Респект и уважуха

Средний протест среднего класса

На днях ВЦИОМ проводил полевую часть опроса о состоянии политической системы России и ее способности отвечать на вызовы и запросы общества. Ваш автор попал в число экспертов и помимо прочих услышал вопрос о том, какие именно социальные группы высказывают наибольший протест.

Почему-то я об этом раньше серьезно не задумывался и, как теперь понимаю, к различным акциям протеста подходил поверхностно, мол, вышли на улицу автомобилисты, обманутые дольщики, родители, обеспокоенные реформой бюджетных учреждений, и т.д. А тут задуматься пришлось: потому что ни автомобилистов, ни дольщиков, ни родителей как-то не получается назвать социальной группой. В самом деле, ведь среди автомобилистов люди самых разных профессий, возрастов, семейного положения, политических взглядов, места жительства и т.д. Ровно то же самое можно сказать о мамочках.

А протестуют они солидарно.

Следовательно, что-то их объединяет?

Главное – задать вопрос, ответ найти легче.

Объединяет автомобилистов одно — сравнительно схожий уровень достатка, позволяющий выложить за четыре колеса с кузовом 200-500 тыс. рублей. Это первое. Второе – эти люди высоко ценят приобретенный ими комфорт и определенный стиль жизни (и им совершенно неважно, с правым рулем он или с левым) и готовы противостоять всему, что даже потенциально угрожает повредить достигнутому ими.

То же самое в основе объединения дольщиков – люди, чем бы они ни занимались, имеют какие-то накопления или же настолько самостоятельны, что смогли пройти через жесткое банковское сито и получить ипотечный кредит. И считают, что это их достижение должно быть должным образом уважаемо и защищено.

Точно так же мамочек, самоорганизовавшихся и вышедших на пикет, объединяет не профессиональная или какая-то другая принадлежность, но общность материального достатка и образа жизни: они достаточно обеспечены, чтобы высоко ценить своих детей, в том числе серьезно заботиться об их образовании, то есть будущем. Настолько серьезно, чтобы выйти на митинг, когда их дети еще в дошкольном возрасте.

Третье. Полагаю, автомобилисты сочувствуют мамочкам (во многом группы совпадают), а последние – автомобилистам и, конечно, дольщикам (многие ипотеку-залоги прошли). То есть в умах наличествует некая интеграция…

Выводы напрашиваются сами собой.

Первый. До последнего времени наибольший социальный протест артикулировали бедные слои населения. В 1990-е – малооплачиваемые тогда профессиональные сообщества (педагоги, врачи). Самый яркий пример 2000-х – бунт пенсионеров против монетизации льгот. И с тех пор по традиции власть и общественное мнение опасаются всплеска социального напряжения именно с этой стороны. Между тем, как оказывается, основной источник недовольства очень серьезно сместился: сегодня это те, кого принято называть средним классом. Люди работоспособного возраста с достаточно высокими (разумеется, по региональным российским меркам) доходами.

Второй. В подавляющем большинстве эти люди, как и полагается основе социального спокойствия общества, респектабельны, соответственно этому и формы их протеста достойно-уважительны. Пока даже в пиковых ситуациях. Выражаясь интернет-языком, сплошные «респект и уважуха».

Третий. Авторам реформ и партии власти пора бы серьезно задуматься о нарастающей проблеме и начать перераспределять антикризисный налог, де-факто введенный в отношении среднего класса, на кого-то другого – монополии, госкорпорации, собственные амбициозные и дорогостоящие проекты.

Потому что респектабельное поведение имеет четко очерченные социальные границы, страх выхода за которые (и уж тем более сам выход) означает переход к иным формам протеста. И иной градус социального конфликта.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *