мужики оценивали компенсацию своих морально-временных затрат, а директор совхоза, не большой охотник тратить силы и время на агитки, — своих.

Такой вот деревенский рекорд социального контракта о мирном сосуществовании двух систем — власти и граждан. Точнее, социального в этом уже почти ничего не оставалось – многоярусные отношения общественного договора выродились в плоский – только торговый, коммерческий. (В цивилизованных городах суть контракта была та же — граждане соглашались делать вид, что строят развитой социализм, за что власть платила им скромный набор бытовых благ, но идеологически был завернут в менее примитивные, более деликатные формы.)

Дела давно минувших дней всплыли в памяти после юбилейного съезда «ЕдРо». Многие наблюдатели отметили, что выступление Владимира Путина было по своей сути не выступлением председателя партии перед однопартийцами и избирателями, но выступлением главы правительства перед кабинетом министров. И это, на мой взгляд, правильное замечание: на сложные социальные построения премьер не отвлекался, а был утилитарно прагматичен. Предприятиям обещано беспрецедентное доныне снижение налогов (550 миллиардов). Одновременно заявлено о столь же резком повышении социальных расходов – пенсий, зарплат, пособий по безработице; льготы гражданам, купившим квартиры в 2008-м, покупка квартир за счет бюджета…

Безусловно, с точки зрения экономики системное налоговое стимулирование гораздо лучше субсидий отдельным отраслям и предприятиям, чем государство занималось ранее. Только две вещи смущают. Во-первых, почему эти замечательные меры не были применены в «тучные» годы? Второе и главное: снижение налогов с одновременным повышением социальных выплат – вещи вообще взаимоисключающие, а во время кризиса – тем более. Сколько времени «подушка безопасности», только за два месяца потончавшая на 5 триллионов, выдержит ножницы низких налогов и высоких расходов?

При этом, по-моему, все объяснимо. Выстроенная в последние годы система отношений стала торговым контрактом между властью, гражданами и бизнесом: потребительский бум, высокая степень свободы в частной жизни, отдых за границей и так далее в обмен на политическую лояльность (или равнодушие). В общем, живем и голосуем почти как на Западе, но именно «почти» — многократно уже описанная «суверенная демократия»…

А торговый контракт – вещь особая, если из-за форс-мажорных обстоятельств одна сторона перестает исполнять свои обязательства, вторая через определенное время обязательно начинает предъявлять штрафные санкции. (И наоборот: знакомый предприниматель сказал: «Если он так налоги снизит, я его люблю».)

Безусловно, в любом общественном договоре есть элементы торгового контракта — не случайно классические демократии называются демократиями налогоплательщиков. Однако нормальная схема социального договора — это сложные, через институты общественной дискуссии, формы обмена, упрощать которые очень опасно.

Когда у директора совхоза стали заканчиваться трояки, самочувствие мужиков без «договорного» (а затем – и заработанного) портвейна резко пошло на убыль, и они не ограничились тем, что перестали ходить на профсоюзные собрания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.