Сергей Мерзляков: Резервы всегда есть

Вице-президент — руководитель дирекции пластиков и органического синтеза холдинга «СИБУР» Сергей Мерзляков рассказал о том, как компания собирается пережить мировой экономический кризис.

— Как мировой кризис сказался на бизнесе предприятий дирекции пластиков и органического синтеза СИБУРа?

— Негативные процессы в экономике развивались достаточно стремительно. Еще в середине сентября было все неочевидно, а затем ситуация резко ухудшилась. Стоимость полимерной продукции упала к концу ноября в 2-3,5 раза. Например, томский полиэтилен стоил около 60 тысяч рублей за тонну, а на начало декабря его цена снизилась до уровня ниже 30 тысяч. При этом постоянные издержки – энергетика, зарплата и прочее — у нас не изменились. Выручка от реализации в итоге практически не позволяет покрыть затраты на производство продукции. Такая ситуация и по другим группам продукции, которые выпускает СИБУР, – стиролу, спиртам, окиси этилена и гликолей, каучукам и др. Мы вынуждены разгружать наши мощности, но пока мы не остановили работу ни одного нашего предприятия. Необходимо также подчеркнуть, что кризис затронул не только российскую нефтехимию – все ведущие мировые компании закрывают заводы и сокращают персонал.

— Из-за чего, на ваш взгляд, осенью случился настоящий обвал цен и спроса?

— В моем понимании, одна из главных причин того, что в октябре — ноябре случился обвал рынка, — это безудержный рост запасов с февраля по август этого года, тогда как реальный спрос уже существенно сократился. Виной всему постоянный спекулятивный рост цен на продукцию нефтехимии – трейдеры и потребители стремились купить сегодня подешевле, ожидая, что завтра цены будут еще выше, чем сегодня, к тому же это подогревалось дешевыми и доступными кредитными ресурсами.

Тот момент, когда нужно было плавно снижать цены и объемы производства, и мы, и другие компании по всему миру не успели поймать. США еще в первой половине года перестали потреблять товары в обычных для последних лет количествах из-за ипотечного кризиса, который сказался на экономике как частных лиц, так и всех отраслей реального сектора экономики. А именно туда в большинстве своем экспортировал наш ключевой потребитель сырья – Китай. В результате произошло затоваривание рынков, в том числе самого большого по потреблению – китайского, который к тому же ограничил импорт из России нефтехимической продукции еще раньше – на время проведения Олимпийских игр. В общем, перегрев рынка был очень сильный, и когда пузырь лопнул, накрыло всех.

Антикризисные планы

— Как СИБУР реагирует на кризис?

— У всех предприятий существуют антикризисные планы по сокращению издержек – расходов на тепло, электроэнергию, персонал и т.д. Все начали активно работать в этом направлении, и мы ожидаем экономию в размере 30-50 процентов. Мы предпринимаем ряд жестких мер, но это единственная возможность выжить в нынешних сложных условиях. Если не проводить оптимизационные мероприятия, то придется останавливать или даже закрывать предприятия. Хочу также подчеркнуть, что сейчас очень четко проявляются все плюсы вертикальной интеграции наших предприятий, их нахождения в большом холдинге, который имеет собственное сырье и единую систему сбыта. В одиночку какому-нибудь заводу выжить было бы практически невозможно.

— Есть ли еще резервы для сокращения издержек?

— Резервы всегда есть. Остается еще небольшая «жировая прослойка». Другой вопрос, что без нее сложно существовать. Какой-то период времени можно прожить в условиях жесткой оптимизации, но постоянно существовать в этих условиях нельзя.

— Планируется ли снижение зарплат в холдинге?

— Пока мы этого не планируем. Будет снижен общий фонд оплаты труда за счет оптимизации численности персонала.

— Как СИБУР решает проблему сбыта продукции?

— Мы сосредоточили усилия на реализации продукции прежде всего внутри России. В результате на протяжении последних двух месяцев осени мы очень серьезно упрочили свои позиции по ключевым видам продукции. Тем не менее сейчас уровень потребления продолжает падать, и декабрь — январь будут для нас самыми тяжелыми. Это и так сложные месяцы, поскольку происходит сезонный спад деловой активности, а в нынешних кризисных условиях проблем будет намного больше. Понимая это, мы существенно разгрузили некоторые производства.

Реалии «Томскнефтехима»

— Что происходит сейчас на «Томскнефтехиме»?

— Первые 9 месяцев 2008 года предприятие демонстрировало уверенный рост и по объемам производства, и по финансовым показателям. Октябрь — ноябрь были самыми тяжелыми – из-за затоваривания складов в середине ноября мы были вынуждены остановить одну нитку полиэтилена, существенно разгрузили пиролиз. Это произошло впервые за последние лет восемь. Все предыдущие годы мы наращивали производство, боролись с каждым днем простоя, уменьшали сроки капремонтов. В то же время по полипропилену у нас ситуация более благополучная, поскольку нам удалось заключить твердые контракты на продажу примерно 70% годового объема производства.

— Чего ждать предприятию в следующем году?

— Что касается дальнейшего развития событий, то в дирекции принято решение, что мы будем восстанавливать загрузку полиэтилена, начинать уже в конце 2008 года работать двумя нитками, что позволит нам загрузить пиролиз процентов на 80. Это стало возможным благодаря нашим усилиям по увеличению продаж на внутреннем рынке. Если ситуация в экономике не продолжит резко ухудшаться, то мы реализуем эти планы. Кроме того, мы продолжим осуществлять антикризисные меры и снижать издержки, в том числе и в плане оптимизации оргструктуры и численности персонала. Все это позволит нам достаточно оптимистично смотреть на операционные результаты работы «Томскнефтехима» в зимний период.

— Слово «оптимизация» многих пугает.

— Лучше сейчас провести хирургическую операцию, поскольку потом больного можно просто не вылечить. Если мы не проведем оптимизационные мероприятия сейчас, то будем вынуждены останавливать и закрывать производства. Социальные и прочие последствия этого будут очень тяжелыми. Кроме того, я хотел бы подчеркнуть, что оптимизация работы предприятия шла и до кризиса. Вопрос повышения производительности труда для СИБУРа и других отечественных предприятий нефтехимии — один из главных. У ведущих мировых компаний производительность труда выше в несколько раз, на аналогичных нашим заводах работает в четыре-пять раз меньше людей, а размер заработной платы у нас уже сопоставим с Восточной Европой. Это сильно ухудшает нашу конкурентоспособность.

План Б

— Что будет делать СИБУР, если кризисные явления в экономике будут усугубляться?

— Сейчас мы видим некоторые позитивные сдвиги на рынке, спрос вроде как начинает потихоньку оживать. Но пока непонятно, насколько глубоким окажется мировой кризис и как долго он продлится. У нас есть план Б на случай ухудшения ситуации – мы должны будем еще больше ужаться по всем затратам, оставить только ключевой персонал, при этом постараться максимально сохранить действующие производства, полностью не останавливать предприятия зимой, поскольку запустить их потом будет достаточно дорого и сложно. Наша задача – не допустить каких-то аварийных ситуаций, не поставить под угрозу имущественный комплекс холдинга.

Анастасия БЕЛЯЕВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.