Чужая река

Ситуация стала чудовищной – человек с удочкой оказался вне закона! – говорит Михаил Саклаков, представитель томского клуба спиннингистов. – Река общая, как ее могут кому-то отдать? Словом, классический российский вариант: сначала все запретить, а потом за деньги разрешить.

– Я вообще не понимаю: мальчишка вышел на рыбалку с удочкой – ему штраф? – возмущен Алексей Иванкин, завсекцией спортивного рыболовства областного общества охотников и рыболовов. – Спиннингом и удочкой вылавливают не тонны, а килограммы. Даже 10 разрешенных килограммов, которыми они ограничили улов, далеко не всегда можно выловить. Как можно приравнять человека с удочкой и браконьера с сетями? Рыбнадзору проще поймать спиннингиста, а бесхозные сети десятками бросают в реке. Когда вода спадает, они появляются над поверхностью с мертвой рыбой… Как хотят, но пусть отменяют платежи и штрафы! Надо срочно что-то делать. Хотелось бы, чтобы губернатор или областная Дума вмешались.

Такова массовая реакция рыболовов-любителей на новые правила рыболовства, о которых стало известно задним числом – вступили в действие давно, а штрафовать рыбаков начали сейчас…

 

Инспекция поступает по закону

– Составили протокол, а потом за незначительностью нарушения отменили: у нас не было рыбы, – рассказывает рыбак Олег Бурдюжа. – Мы написали жалобу на рыбинспектора, что он нас неправильно проверял: мы уже были на берегу. Могли бы сказать, что рыбачили на Луне, но сказали как есть…

– Домик, где теоретически должны были продавать путевки, был закрыт. Пошли так, – вспоминает свою встречу с инспектором рыбнадзора Михаил Саклаков, представитель томского клуба спиннингистов. – От меня инспектор отстал, а товарищи сейчас общаются с прокуратурой, пишут жалобы…

Все рыболовы, «пойманные» рыбнадзором, еще недавно были бы законопослушными: рыбалка удочкой и спиннингом была разрешена везде, даже в период нереста.

Сейчас же водоемы разделены на три категории. Общего пользования – удить можно по-прежнему бесплатно, но без использования промышленных орудий лова. Водоемы любительского рыболовства – спортсмены допускаются по путевкам (зато здесь можно поставить сети – до 50 метров на одного человека, фитили и т.п.). И водоемы промышленного лова – на них можно рыбачить только по договорам согласия с собственником.

– Водоемы были закреплены и раньше: всего в области 1946 рыбопромысловых участков, из них 974 закреплено для промышленного лова, 67 участков для любительского, остальные водоемы – общего пользования, – объясняет Виктор Дроздов, замначальника департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды. – А заговорили об этом только сейчас, потому что спала большая вода, люди массово выехали на водоемы, и рыбинспекция стала их наказывать. Но инспекция поступает по закону…

Напряженность уже появилась вокруг Томска, Кривошеина, Молчаново, Колпашево, Первомайки, Асино, Зырянки: в основном на реках Чулым-Обь.

Аншлаг, аншлаг

– Посыпались жалобы от предпринимателей – пользователей водоемами: приезжают, а там десяток человек с удочками. Многие говорят: «Я хотел просто попробовать, как здесь ловится…» – объясняет еще одну причину возросшей активности рыбинспекции Сергей Егоров, и.о. начальника территориального отдела Верхнеобского территориального управления Федерального агентства по рыболовству.

– В общей сложности в области 167 пользователей различных форм собственности: 147 организаций взяли участки для промышленного рыболовства, 20 для любительского, – информирует Дроздов. – На водоемах должны стоять аншлаги с надписью: кому водоем принадлежит, адрес и сотовый телефон. Можно позвонить: «Я буду рыбачить у вас удочкой и спиннингом», – предприниматель разрешит. Или не разрешит, если собирается сам выходить на этот водоем…

– Нет же повсеместно никаких аншлагов! – на своем опыте доказывает рыбак Олег Бурдюжа.

– Если нет аншлагов, мы пишем протокол не на рыбаков, а на должностное лицо, – замечает Егоров и добавляет: – Хотя в законе не прописано, что он обязан их установить…

– Сейчас человек может купить путевку в охотобществе, но не на все водоемы: не везде принципиально получено согласие, – говорят чиновники.

(Некоторые предприниматели вообще брали водоемы для себя и, возможно, не хотят лишний раз общаться с налоговой, продавая путевки…)

– А если есть согласие, не всегда есть путевки, – комментирует завсекцией спортивного рыболовства областного охотобщества Алексей Иванкин. – При мне приходил человек, хотел ехать в Шегарку, но путевки туда кончились – они должны быть с печатью Шегарского общества, ему предложили поехать в другое место. И еще – заявленную плату в 20 рублей берет за доступ на свои водоемы общество охотников и рыболовов. Я ездил в Молчановский район – 100 рублей. Где-то берут и по 300. За что? Человек даже аншлаги не выставил, а деньги хочет получить.

– Ситуация меняется: мы обследовали 3–4 августа Молчановский и Кривошеинский районы: есть аншлаги, домики, на месте выписываются путевки, не надо никого искать, – утверждает и.о. начальника рыбнадзора.

– Около населенных пунктов в основном нет согласованных кому-то водоемов, только общего пользования: главы районов не хотят социальной напряженности, – уточняет Виктор Дроздов, – а вот в 10–20 км – уже закрепленные…

На воде границ нет

– Раньше я выезжал на рыбалку и не знал, куда – куда колеса повернут. А сейчас я должен знать всех арендаторов на реке! И со всеми договориться, иначе я браконьер, – в принципе не согласен с новой системой организации рыбалки Михаил Саклаков. – Мы же не сидим на месте – в одном месте не понравилось, переезжаем в другое. А на воде нет границ – как я определю, я еще на этом участке или на соседнем? Какая-то головоломка. Мне надо взять пять путевок? Рыбалка из отдыха превращается в головняк. Я только что приехал из Монголии: заплатил на границе порядка 500 рублей – и можно рыбачить где угодно. Не бегал за разрешениями к каждому чабану.

– Товарищ живет в Германии, берет лицензию сразу на полгода, – приводит пример Саклаков. – Но за эти деньги убраны берега, стоят рыборазводные заводы. А у нас на путевке написано: «оказание услуг», а никаких услуг нет.

– Организация рыбалки подразумевает, что что-то организовывают – есть домики, мостки, лодки. Закидывай удочку – и поймаешь рыбу, – согласен Владимир Кучеров, старший госинспектор департамента природных ресурсов.

– При этом арендаторы взяли участки наиболее общедоступные и посещаемые, – дополняет Алексей Иванкин. – Там, где больше рыбы. Ведь есть места, где на 10% воды собирается 90% рыбы, а есть наоборот…

Река общая

Рыбаки и чиновники видят выход из ситуации по-разному. Мнение чиновников:

– Путевка на лов с удочкой должна быть, но бесплатная – чтобы вести учет выловленной рыбы. Мы подавали свои предложения в Правила рыболовства руководству Федерального агентства. 24-28 августа пройдет Всероссийское совещание в Новосибирске по развитию рыболовства и аквакультуры. Надеемся, до совещания все вопросы мы снимем.

– В прудах и озерах – да, вопросов нет. Никто не пойдет без спроса туда, где человек разводит рыбу. Но на реке, считаю, путевок вообще не должно быть, – не согласен с чиновниками Алексей Иванкин. – Как водоем не на бумаге, а в реальности общего пользования может быть отдан в аренду?! Казанка – это же совсем близко от города, 15 км, а туда, по-хорошему, уже надо путевку брать! Надо срочно что-то делать. Хотелось бы, чтобы губернатор или областная Дума вмешались.

– Ситуация стала чудовищной – человек с удочкой стал вне закона, – добавляет Михаил Саклаков. – Река общая, как ее могут кому-то отдать? Классический российский вариант: все запретить, а потом за деньги разрешить.

Ирина ГЕРАЩЕНКО

 

«Многие жители области живут за счет рыбы, и мы старались, чтобы они по-прежнему могли пользоваться промышленными орудиями лова. Поэтому стали активно закреплять участки для промышленного лова по временной схеме, на год–два», – говорят чиновники. Однако, согласно перечню рыбопромысловых участков, отданных под промышленное рыболовство (опубликован на сайте департамента), договора аренды заключены минимум на 5 лет. Примерно треть из них – на 20 лет.

 

На сайте департамента природных ресурсов указаны все водоемы и их статус. Эта же информация есть на сайте рыбнадзора; в обществах охотников и рыболовов (в любом населенном пункте есть представитель общества); у глав администраций.

– Единственное, что может быть непонятно непосвященному – километраж: он ставится относительно лоцманской карты, а не географической, – поясняет старший госинспектор департамента природных ресурсов Владимир Кучеров. – Человек идет в областное охотобщество и спрашивает: где этот участок согласно географической карте? Ему покажут.

На Томи закреплены участки для промышленного лова от 127 до 111 километра и от 111 до 96 – это от границы области до Казанки. От Казанки до Козюлино река оставлена для общественного пользования, можно рыбачить свободно, но – только удочками и спиннингом. Однако Калтайская протока согласована для любительского и спортивного рыболовства районному обществу охотников и рыболовов. Ближе к Оби, за Козюлино – для промышленного лова закреплены протоки Сухая-Чацкая и Чацкая (соединяет Обь и Томь).

Угол зрения 

ЧУЖАЯ РЕКА

Огорчает не только то, что у большинства жителей области сегодня нет реальной возможности купить путевку и тем самым сделать свою рыбалку законной. Очевидно, что появилось новое поле для коррупции и злоупотребления должностными полномочиями. Уже сейчас можно представить, сколько возникнет конфликтов между «непросвещенными» рыболовами и контролирующими инстанциями и как эти конфликты будут разрешаться.

К большому количеству людей отнеслись по-свински, не создав мало-мальски понятного механизма продажи путевок. Что ж, это для нашего чиновничьего аппарата не ново.

Но меня все же удивляет: зачем надо было отдавать в пользование за мизерные деньги (это признают сами чиновники) огромные участки на Томи и Оби? И не где-то там, на севере, в Александровском районе, а относительно рядом с областным центром – в Томском, Шегарском, Кожевниковском районах. То есть в тех районах, где десятилетиями отдыхали с удочкой и спиннингом тысячи и тысячи томичей. Кто уж так вынуждал это делать? Поражают сроки заключенных договоров – 5, 10 и даже 20 лет! Прощай, Томь, и прощай, Обь…

Понятно желание предпринимателей или руководства региональных обществ охотников и рыболов закрепить за собой исключительное право ловить рыбу на облюбованных ими участках. Но почему чиновники так охотно пошли им навстречу? Почему забыли об интересах большинства жителей области, которые пока даже не подозревают, что многие реки и озера стали для них чужими? Вопрос, на который рано или поздно все равно придется ответить.

Алексей НИКИТИН

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *