Минус телевидение плюс копии почетных грамот

«Слушается гражданское дело по иску Замощина Владимира Михайловича к ОАО «Редакция газеты «Томские новости», Кречетовой Нелли Степановне…»

Истец не явился

Вторник, 19 июля. Кировский районный суд. Сейчас начнется первое заседание по иску директора СУ-13 к уполномоченному по правам человека в Томской области и нашей газете.

– Вы в каком статусе присутствуете на процессе?

На секунду теряюсь. Ответить помощнику судьи – «журналист»? Нет такого статуса. Может, «представитель со стороны ответчика»? Чушь, вон он – представитель «ТН», профессиональный юрист. А я…

– Слушатель!

– Вы войдете в зал, если там останется место. Сперва – участники процесса, потом СМИ!

Спорить с молоденькой помощницей бессмысленно. У нее – инструкция и правила поведения в суде. С тоской оглядываю коридор: залы заседаний в Кировском суде тесные, а непосредственных участников пришло много. Нелли Кречетова, ее представитель – юрист Сергей Езопихин, адвокат Замощина Петр Козырев, наш юрист… Плюс семь свидетелей – дольщики и работники СУ-13. Самого Владимира Замощина нет. Хотя дело-то знаковое. И для Замощина, как руководителя крупной компании и депутата, и для уполномоченного по правам человека Томской области Нелли Кречетовой.

Не каждый день судятся такие зубры.

…Вот сейчас, в последнюю минуту, набегут коллеги – газетчики и телевизионщики, и в зал будет не протолкнуться. Очередь, что ли, занять?

Оказалось, напрасно волнуюсь. Подошли, но почему-то остались за дверями журналисты ГТРК «Томск». Свидетелей усадили ждать вызова в коридоре, и в зале заседаний еще остались пустые скамьи. Истец так и не появился.

Первые «зарубки»

– Слушается гражданское дело по иску Замощина Владимира Михайловича к ОАО «Редакция газеты «Томские новости», Кречетовой Нелли Степановне о защите чести, достоинства, деловой репутации…

Судья Алла Палкова профессиональной скороговоркой оглашает суть претензий, исковые требования, перечисляет права и обязанности сторон. С формальностями покончено быстро:

– Есть ходатайства?

Первое заявляет представитель Владимира Замощина адвокат Петр Козырев:

– Прошу приобщить к материалам дела выписку из трудовой книжки Замощина, поощрения, которые он имел на посту директора СУ-13, – копии почетных грамот и благодарностей – 22 штуки, копии удостоверений наградных знаков и медалей, копии заявлений жителей Томска в поддержку Замощина после публикации в «Томских новостях», справки о численности рабочих в СУ-13; копию письма организации, которая не желает возобновлять договор строительного подряда вследствие того, что нарушена деловая репутация Замощина…

– Предъявлен иск о защите чести, достоинства, деловой репутации, – возразил представитель «ТН». – Истцу не нужно доказывать, что он – хороший, правильный, добросовестный человек, имеет награды, является депутатом – его добропорядочность предполагается изначально. Поэтому я полагаю, что те доказательства, которые представлены в подтверждение этого, совершенно излишни и не подлежат приобщению к материалам дела. Иначе мы можем собирать характеристики начиная с детского сада.

Впрочем, по нескольким позициям согласие достигнуто:

– Приобщить документы, которые могут доказывать или опровергать что-либо, на что ссылается истец: справка о численности работников – их количество может подтверждать или опровергать, имели ли место массовые нарушения. Письмо компании, которая не захотела возобновлять договор – этот документ может подтверждать наступление вредных последствий от публикации. И выписка из трудовой книжки, которая подтверждает, что Замощин являлся руководителем СУ-13.

Больше всего это заявление-возражение Петра Козырева напоминало прощупывание стороны ответчика. Как она отреагирует на простенькое ходатайство? Примет или сразу попытается продавить слабые места?

Судья ходатайство удовлетворила. Пачка документов вкупе с грамотами и благодарностями легла на стол перед председательствующей. Адвокаты сделали свои первые «зарубки».

Застенчивый адвокат

Следующее ходатайство заявил Сергей Езопихин, представитель Нелли Степановны, – об освещении процесса журналистами ГТРК. Так вот почему они до сих пор не в зале – согласие участников процесса на съемку еще не получено! Кречетова, понятное дело, не возражает против телевидения. Представитель газеты – тоже. Но адвокат Петр Козырев находит «веский контраргумент»:

– Стесняюсь я публичности…

Профессиональный защитник стесняется видеосъемки? Кстати, Козырев – не простой юрист: член квалификационного совета Адвокатской палаты ТО, почетный адвокат России. Специалист в вопросах бизнес-права, участвует в основном в арбитражных делах. При этом Петра Федоровича отличает не только аналитический склад ума, но и незаурядное чувство юмора. В свое время возглавлял театр эстрадных миниатюр юрфака ТГУ. По собственному признанию, не любит скучных процессов: «От работы нужно получать удовольствие. Если не расшевелю, не развеселю участников процесса, значит, я зря провел время» («ТН» от 24 июня).

Судья отклонила ходатайство Сергея Езопихина. «В целях обеспечения состязательности и равноправия сторон» телевизионщики в зал не допущены. Фотосъемка тоже запрещена. Разрешается вести аудиозапись, пользоваться блокнотом и ручкой.

Гласность…

Чуть позже, когда объявили перерыв, Нелли Кречетова выразила недоумение по поводу заявления Козырева:

– Процесс открытый и состязательный. Не понимаю, почему смешной аргумент, который привел адвокат, судья посчитала существенным…

Два лица

Представитель Нелли Кречетовой заявил принципиальные ходатайства. Во-первых, просил суд «признать ответчиком не физическое лицо Н.С. Кречетову, а уполномоченного по правам человека Томской области, исполнявшего должностные обязанности, а не просто высказывавшего свое мнение в газете». Во-вторых, настаивал, что истец может вести речь только о защите деловой репутации, поскольку в статье речь идет о нем как о руководителе, возглавляющем СУ-13, о его деловых, профессиональных, но никак не человеческих качествах. А значит, дело должен рассматривать арбитражный суд…

Ходатайства еще не рассмотрены по существу.

Кажется, Нелли Степановна ожидала, что судебное разбирательство пойдет динамичнее.

– Я запланировала свое выступление как уполномоченный по правам человека, как должностное лицо, – сказала она вашему корреспонденту. – Для этого у меня есть несколько серьезных аргументов. Первый: массовые обращения людей. Второй – решение коллегии прокуратуры. В открытой прессе написано: прокуратура установила, что незаконно привлекались средства людей, в том числе и в СУ-13. Если так считает прокуратура, что ж я буду возражать? Я считаю, что это резонно. Третий момент: естественно, я консультировалась с Владимиром Лукиным, федеральным уполномоченным по правам человека. Замощин упрощенно толкует конституционное право на жилище. Есть разъяснение Лукина, есть его доклад за прошлый год, где он говорит, что нарушение права на жилище – это не только лишение жилья, но также и препятствование возможности людей получить жилье, тем более за свои деньги. Препятствование к улучшению жилищных условий… Конечно, я бы хотела назвать эти и многие другие аргументы.

Свидетели-истцы

Жаль было скромно просидевших в коридоре суда семерых свидетелей – на первом заседании им так и не удалось выступить. Процессуально было не до них, решались другие обязательные вопросы. Теперь этим людям придется приходить в другой раз. Впрочем, такое развитие событий было предсказуемо. Тем более что некоторые из них уже не новички в суде.

– Мы, дольщики с Киевской, 92, ходим по судам – как истцы! – с 2009 года. Сдача нашего дома намечалась в 2007-м, – сказала одна из свидетельниц. – Теперь вот обратились в прокуратуру, следственный комитет. Надо же как-то сдвигать эту махину с мертвой точки!..

 

наша справка

Напомним, предметом искового заявления Владимира Замощина является проект Нелли Кречетовой «Институт репутации. Томск», цель которого омбудсмен сформулировала как составление своеобразного антирейтинга, то есть установление организаций либо конкретных людей, которые на территории Томской области допускают массовые нарушения прав человека.

«Томские новости» приняли предложение стать информационным партнером проекта и 20 мая опубликовали материал о деятельности СУ-13 и его директоре Владимире Замощине, которого уполномоченный по правам человека в ТО предложила первым кандидатом антирейтинга.

Директор СУ-13 посчитал, что его деятельность не привела к нарушению конституционных прав граждан, и обратился в Кировский районный суд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать − девять =