«Пятилетний ребенок мог нарисовать»

Присяжные пошли красной линией

На прошлой неделе суд закончил рассмотрение второго эпизода обвинения по делу Александра Макарова.

Напомним суть. Сторона обвинения считает, что Александр Макаров, «используя полномочия мэра и желая способствовать обогащению своего сына, принял ряд постановлений, повлекших незаконное введение в эксплуатацию капитального магазина по ул. Интернационалистов, 31-а, и выкуп земельного участка под ним». Сторона защиты отвергает все обвинения.

Несколько коротких фрагментов на тему «красные линии».

«Ну что ты, Зяблицев?»

Свидетель, частный предприниматель Андрей Зяблицев.

— Занимали ли вы земельный участок по ул. Интернационалистов, 31? — здесь и далее гособвинитель Елена Караваева.

— Больше 5 лет. Еще при мэре Коновалове (оформили. – Прим. авт.)… Когда в августе 1997 года я попытался продлить (постановление об аренде участка. – Прим. авт.), мне было отказано…

— Вы собирались участок использовать для киоска?

— Собирался снова реконструировать, даже был проект павильончика – пытались согласовать…

— Официальный ответ из мэрии получили?

— Бумаги не сохранились — давно… Было сказано, что красная зона.

— Вы знали, что через участок проходит красная линия?

— Знал. Поэтому у нас было постановление на временное размещение… Капитальное строение изначально было запрещено — красные линии.

— Как дальше развивались события?

— …В декабре 97-го… меня вызвали к Авсейкову (бывший главный архитектор города. – Прим. авт.). Он обвинил меня, что я подделал постановление мэра Коновалова на выделение земельного участка. Я начал возмущаться, он сказал: «Сейчас вызову наряд милиции и отправим тебя в СИЗО за подделку документов… Мне Макаров дал поручение – в течение недели решить вопрос по земельному участку»…

— …Авсейков сказал, для кого освобождает участок?

— Сказал, что это место займет порядочный предприниматель… Сын Макарова.

— …Хотели, чтобы вы убрали киоск до истечения срока аренды? (Весна 1998 года. – Прим. авт.)

— В течение недели… Потом пошли навстречу – разрешаем пока…

— Киоск все-таки убрали с этого места?

— Передвинули. Силами Ленинского ПЖРТ…

— Что дальше происходило с участком?

— Сразу начали застраивать.

— Ястребова знаете?

— Нет.

— Илья Макаров там появлялся?

— Да… За неделю до окончания срока аренды мне звонит продавец в истерике: «Подъехали кран, платформа, сказали выметаться, начали выкидывать товар на улицу» – сотрудники Ленинского ПЖРТ… Когда я подъехал, там был Илья Макаров, который подошел ко мне: «Ну что ты, Зяблицев? Ты здесь постоял, теперь я тут стоять буду».

— Магазин в какой стадии был?

— Уже построен.

— Откуда узнали, что это Илья?

— Он представился, и визуально я его знал – случайно раньше видел.

— Какие-либо документы Илья вам показывал?

— Кто я такой, чтобы передо мной отчитываться… Мое дело было — спокойно уйти, но и уйти спокойно мне не дали.

— Сколько у вас было киосков? – здесь и далее вопросы Александра Макарова.

— Два.

— Их судьба?

— Они были снесены.

— Тоже. А вы в курсе, что в те годы, 97-98-м, проводился массовый снос самовольных киосков по всему городу?

— Снос должен быть законным…

— Мэр вас вызывал, угрожал, заставлял?

— …Мне угрожал главный архитектор, сказавший, что действует по распоряжению мэра.

— Видели это распоряжение?

— Это со слов Авсейкова.

— А если бы, со слов Авсейкова, мэр сказал, что надо кастрировать кого-то? Поверили бы?

— Собственно говоря, Александр Сергеевич, в те времена так и поступали.

— Замечательно, идем дальше…

«Нет ни одной красной линии»

Показания дает Александр Макаров.

— …Не буду комментировать домашние заготовки свидетеля (Зяблицев. – Прим. авт.)… но хочу напомнить ситуацию 96-го года, когда я стал мэром. В Томске стояли более двух тысяч ржавых железных киосков. Естественно, было принято решение их убирать. Первый принцип – благоустройство города. Второе: вспомним ассортимент – спиртное, сигареты, иногда скоропортящиеся продукты. Киоск 25 кв. м – ни холодильника, ни туалета, ни руки помыть… С другой стороны, не было магазинов шаговой доступности. Каков был принцип – можно ли на этом месте построить небольшой магазин? А кому отдать приоритет? Те, чьи киоски сносили, имели право написать заявление в администрацию, если можно было поставить магазин… Если люди не выражали такого желания, они рассматривались архитектурой, но не мэром – мэр не может заниматься каждым магазинчиком… В 97-м было снесено более 400 железных киосков, поэтому таких недовольных было, конечно, много…

…Со всеми документами в 97-98 годах (по ул. Интернационалистов, 31. – Прим. авт.) ко мне ходил предприниматель Ястребов. С какого момента там мой сын участвовал, мне трудно сказать: еще раз говорю – я никогда не вмешивался в дела сына.

… В соответствии с Градостроительным кодексом и 1998, и 2002 года красные линии в обязательном порядке утверждаются как приложение к генеральному плану представительным органом власти… Когда я стал мэром… архитектор мне признался: «Александр Сергеевич, более чем на трети города не существует утвержденных красных линий, вообще»…

— С 1997-го по 2006-й депутаты гордумы хотя бы раз переутвердили или утвердили границы красных линий? – адвокат Игорь Трубников.

— …Ни разу, уже началась проработка генерального плана, и не было смысла промежуточные такие вещи делать…

…На Каштаке нет ни одной красной линии, проведенной с соблюдением норм Градостроительного кодекса и 1998, и 2002 года. Красные линии, которые были на Каштаке нарисованы, мог нарисовать пятилетний ребенок. Это линии, которые делались при проекте детальной планировки институтом «Томскгражданпроект». Ими можно руководствоваться, но они не носят характера нормативного акта, обязательного к исполнению.

— …А вообще при выделении земельных участков, при предоставлении их в аренду для строительства, в дальнейшем при передаче их в собственность вы какими красными линиями-то руководствовались? Ну, не вы лично, а администрация, — здесь и далее вопросы гособвинителя.

— Вот именно – администрация… Руководствовались теми, которые есть. И никто не смотрел, «Томскгражданпроект» их нанес или Вася Петров нарисовал, просто они есть, и вынуждены были ими руководствоваться.

— То есть существующим проектам детальной планировки следовали?

— Да, разумеется.

— А почему в этом случае сделали исключение?

— …Могу назвать десятки объектов и частных, и физических, и юридических лиц, в частности здание прокуратуры по пр. Фрунзе, которые построены на красных линиях.

— Давайте так: почему в этих случаях делались исключения?

— Еще раз говорю: мэр не проектирует и не делает привязку на местности. Вы от мэра слишком много хотите, чтоб он за магазинчиками бегал, измерял, где, чего и как… Вопросы к специалистам…

— Почему начиная с 1996 года вы не приняли никаких мер, чтобы упорядочить ситуацию с красными линиями?

— Упорядочить можно было одним путем: надо было заказать и разработать новый генеральный план развития города. Это очень дорого, это очень инерционный и длительный процесс — пока мы конкурс провели… прошло минимум 2,5-3 года. Еще раз говорю: это очень сложный процесс…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.