Катаракта бензоколонки

Президент областной общественной организации любителей внедорожников и активного отдыха Ринат Шарафиев утверждает, что его самым наглым образом ограбила оператор АЗС. Оператор со своей стороны обвиняет Шафариева в заведомо ложном доносе. Установить истину будет очень сложно…

«Взяла деньги!»

25 марта Ринат Шарафиев (на фото) после поездки за город решил сменить на своем УАЗе колеса. Взяв дома 37 тысяч рублей, отправился за покупкой. Вместе с ним поехал член клуба любителей внедорожников Александр Шмидт. По дороге заехали на АЗС, Шарафиев отдал оператору 500 рублей, заправился на 213 и, уже сев в машину, посмотрел сдачу – обсчитали! Вернулся. Потребовал не только сдачу, но и жалобную книгу:

— Стоял возле машины, записывал свои претензии, — рассказывает Ринат, — неожиданно подбежала оператор. Оттолкнув меня, схватила с сиденья мой блокнот и бросилась к будке. Я следом, кричу: «Отдай, там деньги!» — все 36 500 рублей в блокнот сложил. Заскочила в будку, захлопнула дверь, опустила жалюзи. «Ну все, — говорю Александру, — вызываем милицию». Девушка поняла, что мы настроены серьезно. Вышла, начала мне блокнот совать. Я не беру — пусть милиционеры с ней разбираются. Тогда оператор бросила его на сиденье УАЗа – уже пустой.

То, что денег внутри нет, уточнил Шарафиев, он понял сразу — блокнот небольшой, купюры должны были разлететься по салону.

— Приехал участковый. Взял с меня объяснение. У участкового оператор почему-то называлась «неизвестное лицо». Кому неизвестное?!.. Я попросил милиционера снять кассу заправки – вдруг деньги спрятаны туда. Надеялся, что он осмотрит будку, доставит находящихся там людей в РОВД (кроме оператора на момент инцидента внутри было еще двое мужчин). Но одному из них участковый дал уйти, а оператору вместо служебной машины позволил ехать в райотдел в автомобиле начальника службы безопасности АЗС.

Словом, Ринат считает, что милиционер не принял мер к обнаружению похищенных денег и не собрал доказательств на месте происшествия. Вообще, у Шафариева масса претензий к работе милиции, в том числе:

— Попросил дознавателя не затягивать с экспертизой изъятого блокнота: «Там необходимые клубные записи, а на носу соревнования…» В ответ дознаватель вытащила из полиэтиленового пакета блокнот: «Перепишите, что вам нужно». Значит, можно запросто распаковать вещдок? — возмущается Ринат и заканчивает: — Я хочу, чтобы итогом расследования и суда стало возвращение денег. Мне все равно, кто возместит ущерб: оператор, руководство АЗС или милиция. Понимаю, что сделать это будет непросто: после того, как участковый «поработал» на месте преступления, сложилась тупиковая ситуация: мое слово против слова оператора заправки. Но я готов бороться за свою собственность.

«Не брала деньги!»

Оператор АЗС написала в милицию встречное заявление, в котором обвинила Шарафиева в даче заведомо ложных показаний. Начала обеих историй, изложенных в документах, в общих чертах совпадают. Обслуживая клиента на УАЗ-469, девушка обнаружила, что неправильно выдала сдачу. Когда водитель подошел, отсчитала недостающую сумму – 71 рубль. Но это его не удовлетворило, мужчина потребовал жалобную книгу. Возвращать ее не хотел, сказал: «Заберете в администрации».

Далее в заявлении оператора сказано: «На мой вопрос, на каком основании забираете книгу, он ответил нецензурной бранью. Клиент стоял возле кабины, жалобная книга лежала на сиденье, дверь была открыта. Я попыталась ее забрать, но книгу схватил пассажир УАЗа. В этот момент я машинально, не задумываясь, взяла блокнот, лежащий на сиденье, и сказала: «Вернешь жалобную книгу – отдам блокнот!» Последовала нецензурная брань. Я прошла в операторскую и положила блокнот на рабочий стол. Позже в милиции Шарафиев стал утверждать, что в блокноте лежали деньги, и я их забрала. Но я даже не открывала блокнот, он находился в поле зрения клиента и свидетеля – водителя автозаправочной машины. Считаю, что в действиях Шарафиева имеется состав преступления о заведомо ложном доносе, так как я денег не брала».

«Собраться с мыслями»

«ТН» попросили прокомментировать скандальную историю заместителя начальника Октябрьского РОВД Ольгу Ткачеву.

— В соответствии с требованиями УПК милиционер мог произвести осмотр помещения, снять кассу только с разрешения собственника (владельца АЗС), о чем был бы составлен соответствующий протокол. Хозяина в тот момент на автозаправке не было. Провести обыск разрешается в рамках возбужденного уголовного дела по постановлению суда. Таким образом, милиционер сделал только то, на что имел право: опросил участников инцидента и свидетелей – взял 4 объяснения. Он не мог досмотреть оператора или потребовать от нее проехать в РОВД на своей служебной машине, поскольку она не является подозреваемой.

Что касается самого блокнота, дознаватель сообщила, что правил работы с вещдоками не нарушала и пользоваться им Шарафиеву не давала.

— Замкнутый круг: доказательства вины или невиновности собрать невозможно, а без доказательств человека нельзя считать подозреваемым и проводить в отношении него соответствующие действия…

— Участковый, который был послан для разбирательства на АЗС, работает в милиции совсем недавно. Более опытный сотрудник в назревающей конфликтной ситуации настоял бы на выезде следственно-оперативной группы. Возможно, ей удалось бы глубже разобраться в происшествии.

— Что можно посоветовать гражданам, попавшим в аналогичные обстоятельства?

— Если человек считает, что стал жертвой преступления, ему прежде всего, несмотря на шок, надо собраться с мыслями, позвонить «02» и как можно более точно объяснить, что произошло. Назвать свои данные. От этого зависит, какой состав сотрудников будет послан на помощь.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.