Порог выживаемости

Томская онкологическая служба в ожидании технологического прорыва

 Онкология – наука откровенная. Здесь установлен жестокий, но точный показатель эффективности работы врача – одногодичная летальность. За последнее десятилетие заболеваемость раком в области возросла на 54,2%, смертность — на 10,1%.

По отдельности обе ползущие вверх кривые шокируют, однако при их сопоставлении становится понятно: в борьбе за жизнь больных онкологи здорово преуспели.

Разговор о состоянии томской онкологической службы, о проблемах и правах пациентов проходил в редакции «ТН» в формате одновременно «круглого стола» и «прямой линии». На вопросы журналистов и читателей отвечали главный врач Томского онкологического диспансера Сергей Коломиец и главный врач клиник НИИ онкологии ТНЦ СО РАМН Юрий Тюкалов.

С. Коломиец:

— Самым важным показателем эффективности работы врачей-онкологов является так называемая пятилетняя выживаемость больных. Если человек преодолел этот рубеж без прогрессирования, мы его можем считать здоровым, потому что риск возникновения повторной болезни у него не больше, чем у любого здорового.

Количество пациентов, проживших пять лет и более, у нас приблизилось к 48,8%. Раньше мы никогда не говорили о 10-летней выживаемости, а теперь по ряду локализаций принят и такой порог, причем более 24% пациентов перешагнули его без каких-либо признаков возврата заболевания.

— А каковы причины роста заболеваемости?

— Трудно сказать… Но наверняка в их числе и проблемы томской онкологической службы: значительный дефицит специализированных коек, кадров — в первую очередь в поликлиническом звене. Еще в 1980 году, через год после открытия Института онкологии, этот дефицит существовал в количестве 90 коек! Заболеваемость за это время выросла более чем вдвое.

Наши гамма-аппараты выпущены в 1980-х годах, к 2011-му им стукнет 30 и Госатомнадзор запретит их эксплуатировать…

— Есть перспективы технологического прорыва? Или это тупик?

— Почему же тупик… По словам губернатора, в 2011 году должно завершиться строительство радиологического корпуса. В соответствии с госпрограммой субъект Федерации должен построить необходимые здания и помещения, а федеральный бюджет выделит средства на приобретение и установку самого современного оборудования. В Томске строительство радиологического каньона было надолго заморожено. Сам проект разработан в середине 1990-х — теперь такое оборудование даже не производится, так что потребуется серьезная корректировка…

Сохранить орган, научить жить

— Как меняется качество жизни у больных раком?

Ю. Тюкалов:

— Нужно подчеркнуть: в основном качество жизни ухудшается в период лечения, а после его окончания восстанавливается. У нас в онкоцентре развивается органосохраняющее направление хирургии: например, при опухолях головы и шеи замещаются дефекты лицевой части, современные операции на гортани позволяют сохранить голос. Если 15-20 лет назад при опухолях опорно-двигательного аппарата подавляющее число операций на конечностях были ампутациями, то сегодня конечность ампутируется всего в 7-8% случаев.

Самая главная проблема качества жизни – это проблема психологической реабилитации. Когда человек заболевает злокачественной опухолью, он переживает огромный стресс. Как вернуть этого человека в общество? Как снять психологический груз, научить жить, работать и радоваться жизни?

— И как это сделать?

— У нас в клинике работает онкопсихолог, он консультирует тех больных, которые находятся на стационарном лечении. Мы можем позволить себе содержать психолога только потому, что занимаемся научными изысканиями. Но настоящей психологической службы сегодня не существует. Есть специальности химиотерапевта, хирурга-онколога, лучевого терапевта. Онкопсихолог тоже должен быть. А сделать психолога штатной единицей в каждом онкодиспансере пока невозможно. Когда этот общемировой подход будет внедрен в России, неизвестно.

С. Коломиец:

— Самое важное, чтобы заболевший человек общался с теми, кто уже прошел через это испытание и вернулся к нормальной жизни. Такую работу ведет общественная организация онкобольных «Вместе». Но, к сожалению, не так много людей способны, пережив свою беду, говорить об этом открыто вслух, поддерживать других, так что эта организация немногочисленна.

Продекларирована как бесплатная

— Онкобольные всю помощь получают бесплатно?

Ю. Тюкалов:

— Сегодня не прописаны четко стандарты оказания помощи онкологическим больным. Вообще-то специализированная помощь оказывается бесплатно. Должно быть прописано: вот эту помощь мы можем оказать вам за счет бюджета, а все, что выше стандартов, вы можете приобрести за свои деньги. А пока, несмотря на то что онкологическая помощь продекларирована как бесплатная, пациентам иногда приходится что-то докупать или оплачивать.

Но вся высокотехнологическая помощь — операции, химиотерапия, лучевая терапия — оказывается только за счет государства.

 

Заболеваемость раком в Томской области в 2008 году — 361,5 случая на 100 тыс. населения. Это выше, чем в среднем по России (341,2).

Под наблюдением онкологической службы в регионе находится 18 290 человек.

Основной пик заболеваемости приходится на 54-65 лет.

В структуре заболеваемости на первом месте рак легкого – больше 19%. Главная причина, по мнению онкологов, – курение.

 

Наша справка

Структура онкологической службы в РФ:

— кабинеты онкологов в поликлиниках. Врачи наблюдают за выполнением рекомендаций, которые даны больному в стационаре, проводят реабилитационные мероприятия;

— областной диспансер берет на себя функцию оказания специализированной помощи;

— НИИ разрабатывают и апробируют новые методы лечения, оказывают высокотехнологическую помощь, которую не способен оказать диспансер;

— федеральные институты и центры вырабатывают стандарты, составляют нормативные акты, единые для всей государственной структуры онкологической помощи.

 

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

— После успешной операции на груди (сделана высечка, орган сохранен) мне нужно в течение пяти лет принимать ингибиторы аромотазы – это очень дорогое лекарство, требуется 10-15 тыс. рублей на месяц. Есть ли где-то специальная аптека, где можно покупать его дешевле? Второй вопрос – по реабилитации. Очень мало мы знаем, как сейчас себя вести.

С. Коломиец:

— Вы не можете получать лекарства по ОНЛС (ДЛО), поскольку вы не федеральный льготник. Но препараты для онкобольных также закупаются на средства местного бюджета. В том числе и гормональные, которые вам нужны (причем тамоксифен на порядок дешевле ингибитора аромотазы). Любой онкобольной имеет право на бесплатное лекарственное обеспечение, в 2009 году региону на это выделено 2,4 млн рублей. Обратитесь в диспансер.

Ю. Тюкалов:

— А по окончании лечения за рекомендациями приходите к нашему специалисту в клинику.

— Как попасть на лечение в онкоцентр без оплаты иногородним, например, жителю Северска?

Ю. Тюкалов:

— Федеральный онкоцентр принимает пациентов из всех регионов Сибири и Дальнего Востока, в лечении которых возникли трудности на местах. Северчане получают высокотехнологическую помощь в своем городе, где есть онкологическое отделение на 25 коек, и в нашей клинике. Вы можете прийти с направлением к нам, мы рассмотрим результаты обследований и примем решение — возможно ли оказание помощи в Северске либо в онкодиспансере или же вами должны заниматься мы.

— У меня нашли опухоль мочевого пузыря. В онкодиспансере предлагают удалить его. В НИИ онкологии на консультации мне пояснили, что есть органосберегающие методики. Говорят о каких-то квотах. Где узнать, положены ли квоты?

Ю. Тюкалов:

— Действительно, мы занимаемся органосохранным лечением опухоли мочевого пузыря. Если есть возможность, пациента готовы пролечить, оформив квоту. Для этого надо явиться на консультацию к нам.

Человек также может к нам прийти и без направления: тогда мы проведем обследование, но уже не бесплатно, так как первичной диагностикой мы занимаемся только на хоздоговорной основе. Однако с момента постановки диагноза лечение становится для больного бесплатным, оно проводится за счет федерального бюджета.

— Мы хотели бы поехать на консультацию в Москву, нужна копия карточки. В НИИ онкологии карточку не дают и копии не делают…

Ю. Тюкалов:

— Такого быть не может. Конечно, история болезни и амбулаторная карта — это первичные документы, являющиеся достоянием лечебного учреждения, так что оригиналы могут быть выданы только на основании решения судебных органов. Но в данном случае делается подробная выписка, куда заносят результаты всех обследований, ксерокопии документов, выдаются рентгеновские снимки, данные компьютерной томографии. Если у вас возникли с этим проблемы, зайдите в мой кабинет, разберемся.

— Возможно добровольное страхование от онкозаболевания?

Ю. Тюкалов:

— Страхование — это бизнес. Бизнес и онкология — вещи несовместимые. Сделать на этом деньги просто невозможно. Наоборот, практически во всех обязательствах страховых компаний из перечня болезней исключены злокачественные образования. Потому что лечение очень дорогое.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пятнадцать − 5 =