Деревенский интеллигент

Томский писатель Вадим Макшеев презентовал свою главную книгу

Издательство Андрея Олеара выпустило в свет сборник избранных произведений известного томского писателя Вадима Макшеева. На минувшей неделе состоялась презентация трехтомника, который, по словам автора, стал его главной книгой, состоящей из своего рода кирпичиков – написанных в разное время повестей и рассказов…

Каждая из трех книг имеет свое оригинальное название. Первая «И мы поедем домой в Россию…» – об эмигрантском детстве в Эстонии, о ссылке в Сибирь, о потере родных. Вторая «Позарастали стежки-дорожки…» – о жизни в деревне, о работе в колхозе, о нелегкой доле спецпереселенцев. Третья «Время. Дороги. Книги» представляет собой нечто вроде мемуарной прозы.

– Пробовать свои силы на литературном поприще я стал, когда мне шел уже шестой десяток, – рассказывает Вадим Макшеев. – Хотя за плечами были 17 лет журналистской работы – в районной газете я возглавлял отдел сельского хозяйства. Впрочем, моей первой ступенькой в писательство была колхозная стенгазета, где все, начиная с заголовков и заканчивая рисунками, приходилось делать самому.

Богатый репортерской опыт наложился на непростую судьбу Вадима Макшеева, испытавшего все тяготы репрессий. Из-под его пера стали выходить «деревенские» рассказы, герои которых – «белая кость русского крестьянства»: раскулаченные и все те, кто хлебнул лиха на чужой и неприютной Васюганской земле.

– В рассказе Вадима Николаевича о том, как он своими руками копал могилы для матери и сестренки, умерших от голода, каждое слово буквально пропитано слезой, – говорит профессор ТГУ Вячеслав Суханов. – Вообще его проза никого не может оставить равнодушным, в ней та суровая правда жизни, от которой и печально, и радостно, и горько, и светло…

Внучка Вадима Макшеева знает в книгах дедушки каждую букву – набирает его рукописи на компьютере.

– Почерк не очень разборчивый, – признается Анна. – Но страдания причиняют не столько это, сколько герои повестей – ведь они не посторонние, а родные мне люди. Тяжело бывает читать о несчастьях, которые они пережили.

Несмотря на затаенную боль, которая, по ощущениям писателя, глубоко угнездилась в его душе, он не озлобился, не ожесточился. А, по мнению хорошо знающих Макшеева людей, литературная известность (его творчество высоко ценил Виктор Астафьев) не сделала его заносчивым, кичливым.

– Не так давно мы делали серию телеочерков о выдающихся томичах. Мне приходилось придумывать разные приемы, чтобы раскрыть их как личностей, – рассказывает корреспондент ГТРК «Томск» Евгения Иванкова. – Единственным человеком, перед которым я как журналист стушевалась, был Вадим Николаевич. Я просто дала его прямую речь – это было пять минут бесхитростного, беспафосного, проникновенного рассказа о себе и своей жизни, на первых фразах которого перехватывало дыхание…

На презентации сборника писателю дарили не только цветы и слова признания. Профессор ТГУ Ольга Блинова, отметив, что язык прозы Макшеева родниковый и в то же время своеобразный, преподнесла ему двухтомник сибирских диалектных слов. А руководитель проекта «Прощение и память» Валентина Зарубина вручила писателю папку с рисунками и эссе, которые создали дети после прочтения его произведений.

В свою очередь издатель Андрей Олеар выразил надежду, что новая книга займет достойное место в томских (и не только) библиотеках. Ведь творчество Вадима Макшеева отнюдь не местечковое, не провинциальное, оно, как выразилась Ольга Блинова, всенародное.

 

В 2011 году Вадим Макшеев будет отмечать сразу несколько крупных дат – ему исполняется 85 лет, 70 лет он живет в Сибири и 60 лет состоит в Союзе журналистов России.

 

Об эмигрантском детстве в Эстонии, о ссылке в Сибирь, потере родных, жизни в деревне, работе в колхозе, о нелегкой доле спецпереселенцев… В трехтомнике Вадима Макшеева собрана по кирпичикам вся его жизнь

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.