Воспалительный процесс

Шахтеры как мамочки и мамочки как шахтеры

 

Что общего может быть между несколькими десятками пьяных (примем как очень правдоподобную официальную версию) междуреченских шахтеров, в ночь на минувшую субботу перекрывших железную дорогу и вступивших в драку с ОМОНом (протестанты требовали справедливого расследования аварии на «Распадской» и повышения зарплаты), и сотней абсолютно трезвых томских мамочек и папочек, в минувшее воскресенье вышедших на санкционированный пикет против реформы бюджетных учреждений?

Глупый, конечно, вопрос. Понятно же, что ничего общего быть не может: события совершенно, принципиально разного масштаба, содержания и эмоционального состояния.

За тем лишь «малым» исключением, что и в первом, и во втором случае у людей отсутствует (в большей или меньшей мере) политическое представительство и они ищут новые формы его выражения. (Разница формы характеризует не только разность событий и типа поведения социальных групп, но степень вакуума коммуникаций.)

Меня умиляют заявления кузбасских чиновников, которые с серьезным видом убеждают мир, что такое общественное объединение, как Союз жителей Кузбасса, официально не зарегистрировано. Да кто бы сомневался. Как может наличествовать в регионе, который единодушно поддерживает «Единую Россию» (84% голосов на выборах в областную Думу в уже кризисном октябре 2008 года) организация, выдвигающая столь жесткие политические требования? Более того, общественно-политическая консолидация граждан у наших соседей такова, что можно только завидовать: на тех же выборах ни одна другая партия не преодолела 7-процентный барьер, а КПРФ вообще показала свою антинародность – в пролетарском регионе набрала только 3,4%.

И все бы хорошо, вот только в кризисные моменты оказывается, что такое переговорное устройство не работает и экстренно нужны какие-то иные каналы связи. Верю, что обращение от Союза жителей Кузбасса отправлено с адреса в Джакарте (Индонезия), но ведь неоспорима реальность инициативной группы жителей Междуреченска, созданной после аварии на шахте. Что за структура, кто создал, почему выступает переговорщиком? Никто не отвечает. А объяснение на поверхности: сколь ни искал, не обнаружил ни единого упоминания о каких то ни было действиях каких-либо партий или профсоюзов с 9 по 14 мая…

В Томске до умопомрачительных высот кузбасского единения далеко – на выборах в облдуму в благополучном марте-2007 прошли аж пять партий. В Томске разброд и шатания, партия власти считает Томск одним из электорально тяжелых регионов. Но проблема, пусть не в столь острой форме, та же – политсистема в целом теряет связь с реальными интересами реальных людей. Для утверждения этого не надо быть аналитиком: достаточно было посмотреть, как кукольно выглядела политмассовка КПРФ и «Справедливой России», пришедшая поддержать (с желанием возглавить) акцию, организованную мамочками. На секунду представил, что партийцы с таким видом к шахтерам приперлись, и вздрогнул.

Итак, в условиях атрофии официальных и традиционных каналов выражения мнений обязательно возникают альтернативные. И сегодня общественное брожение уже вопиет о себе. Я не о стремительном развитии разнообразных сетевых ресурсов – это давно не новость. Новость в том, что сегодня процесс выходит на новый этап – из виртуальных посиделок в многочисленные попытки создания реально действующих организаций. (Все эти «ТИГРы», инициативные группы потребителей, автовладельцев, дольщиков и т.д. и т.п.)

Безусловно, пока это пограничные и аморфные формы социальной организации. И все там перемешано: альтруизм наивных новичков шествует рядом с эгоизмом бывалых циников, бессовестный популизм соседствует с искренним протестом, радикализм борется с респектабельностью. И что из всего этого воспалительного процесса получится – вопрос. Но это живой процесс – тот самый пресловутый праймериз, отсутствие которого, увы, демонстрируют традиционные партии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *