О бедном чиновнике замолвите слово

Обсуждая материал «Это система, а не разовая сделка»

 

Я, как бывший чиновник, предлагаю посмотреть на «взятки» со стороны муниципальных служащих. Для каждого работника, чем бы он ни занимался, есть слово «калым». Разве у тех же журналистов нет калымных статей, рекламы того или иного бизнеса, политической партии, подработки в других издательствах и т.п.? Конечно, есть – некоторые издания только этим и живут, и их сотрудники не видят в этом ничего плохого. А еще вы, журналисты, работали с непрофессионально составленными текстами, которые вам втюхивают для публикации? Часто, наверное, чертыхаетесь и поминаете недобрым словом нерадивых «аффтароф»?

Муниципальные служащие сталкиваются с подобными бумагами каждый день: приходится подолгу переделывать и исправлять, чтобы они соответствовали стандарту, иначе вышестоящий начальник не подпишет документ. Чиновник говорит об этом посетителю, а он, вместо того чтобы исправить свою документацию, предлагает вознаграждение, чтобы чиновник все сделал профессионально. Это, безусловно, сэкономит для просителя такое бесценное в некоторых случаях время. Так вот, если служащий является профессионалом в каких-то вопросах, почему он не может взять деньги за помощь в оформлении безобразно составленных бумаг?

Посмотрите, сколько в Томске фирм берут бешеные деньги за оформление различного рода бумажек? Попробуйте самостоятельно оформить документацию на загранпаспорт или налоговую декларацию – помучаетесь дня два-три и пойдете в расположенную неподалеку фирмочку, и вам за 500–800 рублей все оформят. Будем всех за это сажать и в газетах грязью поливать?

А знаете, сколько получает обычный муниципальный чиновник на рядовых должностях? Не больше 15 тысяч. А в это время коллеги рангом выше делают деньги через подставные фирмы, переводят на родственников недвижимость, получают командировки за границу и так далее – и это всё всем известно. Муниципальными служащими низшего ранга не дорожат ни в одной властной структуре – это разменная монета, и как они живут и с чем сталкиваются в работе, никого из начальства не волнует; как сможешь заработать, так и живи.

При этом в отличие от силовых структур (мне нравится их подход – масса российских примеров показывают, что в случае чего силовики своих не сдают, отмазывают до последнего) муниципалы, чуть человек где-то не там засветился, сразу его увольняют и открещиваются как от иноверца.

Мне кажется, что автор материала Неля Костяева всегда пишет интересно и творчески подходит к делу, но здесь не захотела осветить ситуацию со всех сторон, поэтому я и решил рассказать, что может чувствовать человек, которого подвергают такому публичному унижению. А если один из них покончит с собой или больше никогда не сможет доверять людям? А сколько такие служащие могли бы принести пользы людям, которые не в состоянии самостоятельно воплотить свои желания?

Михаил ХАМЗИН, в недавнем прошлом чиновник одной из районных администраций города

 

От редакции

Предложенная точка зрения хороша тем, что ярко раскрывает весьма своеобразные мышление и логику поведения немалой, видимо, части чиновников. Именно поэтому «ТН» и решили частично опубликовать письмо.

Однако редакция хочет поспорить с рядом утверждений.

Во-первых, сравнение с калымом журналистов не выдерживает критики. Если журналист по заданию редакции пишет рекламный материал, он выполняет часть своих должностных обязанностей и получает за это часть своей зарплаты. При этом работа налево во многих редакциях, в том числе и в «ТН», мягко говоря, не приветствуется. А вот если корреспондент частным образом берет с какого-то просителя деньги за какую-то публикацию, то это уже должностное преступление, за которое полагается увольнение.

Во-вторых, находиться в кресле муниципального служащего и одновременно предоставлять услуги частным образом противозаконно. В данном случае нельзя быть единым в двух лицах. Некое поощрение было бы возможно, если, к примеру, представить, что мэрия пошла по стопам Сбербанка, где за отдельную плату согласно установленному прейскуранту кассир заполняет гражданам квитанции. Но почему-то можно предполагать, что такой узаконенный побор муниципальных служащих не прельщает.

В-третьих, в редакции для работы с «непрофессионально составленными текстами» есть специальные люди – в «ТН» это, помимо прочих обязанностей, работа заместителя редактора и ответственного секретаря. И если чиновники так хотят оказывать «помощь в оформлении безобразно составленных бумаг», то им следует убедить начальство, что за это надо платить. Или уходить в «расположенную неподалеку фирмочку».

А вообще представляется, что в психологии такое коллективное сознание называется замещением. Это означает, что социальная группа вытесняет из сознания неприемлемые с общественной точки зрения мотивы («взятка») тех или иных поступков и замещает их на допустимые («калым»).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.