Заключенные в объятия

Истории любви по разные стороны колючей проволоки

В исправительной колонии строгого режима № 4 не так давно состоялось торжественное и радостное событие – женились трое заключенных. Бракосочетания проводились в клубе, куда специально был приглашен работник ЗАГСа. Женихи в костюмах, невесты в нарядных платьях, кольца, цветы, музыка. По окончании церемонии молодые и их родственники поднялись в кафе-бар отметить знаменательное событие. (Чуть позже новобрачным предоставят длительные свидания.) Свадьбы в «четверке» проводятся раз в три месяца. Как и на воле, им предшествуют мечты, раздумья, сомнения… Плюс большая работа психолога колонии Елены Молчановой. — Елена Павловна, каким образом люди, находящиеся по разные стороны колючей проволоки, приходят к мысли о женитьбе? Как они вообще узнают друг о друге?

— По-разному складывается. Случается, здесь оживают прежние знакомства, старые связи. Иногда в тюрьме встречаются бывшие супруги – жили когда-то вместе, да жизнь, как говорится, развела. Но вот произошло несчастье, кто-то (мужчина или женщина) первым подал сигнал. Списались. Встретились на краткосрочном свидании; потом – на длительном. И так постепенно созрело решение вступить в брак. Обычно таким людям уже по 35-40 лет.

Еще вариант: наши молодожены ранее жили вместе, даже имели детей, но не были официально зарегистрированы. А теперь, когда сожитель в тюрьме, наконец решились. (Чаще всего это делается ради детей и ради женщины. Чтоб не было разных мнений по поводу наличия в семье отца и мужа – то ли он есть, то ли его нет…)

Молодым людям, попавшим в колонию, нередко помогают друзья с воли и матери. Находят подходящих, с их точки зрения, кандидаток в жены. Знакомят. Кто-то из девушек готов скрасить осужденному срок в качестве временной подруги со штампом в паспорте. А кто-то надеется выстроить длительные прочные отношения.

Подруга дней моих суровых

— Мужчины, находящиеся здесь, всеядны?..

— Отнюдь! Бывает, начинают капризничать: «Моя мама нашла подругу, а она мне не нравится». На некоторые такого рода претензии отвечаю жестко: «Не нравится – сиди один. Или пользуйся тем, что тебе предоставили». С другой стороны, позиция разборчивого осужденного вызывает уважение – не хочет человек идти на поводу у физиологии, ищет симпатии, духовной близости. И это хорошо, это означает, что, когда он встретит женщину, отвечающую его запросам, у них сложится нормальный брак.

— К вам обращаются за помощью?

— Время от времени осужденные молодые люди приносят мне фотографии своих подруг и задают вопрос в лоб: «Посмотрите, вы же психолог. Скажите, что в ней плохого, что хорошего?» Отвечаю так же прямо: «Как я могу оценить? Это ведь твоя девушка. Да и фотография – просто парадная сторона жизни. Пусть лучше она сама придет ко мне на прием, тогда и поговорим».

— Приходят?

— За последние 4 месяца было 8 человек. И тоже задают вопрос: «Расскажите, какой он?..»

— Что вы стараетесь выяснить о потенциальных женах в первую очередь?

— Насколько девушка уверена в себе, самодостаточна, самостоятельна в жизни. (Это очень важно, поскольку именно этих качеств зачастую недостает находящимся в колонии мужчинам.) Как она смотрит на общение через стекло и видеотелефон? Как относится к платоническим отношениям, готова ли ждать? Ну и уровень ее запросов, конечно.

Вскормленный в неволе орел молодой

— И каков он?

— Современные девушки говорят так: «На воле нормальных парней немного. В основном все разобраны. Остались пьяницы, наркоманы, токсикоманы, ничего не умеющие делать. На что они?» Девушкам нужны хозяйственные, работящие, крепкие. И здесь, по их мнению, таких еще можно найти.

Кстати, нашими мужчинами интересуются не только молоденькие. Совсем недавно у меня состоялась интересная встреча – женщина, уже под сорок, но выглядит замечательно – высокая, стройная, современная. Двое детей. Работает в организации, где мужская половина представлена достаточно широко, вроде бы есть выбор. И тем не менее обратилась ко мне: помогите подобрать спутника жизни. (Лет 40-45. И желательно, чтобы в прошлой жизни не было детей.)

В ходе разговора выяснилось, что дама еще в юности познакомилась с одним из наших сидельцев. Когда он освободился, вышла за него замуж и 12 лет была вполне довольна. Муж умер, но у нее сохранился образ сильного мужчины, защитника, семьянина, давшего ей детей… Так что у нее есть основания считать, что и в исправительном учреждении можно найти нормальных людей, подходящих для семейной жизни.

И этот случай не исключение. За последние 7 лет у меня находилось 6-7 супружеских пар на психологическом сопровождении. Это люди, заключившие брак в стенах колонии. После освобождения у них все сложилось благополучно, продолжают жить вместе.

То чудится тебе…

— Мы плавно подошли к вопросу о стереотипах. Насколько верны представления женщин о будущих мужьях?

— Скажу об одном распространенном заблуждении. Ко мне обратилась девушка, которая никак не могла решиться на брак с нашим осужденным. Причину она сформулировала откровенно: «Мы хотим зарегистрироваться, но говорят, те, кто сидит, в сексе совершенно ужасные! Немыслимые какие-то!..» Увы, это одна из легенд. Разочарую: они обыкновенные, а порой даже слабоватые, поскольку постоянный аскетизм не способствует повышению мужской силы.

— И все-таки у вас предусмотрены длительные трехдневные свидания. По логике вещей, должны быть и дети.

— Жены осужденных не торопятся обзаводиться малышами. Сперва хотят посмотреть, какими их избранники окажутся на воле… Но ребятишки, конечно, рождаются. Мамы привозят их сюда – показать через стекло. Папы бывают счастливы до слез.

— Осужденному легче жить, когда у него появляется семья?

— Да, и это не только снимает физиологическое напряжение. Меняется отношение к отбыванию наказания. Несмотря на серьезный срок, появляется надежда на будущее. Человек начинает всеми силами зарабатывать право на условно-досрочное освобождение.

 

Одна из трех пар – Сергей и Ирина Пшеничниковы. Были знакомы еще до колонии. Она – врач, он – водитель на «скорой помощи». — На свободе любили да любили, жили да жили себе, а здесь решили оформить отношения, — рассказывает Сергей. – Прежде всего из-за Ирины. Обстановка здесь такая. Не хочется писать в заявлении: «Прошу предоставить свидание с сожительницей». Ненормальное слово. Обидное. С «гражданской женой»? Тоже не то. Лучше просто: «с женой». Ирине предстоит ходить на краткосрочные и долгосрочные свидания с супругом еще 7 лет. Она продолжает трудиться на «скорой». Не только потому, что считает эту тяжелую работу самой неожиданной и интересной. Уверена: на дежурствах время летит быстрее.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × 5 =