Владимир Емешев: «Черное золото» приносит убытки

На сегодняшний день наши недропользователи освоили на геологоразведке около 6,5 млрд руб. и прирастили около 35 млн тонн извлекаемых запасов нефти. «Программу, которую планировали, выполнили почти все, за исключением «Томскнефти». За два года мы прирастили под 80 млн тонн запасов – это хороший задел на 7-8 лет при сегодняшних темпах добычи. Пока провала нет: по 2008 году мы приращиваем 1,5-1,8% в добыче. Зарплаты у нефтяников еще не упали, — сообщил корреспонденту «ТН» замгубернатора по недропользованию Владимир Емешев.

На этом оптимистичная часть беседы с вице-губернатором, по сути, завершилась. Потому что остальные факты и тезисы, изложенные Емешевым, свидетельствуют: наших нефтяников ожидают серьезные потрясения.

Понятно, что кризисная ситуация связана с падением цены на нефть и огромными кредитами, которые компании набрали в иностранных банках под обеспечение собственными акциями, стоившими тогда в 2-3 раза дороже, чем сейчас.

Сейчас у недропользователей идет серьезное сворачивание программ: так, например, «Томскнефть» планирует на следующий год снижение капвложений в бурение в 5 раз – до 4 млрд руб. По самым оптимистичным подсчетам, добыча уменьшится на 2-4%. Впрочем, предсказывать трудно – все опять-таки зависит от мировых котировок:

— Рентабельная цена на нефть для нашего региона – не меньше 65 долларов. Для реализации тех масштабных программ капвложений, которые раньше «Томскнефть» составляла для себя (около 20 млрд. рублей), цена должна быть 105 долларов. Минимальная безубыточная рентабельность по некоторым томским месторождениям — 50-55. Так что существующие сегодня 40 с хвостиком долларов за баррель ставят перед нефтяниками вопрос остановки месторождений, потому что в этих условиях каждая добытая тонна нефти приносит им огромные убытки.

— А кому в этой ситуации хуже – «Томскнефти» или малым недропользователям? Не разорятся «малыши», не повылетают с нефтяного поля?

— Они будут притормаживать свои темпы, консервироваться, возможно, отказываться от месторождений. Но не умирать. Потому что малые предприятия работают по большей части на своих оборотных средствах, масштабных займов у них нет. Когда им нужны были деньги, они проводили допэмиссии и просто продавали акции. Обслуживают они себя сами. Поэтому кризис для них не разрушителен, и чувствуют они себя в ситуации кризиса намного лучше, чем большие компании.

— Притормозят ощутимо?

— На правобережье «Норд-Империал» и «Стимул-Т» свои работы продолжают вести, 80% наших малых недропользоватей программу, которую для себя планировали, уже практически выполнили. Более того, на 2009 год собираются работать примерно в тех же объемах: по 1 скважине разведки и по 4-6 эксплуатационных. Но малые компании — это всего по 12% добытой на территории нефти. Основное падение нам даст большой добытчик – «Томскнефть».

— Как – если зарплаты у нефтяников, как вы говорите, еще не упали и сокращений нет?

— Больше всего пострадают те, кто работал на нефтяников. «Томскнефть» резко сокращает капвложения в геологоразведку. Что же делать оставшимся без заказов «Томскбурнефтегазу» и Сибирской сервисной компании, у которых по 3,5 тыс. работников? А геофизикам? Строителям? Это проблема посерьезней. Малым недропользователям, конечно, тяжело, но они в обладминистрацию на проблемы с кризисом пока не жалуются. А вот от оставшихся без договоров предприятий, которые обслуживают нефтяников, просто вал вопросов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.