Жизнь в аквариуме

Изоляция ребятишек, больных раком крови, длится месяцами

 

Детский блок отделения гематологии ОКБ. Прихожая. Веселенькие обои, компьютер, телевизор, велосипед, коробки с играми. По замыслу организаторов, декор и атрибутика должны нести позитивный посыл. Но даже сюда, в специально оборудованное помещение могут выйти далеко не все обитатели блока. Двое-трое. Не более. Остальные отгорожены от прихожей стеклянной дверью. И дверьми своих палат. За эту грань нельзя сделать ни шагу. Ни в коем случае нельзя: микробы, опасно! В изолированном от внешнего мира «аквариуме» детишки живут по полгода. И дольше.

Ваня, Вика и клоун

Встречать гостей из фонда имени Алены Петровой и Томского отделения Российского детского фонда, пришедших с подарками, вышли только двое пациентов – 2-летний Ваня Любин и 14-летняя Вика Мацук. Им разрешили. Лысенькие головенки, респираторы на лицах. В глазах – ожидание праздника.

– Ну-ка, Вика, покрути тарелку на пальце, – клоунесса, облаченная в пестрый наряд, показывает, как это делать.

— Не, не буду, – смущается Вика.

Для такого несерьезного занятия она уже взрослая.

Зато Ваня добросовестно повторяет за клоуном манипуляции: пускает мыльные пузыри, подбрасывает воздушные шарики.

– Хорошо, что Ванюшка хоть ненадолго отвлекся, – говорит нам его мама Екатерина. – А то у него уже условный рефлекс на врачей выработался: как увидит белый халат, так в слезы. Вообще-то врачи здесь – Ирина Юрьевна Смирнова и Инна Эмилиевна Гербер – замечательные, добрые, ласковые. Но у ребенка они ассоциируются с болью, он ведь не понимает, что все эти капельницы и уколы для его же блага.

– Вика, по школе соскучилась? – спрашиваем мы у девушки, ожидая услышать отрицательный ответ.

– Еще как соскучилась!

Экзамены, учебники, зубрежка – все, что напрягало в обычной жизни, на фоне болезни кажется счастьем.

Влад из Катайги

У 16-летнего Влада очень редкий диагноз: лейкоцитоз клеток Лангергана. По словам мамы Анны, сын всегда хорошо учился, занимался спортом, был рекордсменом Верхнекетского района среди школьников по лыжным гонкам. А в 2006-м неожиданно обнаружилась маленькая ямочка на голове. Обследовались. И началось. Бесконечные поездки в ОКБ (спасибо фонду Петровой – оплачивает дорогостоящую дорогу). Капельницы по 8-10 часов. Проблемы с кишечником. Депрессии.

– Приехала к нему после очередного сеанса химиотерапии, – рассказывает Анна, – а у него нервный срыв. Но тут ему Елена Алексеевна Петрова плеер подарила, мы заказали его любимую музыку, а медбрат Саша закачал в компьютер какую-то интересную игру – Влад был счастлив. Для него это стало очень сильной положительной эмоцией. Он у меня молодец, настроен на полное выздоровление. Я теперь нахожусь здесь вместе с ним, помогаю ему приходить в себя после тяжелых процедур.

Катя и донор

А вот и наша знакомая Катя Зимникова, для которой собирали деньги всем Томском. Вернее, не сама Катя (она в «аквариуме»), а ее мама Ульяна.

– 850 тыс. рублей на операцию собрали, – делится хорошим известием Ульяна. – Прошли десятую по счету химиотерапию. Теперь ждем донора для пересадки клеток костного мозга, его нам подбирают в Германии, а операцию будут делать в Санкт-Петербурге. Надеемся только на благополучный исход. Такую огромную сумму мы с мужем никогда бы не нашли. Спасибо фонду Петровой, спасибо томичам – бабе Фае, бабе Эмме, 85-летней Ольге Николаевне, беременной Полине – всем-всем, кто после публикаций в газете и сюжетов по ТВ откликнулся на нашу просьбу о помощи. Спасибо друзьям и коллегам. Мне хочется не просто говорить: «Спасибо». Мне хочется кричать: «Спасибо вам, добрые люди, за то, что помогаете спасать нашу дочку!»

 

Появилась еще одна возможность помочь детям, больным раком крови. В филиалах Сбербанка России размещены квитанции с логотипом и реквизитами Детского благотворительного фонда им. Алены Петровой. Достаточно вписать сумму пожертвования, и ваши денежные средства без удержания комиссии поступят на счет фонда и помогут детям. Не оставайтесь равнодушными!

 

Елена Максименко, палатный психолог:

– Для ребенка очень важен момент отвлечения от ситуации болезни. Он ведь все время находится в отделении: телевизор надоел, соседи по палате надоели, от капельниц тошнит… Все, абсолютно все сконцентрировано на болезни. Никаких стандартных методов переключения внимания ребятишек на какие-то другие занятия не существует. Все делается ситуативно, как импровизация на сцене. Слушает музыку? Хорошо. Увлекся рисованием? Прекрасно. Замечено, что, когда малыш чем-то увлечен, у него даже температура падает. Родителей тоже приходится учить отвлекающим маневрам: пока психолог заговаривает зубы, мама сует в рот ложку с кашей. Каша-то ведь тоже надоела, да и во рту у ребят такие язвы, что процесс поглощения пищи очень мучительный. Но есть все равно надо…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *