Какая дичь!

Контролирующие ведомства передрались

Общая ситуация напоминает бардак. Это телега горящая и мчащаяся под откос — конструктивно она уже не выправится. Надеюсь, по крайней мере, разобьется она с минимальными потерями, — охарактеризовал взаимоотношения между ведомствами, областным и федеральным, помощник прокурора Томской области по надзору за исполнением природоохранного законодательства Борис Чеботарь.
Область (департамент природных ресурсов и охраны окружающей среды) и федералы (Управление Россельхознадзора по Томской области) не поделили функции по охране охотничьих животных. Областной департамент говорит: федералы замучили их проверками — в этом году было уже больше 80. В управлении Россельхознадзора считают, что руководство департамента провалило работу…
Как быть обычному охотнику, когда его проверяют сразу два ведомства, не способные между собой договориться, что законно, а что нет?

«Помощь» не ждали

— В сентябре сотрудник Россельхознадзора из Стрежевого с нарядом милиции Стрежевского ГОВД, вооруженным автоматами, на территории Каргасокского района несанкционированно развернули самостоятельную «помощь» охотнадзору комитета охраны животного мира областного департамента природных ресурсов, — рассказывает инспектор комитета Сергей Бутов. — Опергруппа не оставила ни одного повстречавшегося им охотника без протокола, хотя нарушения отсутствовали вообще. Охотник Лезнев перевозил на машине зачехленное ружье, имея все документы, в том числе на производство охоты – составили протокол и отобрали лицензию. С пенсионером Максимцевым обошлись еще круче: инспектор под прикрытием автоматчика обыскал его машину, личные вещи, хотя пенсионер показал ружье в зачехленном разобранном виде и объяснил, что едет с охоты, добыв одного рябчика. На него составляют протокол – якобы охотится не в том месте; а если не подпишет протокол — отнимут ружье. Ни в одном случае не составлялся протокол досмотра.

— Есть постановление Верховного суда – разрешается перевозить зачехленные ружья по дорогам общего пользования. Документ нам прислал Россельхознадзор… — замечает начальник отдела управления охотничьим хозяйством комитета охраны животного мира областного департамента природных ресурсов Анатолий Батунин.

— На охотника Лапина — сразу два протокола — изъятия дичи и оружия, без подписей понятых, — продолжает Сергей Бутов. — Охотник имел лицензию на пять тетеревов, добыл шесть. О непреднамеренной добыче сделал запись в лицензии — такое бывает, когда стреляют дробью, процедура предусмотрена. Шесть тетеревов перекочевали в машину сотрудников ГОВД. По одному протоколу Лапину — 500 руб. штрафа, по другому – 1000, и иск за четырех (?) тетеревов – 800 рублей. Такое впечатление, что Россельхознадзору нужно как можно больше протоколов. Ружья я потом забрал в Стрежевском ГОВД — вернул охотникам…

Документы не в порядке

— От Каргаска до Васюгана 450 километров — фикция контроля, — не согласен с претензиями областников заместитель руководителя Управления Россельхознадзора по Томской области Геннадий Гитлиц. — В Каргасокском районе в результате двух выездов выявлено 19 правонарушений. Новый Васюган, Пионерный имеют связь только со Стрежевым, поэтому у нас там межрайонный отдел. Да, ружья отобрали — документ на оружие должен быть у охотника всегда, а если документы где-то дома — ружье изымается и сдается в милицию. При предъявлении документов возвращается. Но из 14 изъятых ружей 9 оказались нелегальными: гладкоствольное охотничье и нарезное оружие. По нарезному возбуждено уголовное дело.

— Также выявлено нарушение самого сотрудника департамента: выдача именных разовых лицензий на бланке неустановленного образца, — дополняет начальник отдела лесохотконтроля Дмитрий Конев. — Полагаю, департамент вовремя не прислал бланки. Департаменту выписали предписание, его нам вернули с формулировкой: «Ваш сотрудник нелегально находился в охотугодьях».

 

Передел полномочий

— По закону с 1 января этого года полномочия по охране животного мира начал осуществлять субъект Федерации, то есть область, — объясняет Батунин. Создана наша структура — подразделение департамента природных ресурсов. Часть инспекторов из Россельхознадзора перешли в департамент, часть – остались на прежнем месте. И получилось: нас 26, и мы должны охранять животный мир, их – 28, и они должны надзирать, как мы осуществляем свои функции. Но вдруг федеральная служба начинает «помогать» нам, ссылаясь на то, что это целесообразно!

— Мы отдали области хороших специалистов, — уверяет Конев. – Но за 2008 год они выявили 242 нарушения, а 2007 году у нас эти же 26 сотрудников составили 540 протоколов. Наши проверяющие за 2008 год выявили 560 нарушений, а областным департаментом по ряду районов вообще не выявлено нарушений! …Я выехал в Октябрьский глухариный заказник и выявил три уголовных и одно административное правонарушение. Незаконная охота, отлавливание рябчиков петлями, незаконная порубка деревьев. По Калтайскому заказнику материалы в Томском РОВД… По Карегодскому заказнику тоже факт незаконной охоты — передали материалы на возбуждение уголовного дела.

— У областного департамента всегда была скорее массово-разъяснительная функция, — говорит Гитлиц. — А им дали мужиков с карабинами, обученных задерживать браконьеров. ОМОН дали детскому саду! 200 протоколов – это провал.

— Наши показатели не хуже, чем в прошлом году, – не согласен Батунин. — При том, что транспорт служба Россельхознадзора передала нам только в июле-августе! И еще шпыняла: «У вас же транспорта нет, на чем вы без нас будете ездить?»

— Раньше органы Россельхознадзора дела о возбуждении административного производства рассматривали на местах, что является нарушением, — объясняет консультант областного департамента Вячеслав Бобров. — Второе – качество административных материалов. Мы получили очень тяжелое наследие — 90 процентов, наверное, протоколов с нарушениями. Очень многое подлежало прекращению или возвращению на доработку: в Россельхознадзоре внешнего контроля не было, поэтому и были такие показатели.

Наблюдающий за проверяющим

— В приказе Минсельхоза написано: Россельхознадзор осуществляет надзор за переданными полномочиями. Есть 96-й приказ по Минсельхозу, устанавливающий порядок проверок, п. 4 гласит: проверяются мероприятия поквартально, то есть четыре проверки за год, — приводит еще одну тему конфликта Анатолий Батурин. — В других регионах провели по три – по итогам кварталов. Я вижу это так: получают они наш квартальный отчет, смотрят. Но отчет проверить — нужен один человек, два, а у них — 28. Надо же им показать свою работу. Вот, смотрите: на год Россельхознадзор запланировал 131 проверку департамента! 80 уже провели, все надуманные: «Мы обязаны выполнить план». Мало того — без нас проверяют. И пишут акты о противодействии проведению проверки: департамент не обеспечил представителя. Как я мог противодействовать, если меня там не было?

— 80 проверок – чушь собачья! Сейчас — 49-я, — возражает замруководителя Управления Россельхознадзора Геннадий Гитлиц. — Причем в основном они прошли еще в первом квартале, и против них никто не возражал.

— По сути предметов проверок было 11, — ведет свой счет Дмитрий Конев. — Просто сначала мы расписывали их отдельными актами по районам: зимний маршрутный учет – 16 и т.д. Порядок контроля утверждается Минсельхозом, и осуществляется в том числе в охотугодьях — иначе как мы выясним, работал инспектор в лесу или нет? После возражений департамента мы скорректировали план проверок — в следующем году их будет всего пять длительностью 1-2 месяца.

«Заерепенились»

— Проверок было запланировано много, потому что сначала мы собирались ездить вместе с департаментом: хотели задействовать наших людей в охране — ведь еще в мае отношения были прекрасные… — вспоминает Конев.

— Да, мы понимаем, что 26 человек не могут «закрыть» всю область: 31 миллион гектаров охотничьих угодий, — согласен Батунин. – Мы согласны, что лучше делать выезд двумя группами, но раз уж нашла коса на камень…

— Может, я в чем-то не прав, но я не могу смириться с низким качеством работы департамента, — считает Гитлиц. — Думаю, причина в руководстве — как людьми руководят, так они и работают… Как только проверки начали фиксировать отсутствие работы, начались обвинения и препоны. Департамент не разрешил своим сотрудникам ездить с нашими.

— Они вдруг заерепенились: поняли: они будут нас возить, а протоколы составлять будем мы, они не имеют права, — говорит Батунин. — И сказали на одном из совещаний: «Мы извозчиками у вас не будем!» В нарушение действующего законодательства стали выезжать сами, ловить людей.

Запрограммировано на ошибки

27 ноября оба ведомства провели совещание о взаимодействии, пригласив в качестве арбитра прокуратуру. Спустя два часа скандального выяснения отношений помощник прокурора области по надзору за исполнением природоохранного законодательства Борис Чеботарь высказался:

— Год реформирования оставил оба органа в очень сложной ситуации. Зерна есть рациональные у обеих сторон. Не могу сказать, что кто-то безусловно прав.

Мы проверку проводим в Россельхознадзоре, такая же проверка проводится в департаменте. Результаты — в ближайшее время.

Но примирительная точка не поставлена:

— Вы составили более 430 незаконных протоколов, — заявил Вячеслав Бобров представителям Россельхознадзора. — Кто вам разрешил составлять эти материалы?.. Теперь вы переориентировали своих людей на какие-то сообщения. Протоколы у вас незаконные, и на сообщения мы реагировать не собираемся — не могут ходить по нашей территории какие-то люди с ружьем и составлять нам какие-то сообщения странной формы. Нам дано четкое указание: увидим работников Россельхознадзора с ружьем на нашей территории — административная статья вам обеспечена

— Проверка – вещь, от которой вы не можете отказаться. Протоколы писали и будем писать, пока не получим других указаний, — парировал Геннадий Гитлиц.

А «ТН» он в конце концов сказал:

— Ситуация, в которую их и нас поставили, была просто запрограммирована на ошибки. Боюсь, в ходе дележки будет порушено все, что создавалось 30 лет…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + 14 =