«Сохранить кость». Александр Феденев о секвестре областного бюджета

Областные финансы в последнее время стали широко обсуждаемой, животрепещущей темой. Поэтому на прошлой неделе «ТН» пригласили в гости замгубернатора – начальника департамента финансов Александра Феденева.

Кредитная история

— Александр Михайлович, в последние недели многие люди задним числом стали активно критиковать былую финансовую политику областной администрации – мол, бюджет слишком много занимал…

— Все последние 5-6 лет доходы бюджета области в номинальном выражении ежегодно росли примерно на 25%, но нам этих денег едва хватало для покрытия текущих расходов. Потому что ранее многие годы мы не занимались не только капитальным, но и текущим ремонтом объектов социальной сферы.

Во-вторых, мы были вынуждены опережающими темпами повышать зарплату в бюджетной сфере — она же совсем никакая была. Словом, практически все заработанные доходы уходили на текущие расходы. И если мы строили дороги, ремонтировали и строили школы, помогали бизнесу, строили ТВЗ, то — не надо строить иллюзий — все это делали в долг! Затраты на ТВЗ в последние три года составили 2,5 млрд рублей, из них 1,5 млрд – из областного бюджета. Занимали мы как раз в тех объемах, которые тратили на капвложения.

— Тем не менее займы всегда были дискуссионным вопросом.

— Во-первых, мы занимали осторожно: прекрасно понимали — все время на 25% в год бюджет расти не будет. Во-вторых, мы занимали, не побоюсь сказать, профессионально. В прошлом году ставка в среднем по году составила менее 10% годовых, ниже уровня инфляции. В таких случаях стоит выбор — занимать по ставке ниже инфляции и делать необходимые для развития экономики области капитальные вложения или не занимать и ничего не строить, сохраняя и накапливая при этом внутренние проблемы.

Структура секвестра

— Сегодня ситуация резко изменилась.

— Да, кредитные ресурсы резко подорожали – ниже чем под 15-17% годовых сейчас не занять, и вообще в нынешних условиях увеличивать госдолг области в некоторой степени самоубийство. Сегодня для бюджета главное – сохранение социальной стабильности, образование, медицина, коммуналка. На эти цели деньги есть, если мы разумно поставим себя в новые рамки.

— Общие цифры снижения доходов по областному бюджету уже заявлены – минус почти миллиард рублей. Из чего эта сумма складывается?

— В основном миллионов на 800 — это сокращение поступлений налога на прибыль: в условиях кризиса резко снижается эффективность многих предприятий, увеличивается число убыточных.

— Предполагается уменьшение расходов на 3 млрд. 10% бюджета? Можно говорить о секвестре? Из чего он складывается?

— Снижение составит около 8%: снижение собственных доходов на сумму 935 млн рублей, а также принятие бездефицитного бюджета, что даст снижение расходов на сумму около 2 млрд рублей, который планировалось финансировать за счет займов. Да, это секвестр – все статьи сокращения расходов очень болезненные.

— Сокращения произойдут по всем областным целевым программам, полностью исключены 6 программ из 15, экономия составит 424 млн. Минус бюджетные инвестиции — 702 млн. 285 млн со строительства и содержания дорог сняли. Межбюджетные трансферты муниципалитетам – минус почти 400 млн расходов, органы госвласти – минус 168 млн. Заявленный фонд заработной платы будет снижен на 800 млн – индексация составит 5% к уровню 2008 года вместо 14%. Знаю, люди нас с трудом, конечно, будут понимать. Но нет больше возможности. К тому же общие условия сильно изменились: сегодня весь бизнес снижает зарплату или, в лучшем случае, оставляет на прежнем уровне.

— По власти – просто сокращение вакантных ставок?

— Нет, реальное и тоже болезненное сокращение. Людей пока не «режем», но фонд оплаты – сильно. И, наконец, всем бюджетополучателям предложено самостоятельно провести 15-процентное сокращение расходов, и это тоже будет больно.

— Бюджет утверждает Дума – большая драка будет?

— Думаю, не очень. Депутаты потому и депутаты, что они больше общаются с людьми и лучше других чувствуют общественную и экономическую атмосферу. Мелкие поправки, конечно, не исключаю.

Больше резать не будем

— 2 млрд секвестра капитальных расходов – это деньги, которые заработали бы предприятия на бюджетных заказах. Сокращение бюджетных инвестиций приведет к тому, что большое количество предприятий потеряет объемы работ, соответственно, объемы прибыли, зарплаты. Будет уменьшение деловой активности и, как следствие, – дальнейшее сокращение доходов бюджета?

— В общем объеме инвестиций по области бюджетная часть все же незначительна. Но некоторые отрасли пострадают достаточно сильно. Например, дорожники, которые много строили за счет бюджета. Но, во-первых, три года назад они еще меньше получали, чем сегодня остается. Во-вторых, за последние годы дорожники сильно поднялись, оснастились техникой. И мы сейчас проводим ряд мероприятий, чтобы помочь им заработать в других сферах – сельское хозяйство, лесозаготовка.

— Строители еще пострадают.

— Да. Но и они за последние годы окрепли. У них есть возможность перестроиться под текущие требования рынка.

— Что это значит?

— Мировой финансовый кризис потому и мировой, что привел к глобальному искажению спроса. Например, цена на нефть, как и на многие другие ресурсы, стала не ценой товара, а инвестиционным активом – вложил деньги в нефтяные фьючерсы, через некоторое время на продаже заработал. То же самое в строительной отрасли: огромные деньги исказили спрос и неправильно ориентировали строителей – они стали строить слишком много инвестиционно привлекательного дорогого жилья, на который не было реального спроса. Не случайно цены на малогабаритные квартиры взлетели до небес. Сегодня надо изменить структуру жилья под реальный рынок, и некоторые строители это уже делают.

— Тем не менее насколько велика вероятность, что положение в экономике не станет еще хуже, что скорректированный план по собственным доходам (21,5 млрд рублей) будет-таки выполнен? Иначе говоря, возможен еще один секвестр?

— Предлагаемый план по собственным доходам мы считаем оптимистичным — в первом квартале бюджет получил определенные разовые платежи, которых далее не будет. Но все же я считаю, что мы имеем большие возможности выполнить этот план и пройти год без второго секвестра бюджета.

— На чем основан оптимизм?

— На многих параметрах, в том числе на оценке общего состояния бизнеса. Кризисы 1991 и 1998 годов были проще и короче, но страшнее – тогда у нас не было никакой рыночной инфраструктуры, собственность фактически была ничья, переходная. А сегодня за выживание борется уже более-менее структурированная хозяйственная единица – каждый конкретный собственник и его команда менеджеров не хотят разорения. Словом, бизнес теперь более приспособлен и будет очень активно бороться.

— Но если все-таки оптимистичный план доходов не удастся выполнить?

— Будем маневрировать, иметь проблемы; возможно, пойдем на ухудшение параметров бюджета в целом. Но расходную часть по-крупному трогать не станем. Потому что сегодня главная задача бюджета – сохранить кость, социально значимые расходы, социальную стабильность. Улучшится потом ситуация – мясо на эту кость всегда сможем нарастить.

 

  

— В областном бюджете 2009 года предлагается сохранить инвестиции в сумме 3,7 млрд рублей, в том числе 1,4 млрд за счет собственных средств области. Основные направления: создание ТВЗ, строительство капитальных объектов и автомобильных дорог (в рамках ОЦП), реализация программы по социальному развитию села, поддержка малого предпринимательства и т.д.

 

— С муниципальными бюджетами тоже есть проблемы. В Томске, например, тоже нужен секвестр. Николайчук это понимает: мы считаем, что у Томска после озвученного сокращения расходов на 800 млн будет безопасный бюджет.

В ряде сельских районов собственные доходы муниципальных бюджетов упали в два раза, но их доля в общем бюджете невелика, и поэтому никакой катастрофы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − четыре =