Чудеса случаются!

Сибирская сказка

Я работаю на севере Томской области вахтовым методом: 15 дней обслуживаю нефтепровод, 15 – на заслуженном отдыхе. Первые два-три дня отсыпаюсь, хожу с друзьями в баню, наслаждаясь душистым веником, пивком и неторопливым общением. В тот раз, о котором я хочу рассказать, мой отдых выпал точно на новогодние праздники.

…Зима 1995 года выдалась снежной, сугробы намело метровые, и стоило немалых трудов содержать в порядке дорожки у дома и площадку у бани. Навалив двухметровые терриконы, я изощрялся в рытье снежных коридоров. В итоге у меня получился лабиринт с ходами, переходами и глухими тупиками, в которых я и моя пятилетняя внучка Вика с удовольствием играли в прятки.

31 декабря… Уже наряжена и сверкает огнями елка, уже украшены ватным снегом и золотыми гирляндами комнаты, уже перетаскиваются в зал столы, духовки принимают в свои горячие объятия гусей и уток, а в забитом деликатесами холодильнике остывает шампанское… Новый год вскоре начнет свое шествие по стране.

За окном тихо падает снег, трещат дрова в печке, новогодние сумерки незаметно опускаются на село. Вика в поисках подарков заглянула под елку, исследовала все шкафы в квартире – все напрасно. Усевшись на пол около елки, она, горестно подперев подбородок кулачком, печально произнесла: «Наверно, Дед Мороз ко мне не придет, и останусь я без подарков…» Было отчего горевать: Танька Софронова уже звонила Вике и рассказала, чего и сколько ей принес Дед Мороз.

Из окон моей квартиры лабиринт у бани виден как на ладони. И тут меня осенило…

…Вернувшись с улицы, я посмотрел на грустную внучку и произнес: «А кто это около нашей бани ходит?» Вика насторожилась и, подойдя к окну, недоверчиво вгляделась в темноту: «Светится что-то…» Подошедшая из кухни жена Татьяна сообразила: «Вы что, не поняли? Ходит Дед Мороз, а огни показывают, где лежат подарки. Собирайтесь!»

Вику словно вихрем снесло от окна, она за минуту оделась и стала торопить нас. Всей семьей мы вышли в ночь и направились к лабиринту… Впереди всех неслась, путаясь в полах шубы, Вика, за ней – моя жена и наши взрослые дети, замыкал шествие я.

Когда мы дошли до лабиринта, Вика уже потерялась в его переходах. Из глубины снежных стен городка пробивался таинственный свет. Даже дочь и сын пребывали в недоумении, внучка же была изумлена совершенно.

– Деда, а что это светится? А кто зажег? А давай раскопаем! Это же Дед Мороз все устроил, правда?

Моя маленькая любимица ракетой носилась по лабиринту, глаза ее горели, щеки пылали, Вика верила в чудо, заражая этой верой и нас, взрослых.

Я подал внучке ее маленькую лопатку: «Ну, доставай Дед Морозовы подарки». Вика коснулась лопаткой снега, и случилось чудо – снежная плитка провалилась внутрь сугроба, открывая вход в маленькую пещеру. В пещере горела свеча, в мягком свете которой сверкали разноцветные свертки и упаковки. Чего тут только не было: и конфеты, и хлопушки, и модные в ту пору Барби и Кен. Изумлению, восторгу и радости не было предела. Были довольны и сын, и дочь, и жена, тоже нашедшие подарки в волшебных пещерах.

Мы зажгли бенгальские огни, выстрелили в новогоднее небо шампанским и довольные отправились в дом. По дороге Вика, нагруженная подарками, таки заскочила к Таньке Софроновой и, насладившись завистливыми охами и ахами, гордо прошествовала домой.

Новый год мы встретили шумно, весело, с песнями, поздравлениями и пожеланиями. Только Виктория ничего не видела и не слышала, она спала с улыбкой на лице. Слева от нее лежал загорелый Кен, справа – златовласая Барби. Даже во сне было видно, что внучка счастлива.

А что до моего озарения, тут, как читатели, наверное, догадались, все просто. Чтобы доставить радость внучке и вернуть хоть ненадолго в сказку своих взрослых детей, я сделал в стенках лабиринта маленькие пещерки, разложил подарки, зажег свечи, закрыл снежными плитками отверстия, ну а дальше дело техники и артистизма. И, право слово, восторг и восхищение ребенка стоят того, чтобы нам, взрослым, хотя бы иногда впадать в детство.

Много воды утекло с тех пор, не одна новогодняя ночь своим волшебным покрывалом накрывала нашу планету, но каждый раз, внучка, приезжая ко мне в гости, вспоминает Новый год–1995 и уверяет меня, что ничего более сказочного и волшебного она не испытывала.

С наступившим новым годом, томичи! И пусть вера в чудо никогда вас не покидает!

Владимир Маурер, циник и нигилист, но до сладости в сердце любящий эту чудесную страну под названием Сибирь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.