Игры с ядерной дубинкой

«Ситуация абсолютно взрослая, реальная, обсуждаемая, и никто пока не знает, как ее решить»

 

Промежуточная сверка позиций

…К полудню большинству участников переговоров стало казаться, что процесс зашел в тупик.

– Пакистан заявляет, что не будет подписывать договор о нераспространении ядерного оружия! – тоненькая темноволосая девушка немного смущается, но держится своей позиции твердо. – Россия, давний партнер Пакистана, в рамках военно-технического сотрудничества выделяет нам средства на физическую защиту от ядерного терроризма, США со своей стороны также предоставит деньги на это при условии целевого расходования по утвержденному списку, этого достаточно…

Кого-то заявление возмущает, кого-то веселит, сыплются ехидные реплики, очаровательная «пакистанка» с надеждой оборачивается к содокладчику – у США и веса, и авторитета поболе… Представитель Штатов важно кивает и добавляет аудитории удивления:

– Кроме того, утром случилось небывалое: мы договорились с КНДР о подписании соглашения о допуске американских представителей на ее военные ядерные объекты в обмен на строительство нашими силами двух легководных реакторов…

– Госпожа председатель, господа делегаты, позвольте уточнение к коммюнике! – подскакивает с места Россия. – Переговоры велись, но окончательное решение мы еще не приняли. Российская делегация также заявляет, что никаких предварительных договоренностей по Израилю у нее нет…

– Принято, – кивает модератор, магистр политических наук Центрально-Европейского университета и аспирант ТГУ Нина Рожановская. – Иран, займите, пожалуйста, свое место – оно, насколько я помню, в конце зала!

В переговорном процессе возникает пауза. Веселятся все – непримиримые КНДР с Пакистаном, серьезные Франция со Швецией, напористый и артистичный Израиль, вдумчивая Индия и несколько застенчивый Китай…

Информагентства молчат, стенограмма не ведется, ничего судьбоносного для мира не происходит. Это международная летняя школа «Новое будущее нераспространения после саммитов 2010 года: результаты и перспективы» – 24 студента и аспиранта вузов Томска, Екатеринбурга, Кемерово, Новосибирска, Омска, Тюмени и Одессы с азартом играют в большую политику. А то, что в данную минуту происходит между «странами-участницами», несмотря на серьезность заявлений, еще не главный бой, а только промежуточная сверка позиций, чтобы к вечернему раунду быть во всеоружии. Глядишь, и выйдет из этих тупиковых переговоров что-нибудь продуктивное…

Совсем как в жизни

Лекторы летней школы – преподаватели ТГУ, Уральского госуниверситета (УрГУ) и признанные зарубежные эксперты из Стокгольмского международного института изучения проблем мира (SIPRI), Центра по изучению проблем нераспространения (США) и Аналитического центра Физико-энергетического института (Обнинск) уже отчитали лекции, провели консультации и практикумы. Бывший инспектор МАГАТЭ Роберт Келли уже разъяснил, что стоит за теми или иными правилами и нормами… А сейчас взрослые с удовольствием наблюдают за происходящим:

– На ролевой игре рассматривается один из самых сложных на сегодня вопросов разоруженческой повестки дня: переход с хорошо знакомой двусторонней российско-американской основы на многостороннюю, с подключением всех ядерных государств, – комментирует Николай Соков, сотрудник центра исследования проблем нераспространения Монтерейского института международных исследований. – Ситуация абсолютно взрослая, реальная, обсуждаемая, и никто в мире пока не знает, как ее решить. А у ребят проявляются кое-какие интересные подходы…

Николай Соков отмечает высокую реалистичность происходящего:

– Ребятам удалось хорошо проникнуться позициями «своих» стран – отлично работают Иран, Северная Корея и Пакистан (у них самые сложные позиции в этих переговорах), хороши Бразилия, ЮАР, Швеция, неплохо действуют Китай и Мексика. Политические образы получаются очень похожие – участники игры знают, как это бывает в жизни… При этом очевиден и настрой на поиск конструктивных решений.

«Как это бывает», Николай Николаевич знает не понаслышке: много лет участвовал в советско- и российско-американских двусторонних переговорах по сокращению вооружений, в переговорах в формате ООН…

На страже мира – физики и лирики

Это уже пятая летняя школа «по нераспространению»: сотрудничество ее организаторов, ТГУ и Шведского управления по радиационной безопасности, началось в 2006 году.

– Нынешняя школа построена вокруг важнейших событий года: в Вашингтоне прошел ядерный саммит, затем была конференция по рассмотрению договора по ДНЯО в Нью-Йорке. Здесь рассматривается режим нераспространения ядерного оружия в самом широком контексте – и атомная энергетика, и большая политика. Сегодня в игре первая группа «стран» формирует конфигурацию процесса – насколько и в каком порядке будут сокращаться ядерные арсеналы. Вторая прорабатывает вопросы контроля за соблюдением договоренностей. Третья бьется над укреплением режима нераспространения, созданием свободных от ядерного оружия зон и противодействием ядерному терроризму.

– Мы стараемся пригласить на школы экспертов разных специальностей, – рассказывает Виталий Федченко, сотрудник SIPRI – «субподрядчика» Шведского агентства по радиационной безопасности. – И среди участников как физики-атомщики, так и политологи, международники. Политики ведь многих технических вещей не понимают, то есть могут проводить решения визуально правильные, но на деле ничего не решающие. Физики способны проанализировать эти договоренности и оценить, будет ли от них толк.

Они будут знать

– По созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия, продуктивного разговора, к сожалению, не получилось – Израиль не готов идти на диалог с Ираном, – сетует Франция (Анна Кадцына, УрГУ).

– Хочу акцентировать: меры окажутся неэффективными, если не все страны подпишут доппротокол, – настаивает Россия (Иван Панченко, ТПУ).

– Мы договорились, что ставим наши военные программы под полный контроль международного сообщества, – возражает Израиль (Андрей Баклицкий, УрГУ). – Зачем же нам дополнительный протокол, который ищет, как мы переводим мирное в военное – оно и так под контролем?! Израиль подписывать не будет! Мы никогда не признавали наличия у себя ядерного оружия, а потому и условие сокращения его на 25% считаем бессмысленным.

– Речь идет лишь о транспарентности, прозрачности ядерной сферы? Никаких ограничений по ее модернизации у нас не возникнет? – тревожится Китай (Расул Аяпергенов, Омский госуниверситет).

А Иран (Дмитрий Быльев, Одесский национальный университет) предпочитает получить помощь эксперта кулуарно:

– Мы считаем, что нас опять хотят обмануть. Можно как-то в допсоглашении формулировками поиграть?

– Знаете, хитрить в договорах вредно. И это не очень хороший тон. Ищите страны, с которыми сможете говорить, – советует Соков.

Ядерная дубина в ненадежных руках и политически нестабильном регионе – втройне страшная штука, понимают эти умненькие, играющие в политику дети…

Но все же зачем эта школа? Ну поднатореют в почти политических битвах два десятка студентов. Какое дело до того, скажем, Швеции? (Летние томские школы проводятся в рамках партнерских обязательств, которые Швеция взяла на себя в 2002 году на саммите «Большой восьмерки» в Канаде.)

– Они вырастут, станут профессионалами. И даже неважно, что они будут делать. Главное – будут знать, – говорит Виталий Федченко.

– Этот опыт пригодится ребятам во всех сферах жизни, – дополняет Николай Соков. – А если они пойдут в дипломатию, то она от этого очень выиграет.

 

сказано

Николай Соков, сотрудник центра исследования проблем нераспространения Монтерейского института международных исследований:

– Нынешний набор школы исключительно удачный. Совершенно замечательные ребята. Я сам родом из Москвы. Когда впервые четыре года назад приехал в Томск и пообщался со студентами ТПУ и ТГУ, а потом посмотрел на слушателей школы, моей первой реакцией было изумление и мысль: а я думал, что таких больше не делают! Говорю это абсолютно серьезно: здешняя и столичная молодежь – небо и земля. И дело даже не в том, что сибиряки хотят знать как можно больше, эта компания и вне класса очень хорошо проводит свободное время – вместо тупых гулянок играют в умные игры, развлекаются, живые такие ребята, глаза горят… Оказывается, таких еще делают, и делают в Сибири!

 

Рождается рамочное соглашение о создании международной организации по контролю за ядерным разоружением. С инициативой о ее создании утром коалицией выступили Швеция, Бразилия, Мексика, Египет и ЮАР

 

– У нас творческий кризис! А когда он закончится, начнется межличностный – ругаться будем, – посмеиваются над собой участники рабочей группы и поясняют: – У нас проблемы не с ДНЯО, а с Пакистаном, который в принципе против всего. Что с ним делать-то?

– Ничего не поделаешь – суверенное государство. Уговаривайте, ищите аргументы, торгуйтесь в конце концов! Кроме того, вы можете укреплять режим нераспространения не только в рамках ДНЯО, предпринимайте и другие шаги, – советует будущим дипломатам опытный эксперт Николай Соков

 

 

 

 

фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *