Меньше трат — больше толку

Томские вузы ради серьезного дела думают объединиться в консорциум

 Решение проблем развития образования в современных условиях — главная тема 8-го Сибирского форума образования, который пройдет в Томске 9-11 апреля. Участники форума будут обсуждать способы приумножения научно-образовательной силы страны и регионов. Ведь, по их убеждению, только она и может способствовать выходу России из кризиса без особых потерь и с надеждой на достойное будущее.

— Это убеждение базируется на российском и мировом опыте, — говорит вице-губернатор Томской области, профессор Владислав Зинченко. — В США в этом году в полтора раза увеличили объем средств, выделяемых на научные цели. Франция тоже вкладывает в технологические разработки гораздо больше, чем раньше. Почему? Да потому, что знают: подготовленные во время кризиса перспективные разработки и новые технологии перекроят послекризисную карту мировой экономики. А у нас расходы на исследования и НИОКР многие ведомства и предприятия рассматривают сегодня как непрофильные, сокращают едва не в первую очередь. Статистика же свидетельствует: наукоемкое производство гораздо меньше зависит от кризиса, чем традиционное, рутинное. По данным Томскстата, в первые кризисные месяцы (октябрь — декабрь) устойчивость крупных и средних предприятий обрабатывающих отраслей, которые осуществляют технологические инновации, гораздо выше, чем у организаций, которые этим не занимаются. Причем в отличие от последних продолжался рост объемов отгруженных товаров и инвестиций. В нашей области число предприятий в обрабатывающей промышленности, которые занимаются технологическими инновациями, составляет 25%, а в Российской Федерации — около 10% при показателях в странах-лидерах в 70-80%. Один из главных вопросов для России — рост этого показателя, если мы серьезно говорим о повышении конкурентоспособности.

Томский потенциал

— В Томской области интеллектуальный потенциал — главное конкурентное преимущество и основной ресурс для реализации инновационной стратегии. Несколько раз в месяц вместе с ректорами мы обсуждаем проблемы трудоустройства выпускников вузов 2009 года. В области создана инновационная инфраструктура из 35 элементов, мы ставим задачу для каждого наукоемкого предприятия, в том числе и малого, создавать рабочие места для молодых специалистов. Потому что главная антикризисная мера — сбережение человеческого потенциала.

— Откликаются руководители?

— Да. Но говорят: дайте закон о том, что инновационные предприятия могут создаваться вузами. Они бы спасли инновационно-технологическое будущее страны.

— Осенью на совещании в Белгороде вице-премьер Сергей Иванов говорил о том, что такой закон готов и вот-вот будет подписан, да и руководство Минобрнауки говорило об этом документе как о своей заслуге перед обществом…

— А Минфин дал отрицательное заключение — и дело встало. Не знаю, какие особые риски финансисты видят в этом документе, но наш шестилетний опыт существования малых инновационных предприятий под крылом научных институтов и университетов свидетельствует: они работают во благо населения области и российской экономики.

— Выходит, многие наши наукоемкие фирмы живы не благодаря созданным для них государством условиям, а вопреки им?

— Еще в августе 1999 года В. Путин поддержал наше предложение провести в Томской области государственный эксперимент по адаптации научно-образовательного комплекса к условиям рыночной экономики. Денег мы не просили, только согласия на пилотный проект 1999-2001 годов, и распоряжение Правительства РФ за № 1253-р было получено. А с 2002 года в соответствии с принятой Межведомственной программой у нас проводится разработка и реализация первой в стране модели территории инновационного развития.

Результат? Научно-образовательный комплекс области интегрируется сегодня более чем с 350 предприятиями инновационного пояса. Создана инфраструктура, ориентированная на коммерциализацию конкурентоспособных технологий. Размещена и работает (37 резидентов) одна из четырех российских свободных экономических зон технико-внедренческого типа. Благодаря всей этой деятельности в области в 2007 году произведено наукоемкой продукции на 25 млрд рублей. Это 18% от общего объема промышленной продукции томских предприятий, что вдвое выше среднего показателя по РФ. В 2008 году рост объемов по научным исследованиям по сравнению с 2007 годом — 29%.

Консолидация усилий

— А что нас ждет в 2009 году? По самым оптимистичным прогнозам, заказы на НИОКР от предприятий сократятся минимум на 10-15%. Из бюджета на ФЦП средства, клянутся, не урежут, но на многие другие расходы высшей школы деньги уже сократили…

— С учетом всего этого мы подготовили проект участия в конкурсе на национальный исследовательский университет не отдельного вуза Томской области, а корпорации в составе ТГУ, ТПУ, ТУСУРа и СибГМУ.

— Будем честны, опыт федеральных университетов уже показал: обещанных три года назад достижений никто пока не видел.

— Консолидирование в консорциум обещает хороший результат. Мы взяли 10 технологических направлений, где Томск является конкурентоспособным на международном уровне. Отбирали их через научные школы, по объему притока внебюджетных средств на исследования… По этим 10 технологическим направлениям объем привлеченного финансирования на НИОКР (хоздоговорные, контрактные, международные средства) составил в 2008 году чуть меньше 1 млрд рублей. И на такую же сумму в 2008 году выпущено продукции по вузовским разработкам, что ведутся в рамках этих технологических платформ. По нашим подсчетам, даже с учетом риска периода 2009 года (сокращения контрактов, соглашений) у нас будет рост по названным показателям процентов на 10-15. Таким образом, есть задел для начала. К тому же за три предыдущих года благодаря ИОП и ФЦП три наших университета существенно переоснастили исследовательскую базу, вложив в нее более 2 млрд рублей. Плюс мы создали сетевую информационную инфраструктуру во всех университетах и во всех крупных научных центрах — с телепортом, суперкомпьютером. И за счет средств нацпроекта повысили квалификацию 3 тысяч представителей профессорско-преподавательского состава вузов. У нас есть опыт работы с международными структурами, вывода на международные рынки 4-5 новых продуктов ежегодно, продажи наукоемкой продукции… Что нужно еще? Следующий шаг – консолидация усилий и коллективов.

— Тогда почему в этом проекте задействованы не все вузы – где педуниверситет и архитектурно-строительный?

— Они являются участниками двух технологических проектов и проявятся в 11-м подпроекте, в подготовке кадров для инновационной экономики. В том числе и на международном уровне. Но для этого надо получить международные сертификаты учебных курсов, подготовить многие десятки магистерских программ, выстроить сетевую систему центров коллективного пользования уникальным оборудованием… Чтобы томский студент, магистр мог получать знания по одному курсу в одном вузе, по другому — в другом. Там, где лучше всего… Эта работа сконцентрирована в мероприятиях по созданию конкурентной системы образования, которая была бы интересна и нашим зарубежным партнерам. У нас здесь есть задел. Девять лет этой работой занимался ТПУ, координатор проекта – проректор А. Чучалин. ТПУ — безусловный лидер, без его опыта другим вузам на этот путь тоже лет десять минимум потребуется. А тут, в консолидации, возможен вариант быстрой передачи опыта.

У каждого из четырех вузов будущего консорциума существуют заделы для решения практически всех 10 крупных технологических задач государственного масштаба. За пять лет их реализации мы создадим для выпускников вузов порядка 3 тысяч новых рабочих мест и увеличим объем продаж наукоемкой продукции кратно — до 10 млрд рублей в нынешних ценах.

— Над вузами в консорциуме появится какая-то руководящая структура?

— Управляющая, я бы сказал. В части распределения ресурсов, связанных с созданием национальных исследовательских университетов. Остальные деньги они получают каждый самостоятельно и развивают то, что развивали. А деньги национального исследовательского университета в консорциуме дали бы заметный кумулятивный эффект.

С замахом на международные стандарты

— А вписываются ваши предложения в существующее законодательство?

— Не очень. Но ведь в наших предложениях и экономия государственных средств, и оперативное достижение желаемого результата. В конце концов не страна для существования Бюджетного кодекса, а Бюджетный кодекс для существования страны. Не будет этого проекта — вузы представят свои проекты на конкурс национальных исследовательских университетов. И что: за те полтора миллиарда рублей, что пошли бы на развитие консорциума вузов, один выигравший вуз сделает в пять — семь раз меньше, чем могли бы сделать вместе. Это и есть эффективность. Это и есть ответ кризису. Причем на долгие годы: рабочие места создаются на десятилетия, наукоемкая продукция ежегодно выдается на рынок. Если будет указание Минобрнауки разрешить нам такой пилотный проект — выйти на конкурс консорциумом вузов, результат получит не только область, но и вся страна.

Наши вузы и институты объективно нужны друг другу (не зря под соглашением о будущем сотрудничестве поставили подписи и руководители научных центров РАН и РАМН — С. Псахье и Р. Карпов). Работая над этим проектом, ректоры и директора поняли, что пришло время, когда надо конкурировать не внутри города, области, страны, а в мире.

— Сколько, по вашему представлению, требуется денег на реализацию проекта?

— Мы должны производить финансирование на паритетной основе с бюджетом. Полтора миллиарда рублей Минобрнауки вкладывает ежегодно в четыре вуза, и мы — область, вузы, промышленность, международные партнеры — столько же. На чаше весов не отдельный исследовательский университет, а за те же средства — целая группа, чья работа станет залогом развития всего региона Восточной и Центральной Сибири.

Елизавета ПОНАРИНА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × 1 =