Казус, деньги, два залога

Не каждый кандидат долетит до регистрации

Вчера, 28 января, в 18 часов вечера истекло время регистрации кандидатов на пост мэра Томска. Список из 12 претендентов, заявивших о своем намерении участвовать в выборах, сократился наполовину.

Загадка Афанасьева

Трое самовыдвиженцев фактически не сделали ничего, чтобы попасть в избирательный бюллетень: не представили ни подписные листы в свою поддержку (по закону необходимо 3,5 тыс. подписей), ни избирательный залог (750 тыс. рублей). В двух случаях иной исход был бы мини-сенсацией – финансовые и организационные ресурсы доцента кафедры экономики ТПУ Магеррама Гасанова и пенсионерки Светланы Будеевой слишком мизерны, чтобы дойти до регистрации. Хватает лишь на то, чтобы дойти до горизбиркома. Явно по этой же причине еще один претендент — общественник Владимир Фурсин — снял свою кандидатуру.

А вот с Виктором Афанасьевым ситуация представляется другой. Не сомневаюсь, что бывший заместитель мэра по строительству и один из очень влиятельных людей в администрации Александра Макарова мог организовать и сбор подписей, и денежный залог. Мог, но не стал. То есть имеет место не кризис возможностей, а кризис цели. Кто и какую предвыборную комбинацию задумывал и почему потом отменил ее, можно лишь догадываться.

Партийная благодать

Четверо участников гонки – Иван Кучеров (КПРФ), Евгений Гусев (ЛДПР), Галина Немцева («Справедливая Россия»), Николай Николайчук («Единая Россия») — зарегистрированы горизбиркомом автоматически: выдвиженцы партий, представленных в Госдуме РФ, освобождены от необходимости и собирать подписи, и вносить залог.

Давно и многими уже сказано, что эта норма не самая демократичная. При введении она подавалась как способ ускоренного создания партийной системы, но по сути дает преимущество одним кандидатам перед другими.

Ошибка Волкова

Из оставшейся четверки подписные листы представил только Андрей Волков. Результат из прогнозируемых. С финансами у активиста-общественника из «Яблоко» всегда было неважно, зато Волков большой профессионал в технологических вопросах организации избирательной кампании – участвовал чуть ли не во всех выборах последнего десятилетия и опыт наработал богатейший. (Из представленных подписей только 25 признаны недействительными – потрясающий результат). Возможно, что Волкову кто-то помог. Например, не исключено, что избирательную кампанию он собирался вести в некоей связке с Александром Деевым.

Однако участвовать в выборах Волкову не придется: вопреки закону он сдал первый финансовый отчет не в последний день выдвижения — 22 января, а 23-го. Председатель горизбиркома Татьяна Арбузова сказала «ТН», что поражена такой ошибкой столь опытного человека, и подчеркнула: 22-го весь избирком звонил Волкову, чтобы напомнить о финотчете, однако телефон кандидата был недоступен.

28 января комиссия приняла решение об отказе в регистрации Волкова. (При ином решении, не сомневаюсь, последовал бы иск от кого-либо из кандидатов об отмене регистрации). Волков не согласен с избиркомом: он превентивно подал иск в суд с требованием принять его финансовый отчет, но в понедельник, 26 января, суд этот иск отклонил. Зная Волкова, с уверенностью можно полагать, что череда юридических разбирательств продолжится.

Прецедент Кузнецова

Трое соискателей кандидатского мандата внесли избирательный залог. У двух из них при этом возникли проблемы.

27 января горизбирком отказал активисту из Тимирязево Геннадию Кузнецову в регистрации, поскольку он внес только 30 тыс. рублей.

Как заранее предполагали в избиркоме и как уже подтвердил сам Кузнецов, он хочет создать юридический прецедент – обжаловать закон, устанавливающий размер залога, как нарушающий конституционные права гражданина. Словом, теперь член левацкой «Конфедерации труда» будет на своем примере нести в мир свет истин классовой борьбы: указывать на несправедливость самой системы буржуинских выборов, в которых простой пенсионер или человек наемного труда не может участвовать.

(Напомню, Кузнецов стал широко известен как один из организаторов акций протеста, направленных против присоединения Тимирязево к Томску.)

Деньги Деева

У Александра Деева была денежная проблема прямо противоположного Кузнецову свойства – редактор «Томской недели» внес не один, а фактически два избирательных залога. Деев стал жертвой ошибки одного из своих бизнес-спонсоров. Распространено мнение, что залог – легкий путь для регистрации. На самом деле — тоже хлопотный. Избирательный фонд кандидата формируется по строгим правилам: сам кандидат может внести не более 200 тыс. рублей, юридическое лицо – не более 100, физическое – не более 10. Все переводы денег должны быть правильно оформлены. Один из юридических спонсоров Деева провел перевод с нарушением закона. Причем, как сказала «ТН» Татьяна Арбузова, Деев первым обнаружил ошибку. В результате он написал заявление об отказе баллотироваться, а через 10 минут – снова о желании участвовать в выборах. И повторно внес еще 750 тыс. залога. (Через несколько дней горизбирком вернул кандидату первый залог.)

Этот казус, с одной стороны, подтвердил, что с деньгами Деев проблем не испытывает. (Недавно писал и повторю: Деев на страницах подведомственного ему издания фактически уже год ведет свою избирательную кампанию, и кто ее финансирует – тайна тайн.) С другой стороны, получилась неувязка с образом кандидата, народом мобилизованного на борьбу за кресло мэра. В самом деле, Деев заявляет, что томичи массово просили его идти на выборы, но при этом сбор подписей в свою поддержку он счел делом рискованным. А «непрошеный» Волков собрал…

Явление Маркелова

Откуда взял деньги на избирательный залог скромный муниципальный труженик Борис Маркелов? Считаю, в тонете прозвучало реалистическое предположение о том, что Маркелов будет партнером Николайчука.

Отсев

Итак, до регистрации дошли шесть кандидатов — четыре партийца плюс Деев и Маркелов. Полагаю, процесс отсева не закончен, и в бюллетенях 1 марта избиратели увидят пять или даже четыре фамилии.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять − два =