Украли… самоловы?

— Иду из прокуратуры, давал объяснения, представлял видеоматериалы; доказывал, что сети на реках мы не изымаем, — рассказывает директор общественной организации «Экологический центр «Стриж» Евгений Мурзаханов. — Мы изымаем самоловы.

Заявление в прокуратуру написал федеральный орган: отдел Государственного контроля, надзора и охраны водных биологических ресурсов по Томской области (подразделение Верхнеобского территориального управления).

Историю взаимонепонимания федералов и общественников «Стрижи» излагают в открытом письме СМИ: «…применение самоловов запрещено еще со времен Петра I. За последние два месяца нашими усилиями от самоловов были зачищены Верхнекиреевская, Старообская и Саргатская зимовальные ямы, снято более тысячи самоловных крючков. Но наша работа встречает странную реакцию со стороны рыбоохраны. После нашего рейда в Кривошеинский район в декабре прошлого года из рыбоохраны пришло письмо с обвинением в самоуправстве. Затем в Кривошеинское РОВД и в рыбинспекцию приходят сразу четыре заявления от жителей Шегарского и Кривошеинского районов с обвинением экологического центра «Стриж» в краже ставных рыболовных сетей на сумму 15 тыс. рублей. Все заявления удивительно похожи друг на друга. Мы приняли решение о подготовке исков в суд о защите нашей деловой репутации».

— Мы проводим рейды регулярно, после каждого рыбоохрана начинает слать грозные письма, — добавляет Евгений. – Знаем и про заявления: один из обратившихся у нас числится в ряду самых злостных браконьеров.

— У нас порядка 10 жалоб из районов — люди возмущены, — высказал «ТН» свое понимание ситуации старший госинспектор отдела Виктор Сиротин. — Все орудия лова находятся в частной собственности. По сути, это воровство. Да, мы направили документы в прокуратуру — после того как три раза приглашали представителей «Стрижа» и пытались разобраться, предупреждали, что будем вынуждены так поступить. Институт общественных инспекторов упразднен уже лет 5. Мы – единственная организация в области, кто имеет право осуществлять надзор за деятельностью рыболовов. У нас 23 инспектора, в прошлом году ими составлено 2 тыс. протоколов, изъяты самоловы. Есть процедура: по закону надо вызвать хозяина снасти, составить протокол. Если хозяина нет, снасть изымается, хранится в течение месяца, потом уничтожается актом. Если у «Стрижа» есть информация о браконьерах, они должны обращаться к нам. Мы готовы брать их с собой в качестве понятых. А они едут самостоятельно, безграмотно, совершают такие действия… Думаю, прокуратура все разъяснит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.