О новых подходах в решении проблемы по сохранению деревянного зодчества

Это совещание рабочей группы по сохранению деревянного зодчества и на совещание-то не походило: заказчики, проектировщики и подрядчики, покинув тихие кабинеты, под строгим оком представителя Ростехнадзора лазили по старым чердакам и крышам, заглядывали под обшивку стен, осматривали подвалы и подъезды, оценивая масштаб обнажившихся проблем…

Вместо крыши – небо голубое

Непосвященному этот масштаб казался катастрофическим, а планы строителей вернуть к жизни, к примеру, двухэтажный деревянный дом по пер. Кустарному, 3, не позднее 1 октября – физически невыполнимыми. В него и заглядывать-то страшно – вот-вот, кажется, завалится; и лестница, и пол в коридорах ходят ходуном, вместо крыши – небо голубое, а обнаженные балки и верхние венцы – очевидная труха…

– Проблемы здесь такие же, как во всем нашем деревянном фонде, – поясняет Евгений Буртовой, замглавы Октябрьского района по ЖКХ. – Когда подрядчик заходит на объект, видит один объем. Когда вскроет повреждения, обнаруживает, что фронт работ значительно больше. По первому проекту здесь речь шла о замене части перекрытия стоимостью 300 тыс. рублей, затем посчитали, что нужно поменять кровлю (удорожание до 700 тыс.). Сейчас стало понятно, что в замене нуждаются и другие несущие конструкции – еще процентов 30 в смету добавится.

– Но срок 1 октября мы никуда не сдвигаем, успеем! – обещает Юрий Мунгалов, директор ООО «Реструс».

На ремонт этого дома нынче будет потрачено 2,8 млн рублей. На эти средства планируется отремонтировать фундамент, подвальное, межэтажное и чердачное перекрытия, восстановить внутренние перегородки, сделать новые кровлю, систему холодного водоснабжения и канализацию. Кроме того, сейчас изучается возможность подключения дома к центральному теплоснабжению либо установке в подвале автономной системы отопления.

Силами двух программ

Главное новшество в отношении объектов деревянного зодчества заключается в том, что впервые эти дома ремонтируют по целевой программе капитального ремонта многоквартирников.

– Нас спасает то, что городская целевая программа «Капитальный ремонт многоквартирных жилых домов» трехлетняя, и такие объекты, как этот, являются переходящими, – поясняет Евгений Буртовой. – То есть подрядная организация «Реструс» выполнит максимально возможный объем работы нынче, но проплата пройдет частично в этом году, частично в следующем. До 1 октября на пер. Кустарном, 3, поменяют перекрытия, все сгнившие конструкции, поставят новую кровлю. А «косметика», вероятно, перенесется на будущий год.

Три группы риска

– В программу по сохранению деревянного зодчества внесен 701 дом. Совсем в плохом состоянии всего 5–7%. Но все же более 80% деревянного жилого фонда находится в удовлетворительном состоянии, чтобы привести такие дома к норме, нужно лишь произвести капремонт.

В горархитектуре этих «больных стариков» условно делят на три группы. Первая – дома, которым требуются относительно небольшие вливания. Например, двухэтажка на ул. Макушина, 3, попавшая в разряд аварийных после того, как в феврале в одной из квартир обрушился потолок. Здесь будет произведен выборочный ремонт межэтажного и чердачного перекрытий, заменены крыша и некоторые перегородки. Или вполне еще крепкий дом по ул. Беленца, 3, однако там требуется замена кровли и тамбура…

Для восстановления жизнеспособности деревянных зданий второй группы нужны гораздо большие деньги, но привести в порядок их все же можно – как дом на пер. Кустарном, 3.

В третьей группе – те, что совсем уже плохи, на их месте возможен новодел.

– Среди наших задач – снятие аварийности с наиболее проблемных объектов деревянного зодчества, – говорит Дмитрий Ассонов, заместитель начальника департамента архитектуры и градостроительства администрации Томска. – Но главное – мы хотим законсервировать все наши деревянные дома в определенном техническом состоянии. Если снять самые острые проблемы, они при нормальной эксплуатации еще лет десять уверенно простоят – до тех пор, пока у нас не появятся либо деньги, либо новые подходы и технологии…

Требуется… хозяин

К слову о нормальной эксплуатации: среди возможных новых подходов муниципалитет рассматривает и смену обитателей нашего исторического и архитектурного наследия.

– Главной причиной аварийности дома на пер. Кустарном стало вмешательство жителей, – рассказывает Дмитрий Ассонов. – Они выпилили часть несущей стены, которая являлась еще и связующей, весь сруб держала. Он потерял диафрагму жесткости, начал «ходить». Перекрытия повисли в пустоте и стали быстро разрушаться. Балка, на которую опирается вся стропильная система, пришла в аварийное состояние. Несколько венцов в подчердачной зоне сгнили…

За последние 20–25 лет наши деревянные «жемчужины» оказались просто разгромлены, в том числе усилиями жильцов, говорят архитекторы.

– Люди нарушают все, что только можно нарушить, пренебрегают существующими нормами и требованиями, – поясняет Ассонов. – Канализацию тащат абы как, оборудуют ванные комнаты без намека на вытяжку… В межэтажных перекрытиях продухи надо на зиму закрывать, а летом открывать, протапливать квартиры для просушки – об этом забыто напрочь. Я иногда смотрю на самодельную проводку, на которую навешены мощные приборы, и удивляюсь: как это все до сих пор не погорело? Но иногда и горит… Кто должен починить висящую на одной петле форточку? Покрасить пол, двери, рамы, чтобы они не гнили? Да, бюджет должен заниматься местами общего пользования, но внутренней отделкой – сами наниматели!

Ответственность собственника или съемщика, живущего в памятнике, прописана законом, осталось лишь включить механизмы контроля, но этого пока, к сожалению, не делается.

– УК как эксплуатирующая организация, муниципалитет имеют право задавать вопросы жильцам. На одно из ближайших заседаний рабочей группы я вынесу вопрос об ответственности жильцов, – обещает Дмитрий Ассонов.

Но веры в то, что ситуацию можно переломить одними жесткими административными и карательными мерами, уже нет ни у кого.

– У деревянного дома должен быть один хозяин, отвечающий за него, – уверена Ирина Мизун, главный специалист жилищно-коммунального отдела администрации Октябрьского района.

– Причем ориентироваться надо на людей, которые хотят и умеют жить в деревянных домах, могут быть их хранителями, а остальных – расселять, – добавляет Никита Кирсанов, руководитель городского комитета по сохранению культурного наследия.

– Эти дома нужно передавать людям, которые готовы в них жить, соблюдая наши требования и условия, – солидарен замначальника департамента архитектуры. – Превратить их в комфортное элитное жилье вполне реально. Думаю, в ближайшее время мы сумеем представить два-три пилотных проекта по восстановлению расселенных деревянных зданий силами инвесторов.

 

Двухэтажка на ул. Макушина, 3, попавшая в разряд аварийных после того, как в феврале в одной из квартир обрушился потолок. Здесь будет произведен выборочный ремонт межэтажного и чердачного перекрытий, заменены крыша и некоторые перегородки

 

Когда подрядчик заходит на объект, видит один объем. Когда вскроет повреждения, обнаруживает, что фронт работ значительно больше

 

Сказано

Владимир Шиллинг, директор УК «Октябрьский массив»:

– В нашем фонде домов в предаварийном состоянии около 90, самому старому 188 лет. Но не все измеряется годами. Например, на ул. Шишкова есть домик точно такого же возраста, как и на пер. Кустарном, 3. Но полная противоположность: там все покрашено, починено, территория ухожена. Нужен водосток или козырек над крыльцом – люди сами обращаются в УК, мы делаем… Тот дом в хорошем состоянии, потому что за ним жильцы по-хозяйски ухаживают.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − два =