Награда за здоровые амбиции

Фантики воспоминаний начальника отдела по расследованию бандитизма Ирины Карпачевой

Подполковник юстиции, начальник отдела по расследованию бандитизма и деятельности организованных преступных сообществ следственного управления при УВД по ТО Ирина Карпачева согласно указу президента отмечена знаком «Заслуженный сотрудник органов внутренних дел». Прямо скажем, представители милиции подобным вниманием не избалованы: за последние годы лишь два сотрудника областного УВД были удостоены такого звания. Из обязательных критериев для соискателей – раскрытие резонансных уголовных дел плюс выслуга (от 20 лет стажа). Стаж Ирины Карпачевой уже достиг 28 лет…

Банда Дудаева

Коллеги Карпачевой, зная, что у Ирины Леонидовны запланирована встреча с журналистом, подсказали: «Она расследовала дело по банде Гелани Дудаева (кстати, родственника известного чеченского боевика)», и результат расследования – обвинительный вердикт со сроками заключения от 8 до 17,5 года – сыграл свою роль в решении о присвоении государственной награды.

– Под моим руководством проходили материалы по четырем бандам, но суд не всегда соглашается с выводами следствия. Он усмотрел признаки бандитизма лишь в одном деле – по банде Дудаева (2003 год). Тогда главарь и его напарники совершали вооруженные нападения на предпринимателей, а задержаны были после того, как на трассе Томск – Мариинск напали на автобус с китайцами-челноками, – поясняет Карпачева. – Дело расследовали 8 месяцев. В результате из шести представителей банды реальные сроки получили четверо, Дудаев сел на 17,5 года.

Впрочем, через наш отдел больше проходит дел по ОПГ (организованным преступным группам), которые от банд отличаются лишь степенью организации и тем, что преступления совершают менее жестокие.

Достучаться

– Безусловно, моя главная задача как специалиста – профессионально подходить к своим должностным обязанностям: тщательно собирать доказательства, добиваться, чтобы на суде злоумышленник ответил за содеянное… Но в свой человеческий актив заношу не количество дел, а истории некоторых подследственных, на судьбу которых как-то по-матерински пыталась повлиять. Если в материалах дела фигурируют люди лет 20, считаю своим долгом попытаться достучаться до них, чтобы они поняли: еще не поздно что-то изменить. Получается. Но не всегда.

Ирина Карпачева вспоминает 20-летнюю воришку, которая после разговора с Ириной Леонидовной уверяла: криминал в прошлом. Однако спустя несколько дней Карпачева узнала: ее подопечную вновь задержали, и на этот раз за передачу наркотиков в СИЗО.

– Есть и другие примеры: малолетняя воришка, с которой тоже не раз приходилось беседовать, из колонии писала мне письма, а освободившись, пришла за помощью… с ребенком на руках. Всем отделом собирали ей пеленки, писали письма, чтобы девушке как сироте выделили какую-то жилплощадь.

Вспоминаю и другую жизненную драму, которая произошла года два назад. В начале 1990-х задержали группу молодых людей, совершавших кражи. Одна из фигуранток сбежала, ее объявили в федеральный розыск, но безрезультатно. Позже выяснилось: девушка жила в Минеральных Водах, где сожительствовала с сотрудником ОВД, который не знал о ее криминальном прошлом. Но в итоге, устав врать, жить без паспорта, не иметь возможности смело перемещаться, она поведала свою историю гражданскому супругу. Мужчина настоял: нужно ехать в Томск, ставить точку и начинать жизнь с чистого листа. Пара приехала в наш город, милиционер устроился здесь на работу, полагая, что ему предстоит долгий период ожидания. Девушку осудили, но с условным приговором. Это был праздник не только для влюбленных, но и для нашего отдела, искренне за них переживавших. Все мы люди, но у каждого есть работа… Я на своей работе проживаю не только свою жизнь, но и жизнь своих подследственных, – резюмирует Карпачева.

Фантики жизни

При всей серьезности должностных обязанностей у начальника отдела по расследованию бандитизма Ирины Карпачевой на первый взгляд легкомысленное, в чем-то по-детски наивное хобби – таковым его считают близкие Ирины Леонидовны. Она не согласна. Порядка 20 лет Карпачева собирает фантики.

– Это коробочки с сотнями пестрых, как жизнь, бумажек, которые пока не систематизированы – думаю, как рассортировать, – улыбается Карпачева. – Для меня это не просто обертки, а кусочки истории: с каждым связаны какие-то события. Разглядываешь фантик и вспоминаешь, как радовалась, когда смогла в период дефицита раздобыть конфеты дочке, другая обертка возвращает на турецкое побережье, третья – на встречу с друзьями. А есть и раритетные экземпляры: к примеру, фантики от конфет, произведенных в городах, которых уже нет: Фрунзе, Ленинград. Так что это вам не просто фантики – это история и моей жизни, и в какой-то степени моей страны, – считает Карпачева.

 

– Меня с молодости преследовали здоровые амбиции: отец – обладатель ордена Ленина, мама – отличник народного образования, свекровь – заслуженный врач, у брата тоже есть профессиональные награды, поэтому и мне хотелось заработать знак «Заслуженный сотрудник органов внутренних дел», – признается Ирина Карпачева.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *