В сухом от крови погибших остатке…

О промышленной политике, профессиональном долге и гражданских обязанностях

Трагедию с теплоходом «Булгария» и авиапроисшествие неподалеку от Стрежевого разделяют сутки и несоизмеримые масштабы погибших, но они абсолютно сопоставимы по двум критериям – техническим и человеческим.

«Корыто 1955 года постройки, – охарактеризовал состояние «Булгарии» в журнале «Форбс» профессиональный моряк, журналист и писатель Игорь Мальцев. – Таких, кстати, осталось три штуки на Волге. В них нет водонепроницаемых перегородок. Это значит, что вода, попав внутрь, заливает все судно. Для прогулок по Влтаве или по Дунаю это вполне нормально, но для Волги с ее гигантскими пространствами не просто опасно, а суперопасно. Нынче даже на пятиметровых лодках есть отделения, недоступные для воды, и поэтому они не идут на дно за две минуты. Но Регистру было тоже наплевать – ходит и ходит…»

Про техническое состояние Ан-24 ничего сказать не могу. Но для меня показательна справка: «Самолеты Ан-24 были введены в эксплуатацию в 1962 году. За 17 лет было выпущено более 1,2 тыс. самолетов этой модели. Приводнившийся на Обь Ан-24 принадлежит авиакомпании «Ангара» с 2007 года. Эксплуатировался около 36 лет».

Эти технические характеристики самым ярким образом комментируют реальное состояние государственной промышленной политики. Да и состояние экономики. Граждане страны, «поднимающейся с колен» и совершающей «модернизационный рывок», плавают на кораблях 56 лет и летают на самолетах, которым 36 лет. А еще у нас регулярно уже рвутся склады просроченных боеприпасов. А еще… Вот такие инновации. Ясно говорящие об огромной степени изношенности инфраструктуры и транспорта. Это во-первых.

Во-вторых, проблема не только в массовом количестве дряхлой физически и морально техники. Есть еще люди, которые на этой технике работают. Советую пользователям Интернета прочитать статью процитированного выше Игоря Мальцева. А я коротко перескажу суть. Владельцы и экипаж «Булгарии» нарушили все правила Торгового кодекса мореплавания, корабельного устава и УК РФ. Корабль был перегружен – билетов продано в полтора раза больше нормы. Корабль имел крен на правый борт. Один двигатель не работал. И так далее и тому подобное. Наконец, Игорь Мальцев пишет, что «хотел бы посмотреть в глаза» боцману и пассажирскому помощнику капитана: «Потому что так не бывает – из 205 пассажиров спаслись 59 (28%), а из 33 членов команды – 23 (69,7%). Это значит, что, по сути, экипажу было просто наплевать на пассажиров». Вот такие порядки у нас на флоте – соответствуют состоянию «Булгарии».

А теперь рад сообщить о разительном контрасте. Отслеживая комментарии об авиапроисшествии под Стрежевом, сделал вывод: многие специалисты неформально, а граждане открыто уже сошлись во мнении, что пилотам Ан-24 удалось невозможное. Экипаж смог приводнить самолет фактически на косе – так, что корма и верхняя часть до второго иллюминатора осталась над водой (глубина на месте жесткой посадки 2–2,5 м). «Село бы судно в 10 метрах правее, оно бы однозначно затонуло, левее – разбилось бы и взорвалось…» И пассажиры уже рассказали ТВ-2, что «пилоты вырубали фюзеляж и вытаскивали из самолета людей». А будь как на «Булгарии» – что было бы с экипажем и сколько было бы жертв среди пассажиров?

А еще, и это в-третьих, есть люди, которые волею судьбы оказываются рядом с местом чрезвычайных происшествий. И они тоже по-разному себя ведут.

Достоверно известно, что в районе бедствия «Булгарии» были замечены как минимум два судна, которые вопреки закону прошли мимо терпящих бедствие и, по оценке Игоря Мальцева, тем самым «вошли в историю флотского позора». (Капитан третьего судна под названием, которое известно всем, в детстве читавшим книги про приключения капитана Питера Блада, организовал спасательную операцию и спас 76 человек.)

В случае же на Медвежьей косе Оби простые граждане, случайно оказавшиеся на реке, сразу же бросились помогать терпящим бедствие. И нижневартовские спасатели прибыли вскоре.

В сухом от крови погибших остатке две вещи. Хотелось бы увидеть реальные итоги государственной промышленной политики в виде новых самолетов-пароходов-автомобилей и многого другого. А пока все остается как есть, нам всем надо каждый день вспоминать о своем профессиональном долге и гражданских обязанностях, которые, как видим, спасают-таки человеческие жизни. И, честно говоря, я не знаю, какая из этих двух вещей сегодня важнее.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + четыре =