Агрессор из 1 «А» класса

Сообщение знакомой первоклассницы о том, что ее соседа по парте недавно «вычислили» (отчислили. – Прим. авт.) из школы, повергло в недоумение. Неужели семилетний человечек может быть настолько невозможен и неисправим, что взрослые, владеющие разнообразными педагогическими методиками, уже через полгода учебы расписались в своем бессилии?! В конце концов, в этом гимназическом классе, состоящем из 27 отпрысков интеллигентных семей, Антон (имя изменено. – Прим. ред.) оказался единственным бузотером – одного-то начинающего «плохиша», кажется, можно и за ручку поводить…

Дети

– Да, я такой. А если кому не нравлюсь – того урою! – от злобного выкрика Антона на уроке в ее адрес звонкая и бойкая девчонка моментально осела и съежилась. Все последующие дни она старалась быть незаметной и испытала огромное облегчение, когда ее пересадили «на камчатку». Не поняв до конца смысла незнакомого слова «урою», первоклассница тем не менее сразу поверила, что с ней может случиться что-то ужасное… Антон же был уверен, что прав тот, кто сильнее. И доказывал свою силу едва ли не ежедневно. За полгода детей из этого класса дважды увозили по скорой: мальчишку с разбитой об батарею головой и девочку, которую Антон ударил в живот, – подозревали разрыв селезенки, но, слава Богу, обошлось… – Проблема агрессивности у младших школьников хоть и не массовая, но очень серьезная, ведь в сферу влияния такого «бойца» попадает множество детей, – комментирует ситуацию председатель комитета по общему образованию городского департамента образования Василий Хомяченко. – Даже те, кого агрессивный ребенок не успел обидеть, страдают от чувства страха и унижения, а это очень опасная ситуация для развивающейся личности.

Учитель

В этом классе – разумная, выдержанная, внимательная к детям и интеллигентная учительница с солидным опытом работы. Но в такой сложной ситуации она оказалась впервые. – Дело даже не в том, что Антоша не хотел слушать и слышать, учиться чему-то, включаться в общую работу на уроке или же открыто скандалил и бунтовал… – объясняет педагог. – С первоклассниками, не готовыми к учебе в школе, я сталкивалась и раньше, знаю, как с этим справиться. С Антоном диалога не получалось: он покаянно выслушивал увещевания, соглашался, что неправ, порой ронял слезу и давал честное-пречестное слово больше никогда никого не бить… Но если бы уже через минуту я оставила его без присмотра, это закончилось бы очередной бедой. Все эти месяцы я не могла позволить себе на перемене дойти до учительской, все время была рядом с детьми – я ведь отвечаю за безопасность своих учеников. И все же не всегда успевала… Убедить мальчика в том, что авторитет и успешность добываются не кулаками, я так и не смогла…

Родители

Трудные дети – из трудных семей, прежде это было аксиомой. Когда родители пьют и скандалят, когда у них нет мотивации на успехи детей, результат закономерен. А если все наоборот: кругом сплошные трезвенники, кандидаты и доктора наук, насыщенная интеллектуальная и творческая среда? – Вы знаете, в последнее время наметилась тенденция: педагогически запущенными оказываются дети из вполне благополучных семей, у родителей с высоким уровнем образованности и запросов, – говорит Василий Хомяченко. – Любящие папа и мама, считая свое чадо гениальным представителем «поколения индиго», с пеленок прививают ему ощущение исключительности и заодно – презрение к окружающим, к общепринятым правилам поведения. Таких случаев с каждым годом становится все больше. То, что агрессивные дети встречаются все чаще, специалисты объясняют также и тем, что в пору родительства вступило поколение 80-90-х – когда все было дозволено, когда нравственность пребывала на задворках общественного сознания, когда суперменом становился сильный, наглый и жестокий. – В определенной мере эти «антиценности» передаются нынешним малышам, – поясняет Хомяченко. – Думаю, в будущем нам придется увеличивать штат школьных психологов, чтобы работать с такими детьми и такими родителями.

Школа

Первая драка в первом классе – еще не трагедия, но уже повод заняться профилактикой. Вторая и третья – предмет для тревоги. Решение сложных вопросов ищут самые опытные педагоги школы, классный руководитель, психолог, завуч – так называемый школьный психолого-педагогический консилиум. Вместе думают, как можно скорректировать поведение ребенка, как наладить его отношения с коллективом, как повлиять на родителей, составляют карту реабилитационной программы… Ни с Антоном, ни с его высокообразованными родителями психологам и педагогам поработать не удалось. – Мы знаем своего ребенка: он талантливый и добрый, а проявления агрессии – внешние, поведенческие, вызванные непониманием окружающих, – примерно так заявили они, подчеркнув, что и психолога к сыну близко не подпустят, поскольку глубоко сомневаются в его квалификации.

Милиция

Когда в истории школьника прозвучит термин «правонарушение», к его перевоспитанию подключается милиция. Как правило, инспектора отделов по делам несовершеннолетних имеют дело с подростками. Но поскольку скорая автоматически передает информацию о травмированных несовершеннолетних пациентах в милицию, в ОДН появилось и личное дело семилетнего Антона. – Понятно, что инспектор ОДН будет беседовать прежде всего с родителями малыша, объяснять: каким бы гениальным ни было ваше чадо, вести так себя ему нельзя – он нарушает права других детей, – говорит Василий Хомяченко. – Мера воздействия ОДН – выговор подростку, предупреждения родителям и штрафы (до 500 рублей). Обучающийся может быть исключен из школы, но в этом случае речь идет о подростках, грубо и неоднократно нарушающих устав школы, с которыми специалисты работают плотно, но увы, безуспешно. Понятно, что в первом классе такая мера неприменима. Необходимо любым способом достичь взаимопонимания с родителями.

…Родители Антона пытались найти нестандартное решение – в течение месяца отряжали студентов-волонтеров наблюдать за своим чудо-чадом на переменах. Не помогло. Со второго полугодия они перевели Антона в другую школу. Теперь решение будут искать там.

Исключить не позволяет закон

Об алгоритме обязательных шагов педагога в подобных случаях корреспонденту «ДД» рассказала главный специалист отдела развития образования областного департамента общего образования Надежда Лахтикова. – Утвержденного в инструкциях порядка, описывающего, как должен действовать учитель в отношении трудного ребенка, не существует. Каждый случай – особенный. И по каждому педагоги совместно со школьным психологом составляют индивидуальную программу психолого-педагогической коррекции ребенка. Индивидуальный подход к каждому ребенку – это и есть педагогика, именно этому обучают в любом педагогическом вузе на протяжении всех пяти курсов. Разумеется, навешивать ярлык хулигана и двоечника на первоклассника, а тем более – настаивать на отчислении его из школы, по меньшей мере непрофессионально. Кстати, закон об образовании запрещает исключать из школы ученика, не достигшего 15-летнего возраста.

Если вашего ребенка обижают

общему образованию департамента образования г. Томска Василий Хомяченко рекомендует:

– Защищать своего ребенка от агрессии – это право и обязанность любого родителя. Формы могут быть разные: можно поговорить с родителями драчуна лично, либо родительский комитет постарается объяснить им, что проблема есть, ее нужно решать. Не помогает? Следующий шаг – совет профилактики школы, подключение ОДН. Например, с третьеклассником одной из томских школ, избивающим однокашников и демонстрирующим немотивированную агрессию, сейчас усиленно, по единому плану работают психологи, педагоги, родители, он также получает лечение у психиатра. Если в ближайшие месяцы эффекта не будет, специалисты, вероятно, предложат перевести ребенка на домашнее обучение.

Тема вас задела? Сталкивались с похожей ситуацией? Напишите нам по адресу г. Томск, пр. Фрунзе, 103, редакция газеты «Томский вестник. День добрый» или по электронной почте lika@tnews.tomsknet.ru.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.