Законы Паддера в России

Андрей Поздняков: Бюрократическая система растет за счет придумывания новых псевдозадач

 

На прошлой неделе были озвучены два разных по уровню, но аналогичных по содержанию консолидационных проекта в сфере инновационного развития. Вице-губернатор Владислав Зинченко на Сибирском форуме образования заявил, что наши вузы и НИИ объединятся в консорциум. А предложения об объединении в ассоциацию ТВЗ Томска и трех технопарков – новосибирского, красноярского и кузбасского прозвучали в Красноярске на конференции «Развитие Сибири в 2010-2012 годах» из уст руководителей всех четырех структур.

Высказать свое мнение и ожидания от наметившихся «укрупненчески-объединенческих» тенденций «ТН» попросили Андрея Позднякова, президента группы компаний «Элекард Девайсез» и одного из резидентов ТВЗ.

– Я так понимаю, объединяться собираются администрация нашей ТВЗ с администрациями красноярского и новосибирского и кузбасского технопарков? Что ж, ассоциация – такая тусовочная структура, от которой ничего не требуется… О чем будут говорить на собраниях директора ТВЗ и технопарков, я понятия не имею. Наверное, каждый из них станет чуть более осведомленным о проблемах другого. Может, от этого они профессионально подрастут… Вероятно, что-то изменится к лучшему и для нас – резидентов, на одну сотую процента.

– В какой форме могут консолидировать инновационные усилия регионы?

– Для начала давайте определимся: усилия в чем? Спросим руководство ТВЗ – к чему оно сейчас прикладывает основные усилия? Усилия предыдущей администрации были направлены на то, чтобы построить втридорога одно здание, разрыть все, что можно и нельзя, испортить дорогу в Академгородок. Это они сделали весьма успешно. А если они на этом пути консолидируют усилия с соседями, пригонят большой экскаватор с Красноярского экскаваторного завода, то, думаю, за следующие 2–3 года сроют Академгородок начисто!

– Стройка же – неудобства неизбежны…

— Да разве так строят? Мой знакомый, дорожник, побывав недавно в Томске, сказал: «Не знаю, можно ли было более бездарно подойти к решению вопроса – потратили 2 млрд за полтора года и при этом так сильно ухудшили дорожную обстановку».

И зачем? Почему не объявить вот этот мой офис свободной экономической зоной? Всем было бы хорошо: им не надо строить, мне – съезжать, и Академгородок остался бы цел.

Думаете, ОЭЗ – в том здании, которое построили в три раза дороже, чем я бы построил? Нет. Она – в единственной комнате размером в 80 кв. м, в офисе «Элекард Девайсез» в здании центра инноваций. Потому что я поверил в обещания и организовал бизнес-процесс так, что грузы из Тайваня пошли транзитом через Томск – имел глупость завезти два контейнера. А затем несколько месяцев скандалил на всех уровнях, чтобы разрешили воспользоваться обещанными льготами…

В итоге в нашей комнате появилась-таки ОЭЗ: склад временного хранения. А вот обещанного – терминала, единого таможенного окна – нет. И, боюсь, не будет – спроса не окажется. Я больше ничего сюда не привезу. И другие, посмотрев на меня, тоже.

– Но ведь все хотят сделать, чтобы работало…

– Если бы хотели – уже бы работало. Премьер объявил в декабре 2008-го – год и 4 месяца назад, как важно обеспечить беспошлинный ввоз электронных комплектующих, чтобы российские производства имели конкурентное преимущество по сравнению с китайцами. И обещал, что уже в январе 2009-го это случится. Нас заторопили: пишите скорее заявки! Мы подали – их рассматривали весь год, а в январе 2010-го получили ответ таможенного комитета: Минсвязь не дала нам достаточной информации, и мы не успели в 2009 году все оформить, а с июля 2010-го заработает таможенный союз – ничего делать сейчас не надо, все равно придется переделывать. Подождите лета, тогда опять будем решать.

– Но таможенный союз будет с Казахстаном и Белоруссией. Вас только они интересуют?

– Да они меня вообще не интересуют!

– Так при чем таможенный союз?

– Откуда я знаю? Вот вам уровень исполнения прямых распоряжений премьер-министра в нашей стране.

– Может, именно поэтому регионам и хочется объединиться, чтобы косность «верхних» структур преодолевать большей массой?

– Может. Предположим даже, что ассоциацией удастся добыть в пять раз больше денег – вопрос, на что их тратить, все равно остается.

– А на что нужно?

– Давайте сосредоточимся на пресловутых инновационных компаниях. Если бы 5 млрд рублей истратили на венчурное инвестирование томских малых инновационных компаний, мы могли бы получить очень существенный эффект в виде рабочих мест, зарплат, налогов, на которые в том числе можно строить и дороги.

Деньги нужны на людей. У меня есть проекты, я знаю, как инвестировать, чтобы все работало и продавалось. Этим путем идет Роснано, и мои ожидания возможных улучшений связаны именно с этой структурой, что-то делает фонд Бортника… А вот РВК – непонятный для меня институт, несмотря на приятное название.

– Мы с вами последний раз говорили об инновациях и ТВЗ на XI Инновационном форуме. И тогда у вас были определенные ожидания.

– Они не оправдались.

Мы свои «коробочки» выпускаем на Тайване: там хорошо и производить, и развозить – посылка в Штаты за трое суток от двери до двери доходит. И я ни разу не встречался с американской таможней! Американцы на выходе проверяют, не увозишь ли ты от них какие-нибудь секреты. И делают это быстро. А наши – на входе и долго: ФСБ по полгода ищет ввозимые в страну секреты: кого от чего охраняют?

Мое мнение: если в какие-то ассоциации будут объединяться бизнесы и будут делиться опытом борьбы с конкретными препонами, если они (а не чиновники) будут консолидированно выходить на правительственный уровень, в этом толк будет.

И дело даже не в материальных интересах наших чиновников, а в том, что любая бюрократическая система только растет и самовоспроизводится за счет придумывания новых псевдозадач – это закон природы.

В бизнес-системах такое тоже повсеместно случается, особенно в компаниях-монополистах. Но там довольно часто наступает самоочищение – приходит кризис, и неэффективные бизнесы рушатся, а их бюрократические системы отправляются переучиваться на водителей такси и официантов. К сожалению, в госкапитализме подобное уничтожение бюрократической системы возможно только революционным путем, а это еще хуже, чем власть бюрократии.

Выход, конечно, есть – сменяемость власти с двукратным понижением бюджета на административную деятельность – за пять лет бюджет как минимум удвоится, а тут опять смена…

 

Законы Паддера:

1. Все, что хорошо начинается, кончается плохо.

2. Все, что начинается плохо, кончается еще хуже.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *