Эксперты и поклонники

Как «уходят» столичных и провинциальных губернаторов

Целый театр ухода

Во вторник президент Дмитрий Медведев отстранил от должности мэра Москвы Юрия Лужкова. С очень жесткой формулировкой: «Отрешить Лужкова Юрия Михайловича от должности мэра Москвы в связи с утратой доверия президента России».

Подобную формулировку можно считать прецедентом. Формально она используется в пятый раз. Но, во-первых, до сих пор речь шла о рядовых, а не особых субъектах Федерации (о разнице см. ниже). Во-вторых, в случае с Лужковым совершенно особые политические обстоятельства. Конфликт зрел уже несколько месяцев. Усилился, когда Кремль стал заменять глав особых регионов – Татарстана, Башкортостана, Калмыкии. И совсем вспыхнул, когда после ряда публикаций в СМИ Администрация Президента РФ обвинила градоначальника в попытке вбить клин между Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным.

Для наглядности цитирую («МК» от 1 сентября, «Конкуренция вокруг Москвы»): «Смена руководителя Москвы, лояльного премьеру и немало поработавшего с ним над стабилизацией положения не только в столице, но и по всей России, открывает дорогу цветному бунту…» – вот так, и не меньше! Как сказал на это («Взгляд», 19 сентября «Целый театр ухода») прокремлевский политолог Глеб Павловский, «когда глава субъекта Федерации и один из лидеров правящей партии 74 лет делает из ухода на пенсию национальный кризис, его надо тормознуть…».

Лужков «тормознуться» не захотел – в отставку не подал. Президент реализовал самый жесткий сценарий отставки, и все политические партии – от «Единой России» до оппозиции – его поддержали.

А вот множественные интерпретации этого решения кардинально разнятся. Представители «ЕдРо» «сожалеют, что один из основателей партии в силу собственных ошибок лишился доверия главы государства», и готовятся представить кандидатуру нового мэра. Оппозиция говорит, что «Медведев впервые совершил по-настоящему президентский поступок» и «хочется верить, что в России случился слом сложившейся системы, что мы уже живем в новой политической реальности…». Одни аналитики называют произошедшее «эпохальным событием», другие – только «перераспределением контроля над огромными финансово-экономическими ресурсами Москвы».

При всем разнообразии комментариев их объединяет одно – отсутствие внятных аргументов. Так что истинное значение события и его последствия пока не понятны.

Потенциал томской улицы

Отставка Лужкова создала весьма сильный фон для разговоров о судьбе губернатора Виктора Кресса. За несколько дней до увольнения московского градоначальника фонд «Петербургская политика» опубликовал очередной, седьмой, рейтинг политической выживаемости руководителей регионов. (Рейтинг составляется каждые полгода, оценка – по пятибалльной шкале.) Юрий Лужков получил единицу, Виктор Кресс и Леонид Полежаев (Омск) – по двойке.

Это соседство сразу дало томским комментаторам возможность проводить прямые аналогии. И вот здесь, поскольку речь идет о поддающихся анализу вещах, могу несколько пунктов заявить.

Во-первых, некорректно сравнивать несопоставимое. Субъекты Федерации у нас де-факто двух типов – особые (в силу политических, экономических, национальных и геополитических причин) и рядовые. Для перечисления особых достаточно пальцев одной руки – Башкортостан, Татарстан, Калмыкия, Чечня, Москва. Остальные – рядовые (с некоторыми нюансами). Смена главы особого региона – общефедеральное серьезное событие, рядового – …

Во-вторых, прогнозы «Петербургской политики» обычно сбываются на 20–30% (50% – редкость) и, как правило, с серьезными временными лагами, а сами рейтинги непонятно на чем основаны. Точнее, критики давно оценили методологию: поставить низкие оценки тем, чья судьба предрешена, и дополнить список по формальным основаниям или из лоббистских соображений.

23 сентября, то есть раньше «Петербургской политики», «Томский вестник» опубликовал свой традиционный уличный опрос. Тема – Лужков. И самые обычные граждане, если использовать предлагаемые термины, дружно оценили «рейтинг политической выживаемости» московского начальника даже не единицей, а нулем. Вот таков экспертный потенциал томской улицы, представленной методом случайной выборки.

И в случае с Виктором Крессом наукообразные «экспертные» критерии очевидны настолько, что любой человек с улицы их назовет. Да, один из редчайших уже старожилов. Но по-прежнему в мэйнстриме. Да, срок заканчивается весной 2012-го. Но в отличие, например, от Новосибирска («дело Солодкиных») нет коррупционных скандалов. Привлечение иностранного оператора на конкурс по «Водоканалу» (ngs70.ru и другие источники) «идет в разрез с позицией ряда федеральных силовых структур и действующего законодательства о гостайне»? А как же то, что протокол о намерениях был подписан в присутствии президента России?

Мерило политической жизни

Если во времена выборности губернаторов мерилом политической жизни была социология, то теперь популярны эксперты, имеющие некий доступ к информации о подковерной борьбе.

А жанр комментария серьезно выродился в автобусное резонерство.

 

от первого лица

Виктор Кресс намерен работать на своем посту до истечения пятилетнего срока полномочий в 2012 году.

– С месяц назад я задавал этот вопрос (о возможном преемнике) в тех кабинетах, где принимают решение. Мне было сказано: «Работай до марта 2012 года и не оглядывайся», – сказал Виктор Кресс журналистам, комментируя опубликованный рейтинг «политической выживаемости губернаторов».

Глава региона выразил недоумение, почему в рейтинге губернаторы, проработавшие месяц или два, получили пятерки, а те, кто долго работал, – двойки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *