«Патроны» для администрации

«Записки главного завхоза области» он будет писать, когда выйдет на пенсию. Но произойдет это еще не скоро. Сейчас ему 71, и впереди – целинные пласты непаханой работы. Рядом с центром делового сотрудничества и отдыха «Томь», которым он руководит, появился еще объект для вложения душевных сил и материальных средств – бывший детский лагерь «Лесная сказка». Там Михаил Семенович видит современный молодежный центр и центр малых трамплинов. Все это нужно перестроить, переоборудовать, практически разрушить до основания и воссоздать заново.

Хоть в Грузию, хоть на Марс

Брестовицкий неугомонен. «Движение – жизнь». Это про него буквально. Двадцатилетний выпускник педагогического училища был направлен инструктором физкультуры в обком профсоюза медицинских работников. Была в 1960-х (и чуть позже) такая замечательная профессия — организовывать зарядки, спортивные праздники и всячески двигать массы навстречу физкультуре и спорту. Потом – логичное продолжение работы в областном спортивном комитете. Интересное время тогда было в Томске. Поднимались на ноги такие мощнейшие виды спорта, как лыжные гонки, прыжки с трамплина, академическая гребля…Организованно возрастал энтузиазм сельских спортсменов. Сельские летние, зимние спортивные игры проводились, без преувеличения, в чистом поле – не было у страны денег на строительство стадионов в районных центрах.

В России денег на спорт никогда не хватало. Нынешние стенания фаворитов томских болельщиков столь же актуальны, как 30-40 лет назад. Отправить в 1970-е годы команду из 10 человек в Грузию на чемпионат страны было сравнимо разве что с организацией межпланетных перелетов Земля – Марс. Но у Брестовицкого получалось. Лексикон русского языка еще не обогатился словом «спонсор». Тогда обращались в такие структуры, где водились не деньги, но мысли, облекаемые в политическую волю, которая, в свою очередь, чудодейственным образом реализовывала все задуманное – в отдел пропаганды и агитации обкома КПСС.

Потом у него получилось также организовать всесоюзный турнир по самбо на приз Сергея Вицмана. Турнир этот гремел. Победителям первых четырех мест присваивали звание мастера спорта. Съезжалось до пятисот человек. А в городе — только две гостиницы: «Сибирь» и «Томск». Еще маленькая «Северная». Домашний телефон Брестовицких звенел на одной высокой ноте – постоянно и беспрерывно. Михаила Семеновича умоляли: «Ну посели хоть куда-нибудь!»

Брестовицкий селил.

Зам по тылу

В конце 1970-х его кандидатуру предложили на должность начальника хозяйственного отдела облисполкома. Так началась деятельность «главного завхоза» области. Областная исполнительная власть располагалась на двух этажах Второвского пассажа (магазин «1000 мелочей»). Аппарат был 42 человека. Привычный нам всем «Белый дом» построили позже. Страна поменяла строй, появились и новые категорийные понятия. Брестовицкий возглавил финансово-хозяйственное управление администрации Томской области. Но суть осталась прежней. Брестовицкий решал все вопросы жизнеобеспечения администрации области — от кнопки, как он сам говорит, до похорон. Я бы назвала его замом губернатора по тылу. Общеизвестно, что работается лучше тогда, когда, образно выражаясь, тебе бесперебойно подносят патроны. Брестовицкий обеспечивал бесперебойное снабжение аппарата администрации всем необходимым: от чистых, всегда заправленных автомобилей до графинов с чистой водой на столе. Будем думать, что производительность работы нашей администрации только возрастала в комфортных условиях.

Времена изменились, поэтому любопытно и поучительно вспомнить, как все происходило тогда, когда многое было просто скрыто от глаз.

Мы уже забыли, что раньше не было банкетов. И фуршетов, конечно, тоже. Декларировался внешний аскетизм. Естественно, приемы томская советская власть устраивала. Но как бы тайно. Высоких гостей всегда возили на Синий Утес (гостевой коттедж Лигачева, потом – детский санаторий, сейчас — центр отдыха крупной компании). Там обедали строго 3-4 человека, самые высокопоставленные. За качеством блюд следил, разумеется, сам Брестовицкий.

Как постоянную головную боль вспоминает Михаил Семенович необходимость …одеть депутатов Верховного Совета СССР, отправлявшихся на очередную сессию в Москву. Депутатов же выбирали строго по социальному ранжиру: доярки, строители, мужчины и женщины. Ну не отправишь же доярку в ватнике в Москву! Стыдно. Наши должны быть не хуже других. Нелишне напомнить нашим читателям, что в стране был повальный дефицит товаров легкой промышленности. Своих магазинов в облисполкоме, конечно, не было. Но существовали базы управлений рабочего снабжения. Аббревиатура звучала мурлыкающе – УРС, двери этих организаций открывались перед нуждами государственной важности. Шапки-колокола из лисы, дубленки, хорошие сапоги… Депутаты все это невиданное богатство покупали на свои деньги и с удовольствием.

Начало 1990-х Брестовицкий вспоминает как кошмар. Тогда исчезло все. Он ходил к своим знакомым заведующим магазинами и покупал без денег канцелярию. В долг. Власть осталась практически без ручек и чернил. С тех времен у него осталась привычка писать на листах бумаги с двух сторон. Экономия. Пытался приучить к такому порядку чиновников. Но, как признается, безуспешно.

Первый копировальный аппарат он приобрел в Хабаровске в конце 1970-х. Это был просто прорыв какой-то в делопроизводстве! А первый свой выговор он получил, когда случился пожар в обкоме партии. Пожар длился полторы минуты. Случилось возгорание ковровой дорожки, и ее быстро потушили. Но Брестовицкого чуть не уволили. В терминологии нашего времени это был, по сути дела, теракт. Он остался на своей должности «главного завхоза» области, вероятно, для того, чтобы получить еще …11 выговоров. Сейчас Михаил Семенович шутит: «С таким количеством выговоров меня бы никто на работу не принял!»

Губернатор, награждая Михаила Семеновича почетным знаком «За заслуги перед Томской областью», в ряду прочих поздравительных слов особо выделил «неординарный подход к выполнению своих обязанностей».

Полагаю, вот за это Брестовицкого и ценили. Он не боялся ходить по лезвию бритвы, работать на грани допустимого и невозможного. И вокруг него всегда был порядок. И с ним, как с хозяйственником, как с замом по тылу, любому руководителю спокойно. Так что имя Брестовицкого – легенда.

Деловой коммуникатор

Сейчас он руководит центром делового сотрудничества и отдыха «Томь» в Калтае. Принял бывший пионерлагерь «Нефтяник» с ржавыми умывальниками и кирпично-силикатными корпусами. Сейчас здесь прекрасное место для деловых коммуникаций, семейного отдыха и лечения. Один из лучших бизнес-центров и одно из лучших мест отдыха у нас в Томске, куда можно приехать семьей, спуститься по крутому берегу к Томи, пожарить шашлыки на улице, потомиться в сауне, подышать сосновым терпким воздухом. И не бояться клещей. Потому что опытный Михаил Семенович не приглашает кого бы то ни было для обработки территории, а проводит ее исключительно силами своих работников. Так он в большей степени уверен в результате – что его гостей клещи не покусают.

…В наших разговорах, предшествующих публикации, мы, естественно, касались и прошлого, и настоящего, и будущего. Брестовицкому есть с чем сравнивать. Строй сменился на его веку. Руководители области сменились. Вспоминая очень жестко-манипуляторские, истязательские методы руководства Лигачева (интерпретация моя. – Л.Н.), он все-таки вздыхает:

— Люди тогда были другие…

— Какие другие? — допытываюсь я.

— Ты знаешь, бескорыстнее мы все тогда были.

Да уж, плеснула рыночная экономика хорошую ложку прагматизма в нашу общую жизнь.

Нынешнего губернатора Брестовицкий почитает. Считает его настоящим хозяином, вникающим в самую суть и мелочь многопланового и многопрофильного своего хозяйства. Прекрасная «Томь» не состоялась бы без поддержки и участия Виктора Кресса. О своих заслугах Михаил Семенович скромно умалчивает…

***

Как все-таки привлекательны деятельные, амбициозные, жадные до работы люди. Такие, что стремятся мир реорганизовать другим на пользу, себе – на славу. Мы еще не скоро дождемся «Записок главного завхоза области». (А Брестовицкому есть что поведать миру.) Некогда ему писать мемуары. Когда-нибудь потом, на пенсии. А сейчас – работать, работать надо!

Лариса НЕДОГОВОРОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемь + одиннадцать =