Белая горячка

  • Ночь с 4 на 5 марта. Один из четырех смотровых кабинетов больницы скорой медицинской помощи полностью занят в умат пьяными. В большинстве – бомжи. Кто-то спит на кушетках, другие — прямо на полу. Тут же справляют нужду: вот (на фото) один из «постояльцев» снимает штаны, и врачи ему не указ…  В это же время доктор принимает нормальных томичей, доставленных по скорой. Люди в шоке затыкают носы, кто-то надевает маску…

 

В двухмесячный «запой» попали больницы Томска после экстренного закрытия медвытрезвителя

 

На днях мэр Томска Николай Николайчук подписал распоряжение, согласно которому больницам, дежурящим по скорой, запрещено принимать людей в состоянии алкогольного опьянения, не нуждающихся в медицинской помощи.

– Стонут врачи, жалуются больные: и первые и вторые реально рискуют попасть под горячую руку пьяного мужика, доставленного в ЛПУ из-за того, что вытрезвитель закрыт. И это не просто слова: медбрат больницы скорой медицинской помощи уже дважды избит на работе – парень на больничном с сотрясением мозга, – эмоционален Сергей Андреев, глава управления здравоохранения Томска. – Женщины, врачи и медсестры, устали от матов в свой адрес, от постоянного напряжения и страха. Примеров достаточно, чтобы сказать: хватит! Больницы – не ночлежки. Врачей надо выводить из-под удара.

Между тем сотрудники УВД придерживаются своей ведомственной инструкции: «Граждане в беспомощном или бесчувственном состоянии по причине алкогольного опьянения доставляются в дежурный стационар, несмотря на отказ медицинских работников госпитализировать их по скорой».

В двухмесячный «запой» муниципальные больницы, дежурящие по скорой, попали после скоропалительного решения руководства УВД закрыть медвытрезвитель и в результате последовавшей затем практики работы милиции с пьяными. Вывести ЛПУ из этого состояния областные и городские власти обещают лишь к концу марта.

 

Не нравится – работайте сами

В режиме медвытрезвителя больницы, дежурившие по скорой (МСЧ-2, горбольница № 1 и горбольница скорой помощи), работают почти два месяца. Ношу медики взяли вынужденно и в экстренном порядке. После дикого преступления в медвытрезвителе УВД, вызвавшего общероссийский резонанс, руководство УВД приняло решение о немедленном закрытии спецучреждения. В УВД сослались на ряд документов МВД, согласно которым милиция уже давно не должна заниматься пьяными. Но все выглядело примерно так: «Не нравится, как мы работаем, – работайте сами».

Мэр Николай Николайчук сразу заявил о готовности решить проблему, создав за два месяца специализированный центр для пребывания людей, находящихся в состоянии опьянения. А на январь – февраль по договоренности мэрии и УВД была одобрена компромиссная схема: пьяных, не нуждающихся в медицинской помощи, милиционеры обещали доставлять в дежурную часть РОВД, и только тех, кому помощь врачей нужна, – в приемный покой больницы.

– На деле милиция всех пьяных передает медикам, – уверен глава горздрава Сергей Андреев. – Обнаружив пьяного или приехав за ним по вызову граждан, тут же вызывают скорую (это справедливо) и передают «найденыша» неотложке – и вот здесь-то оговоренная цепочка нарушается: милиция не едет со скорой в приемный покой и не ждет вердикта, нуждается ли «клиент» в медпомощи или же его следует отвезти в РОВД. В итоге все пьяные остаются в ЛПУ.

– Кстати, сейчас мы изучили документы, на которые ссылались в УВД в момент закрытия вытрезвителя, и считаем – юридических оснований для парализации деятельности спецучреждения у УВД не было, – замечает Владимир Мартынов, заместитель главы управления здравоохранения Томска. – Есть действующее постановление правительства, где указано, что медвытрезвители в системе УВД должны быть. Так что за внезапным решением о закрытии нет ничего, кроме эмоций.

Писается? В стационар!

– Многие из доставленных в ЛПУ – асоциальные элементы, рядом с которыми нормальному человеку соседствовать и неприятно, и опасно. Смотрите сами, и предупреждаю – кино не для слабонервных, – глава горздрава достает мобильник и комментирует видеозапись, которую сделал в один из визитов в больницу. – Один бомж лежит на кушетке и ходит под себя, другого тут же рвет, а врач мечется между ними и больными, доставленными по скорой. Многие люди, нуждающиеся в помощи врача, отказывались даже заходить в смотровую, и с ними невозможно не согласиться – вонища, антисанитария. А теперь читаем журнал учета, – словно козырь достает журнал Андреев. – Почти никто из пьяных в медпомощи не нуждался. Зачем их в больницы везут? Милиция просто умыла руки, хотя в УВД, конечно, так не считают и ссылаются на свою ведомственную инструкцию.

В УВД с упреками не согласны. Подполковник Роман Суворов, начальник центра по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка, заверяет: тех пьяных, кто адекватен и может назвать свой адрес, патрульные доставляют домой:

– А если человек не ориентируется в пространстве и писается под себя, зачем он в РОВД нужен? Противоправных действий он не совершал, значит, – в стационар!

В итоге 27 февраля в мэрии родилось распоряжение, запрещающее ЛПУ прием граждан, находящихся в алкогольном опьянении и не нуждающихся в медпомощи. И мэрия от пьяных открестилась? В управлении здравоохранения Томска отвечают, что нет: больницы пока по-прежнему принимают тех, кто перебрал, а распоряжение призвано привлечь внимание к проблеме – для организации нового раунда переговоров с УВД и апелляции к администрации области.

Вытрезвитель мечты

За последние несколько дней Владимир Самокиш, заместитель губернатора по социальным вопросам, провел ряд совещаний, на которых рассматривались варианты организации вытрезвителя. И уже фактически решено, что логичнее создавать такой пункт на базе областного ЛПУ. Во-первых, город переоценил свои возможности в части создания муниципального вытрезвителя: не удалось найти помещение (УВД в использовании здания бывшего вытрезвителя отказало – собственность федеральная, а площади милиции самой нужны). Во-вторых, четкой концепции протрезвления граждан на федеральном уровне пока нет, но, скорее всего, функции будут переданы Минздраву, а сами пункты отрезвления закреплены именно за субъектами Федерации.

– Непосредственно пункт будет находиться в ОКБ, а курировать его будет наркодиспансер, – рассказывает детали глава облздрава Максим Заюков. – ОКБ, потому что там есть помещение с отдельным входом, то есть удастся развести больных и пьяных. Схема маршрутизации предложена следующая: если выпивший человек нуждается в медицинской помощи (это будут определять бригады скорой), его везут в стационар, если просто пьян – в пункт ОКБ. Если он в ОКБ начинает буянить, врачи вызывают милицию, и дебошира забирают в РОВД. Если в милиции гражданину стало плохо, его доставляют в больницу.

– Сейчас этот вариант оценивают в Роспотребнадзоре и прокуратуре, – завершает Максим Заюков. – Если схему признают законной (на уровне России пока нет нормативно-правовой базы по созданию таких центров), то уже в конце марта с муниципальных больниц груз ответственности будет снят: после подписания трехстороннего соглашения между городом, областью и УВД, в котором четко будут определены обязательства всех сторон, пункт в ОКБ начнет работу.

 

Написать письмо автору можно по e-mail: nk@tnews.tomsknet.ru

В среднем в дежурные больницы ежедневно доставляют 7–12 человек в состоянии алкогольного опьянения, в пятницу, субботу – по 20 и более. Некоторые в больнице-ночлежке за ночь успевают побывать дважды. И добропорядочным томичам (на фото — мужчина на переднем плане), и без того имеющим несчастье заболеть, приходится терпеть вот такое ужасное соседство

 

Ночь с 4 на 5 марта, больница скорой помощи. В коридоре приемного покоя не менее двух десятков людей, но оперативно заняться ими доктора не могут – вынуждены постоянно отвлекаться на пьяных.

– Это больница – здесь не курят, и куда вы пошли без обуви: на улице холодно, идите и проспитесь, – убеждает доктор внезапно очнувшегося и направившегося на перекур пьяницу.

Тот продолжает стрелять сигареты, зажигалку и кроет медика матом.

– А вы куда? – пытается быть невозмутимым другой врач, преграждающий путь явному бомжу.

Тот нацелился на комнату медперсонала, бросает на медсестер сластолюбивые взгляды. Женщины прячутся за спины коллег-мужчин, морщат носы от смердящего шлейфа незнакомца. Не попав в женское общество, пьяница отпускает трехэтажный мат и заваливается спать в смотровой, где медики должны вести прием больных.

Руководство больницы, рассказывает заместитель главврача Сергей Кирютенко, было вынуждено пересортировать дежурные бригады, усилив смены мужчинами – врачами, медбратьями:

– Это единственное, что мы можем сделать сами

 

Один пьяный житель теплотрассы завалился спать прямо на больничной лестнице, а его другу не спится: мается, двух слов связать не может и все же пытается начать разговор с Анатолием Старых, единственным охранником в больнице.

– Иди спи – тахту для тебя под лестницей поставили, – уговаривает Старых.

– Я вшивый, паршивый бомж, зачем меня сюда привезли?! – возмущается бродяга.

– Да, кошмар какой-то, – говорит мне Анатолий. – Новенькая, чистенькая больница, а во что ее превращают…

 

Идея частного вытрезвителя «Пробуждение» на площадях бывшего вытрезвителя УВД и с бюджетным финансированием, предложенная одной предпринимательницей, была отклонена.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *