Андрей Кнорр о новых проектах для томских аграриев

Вопросы задавали журналисты редакции. Подготовил Дмитрий Евсейчук

Разговор с заместителем губернатора по агропромышленной политике и природопользованию Андреем Кнорром «Томские новости» начали с финансовых вопросов. Потому что сколько денег – столько и песен. Хотя наш собеседник уверен: для эффективного ведения дела важны не столько деньги, сколько их рациональное и эффективное использование…

Господдержка: реалии и перспективы

– Андрей Филиппович, мы много лет готовились к вступлению в ВТО, а в итоге не совсем, мягко говоря, готовы. Так, в этом году федеральное финансирование АПК Томской области сокращается на треть. Это от недостатка бюджетных средств или правительство не успело изменить формы поддержки согласно нормам ВТО?

– Вышло по Черномырдину: хотели как лучше, а получилось как всегда. Многие моменты были просчитаны, но учесть полностью одну отрасль в общем комплексе решений, когда стоит общеполитическая задача – вступление в ВТО, сложно. И без временных потерь, особенно для некоторых регионов России, наверное, не обойтись. Но есть вещи, по которым нельзя отступать дальше определенной черты. Обороноспособность и продовольственная безопасность – два столпа, которые держат структуру любого государства. В перспективе мы видим, как можно сбалансировать подходы и эффективно решать проблемы. ВТО – это не только наши обязательства, но и наши экономические и технологические возможности.

– Прежний уровень господдержки сельского хозяйства из федерального бюджета будет восстановлен?

– Объемы поддержки во многих сферах мы должны восстановить. Но в иной форме. Например, в виде разрешенной нормами ВТО «поддержки на гектар», или несвязанной поддержки. Если сравнить эту единую форму поддержки с прежними, то раньше размер федеральных субсидий на один гектар составлял 700–800 рублей (гербициды, удобрения, топливо – по условиям ВТО их нельзя субсидировать напрямую). Средние страновые показатели затрат на гектар по различным видам культур – техническим, зерновым – около 11,5–11,8 тыс. рублей. Пока размер поддержки из обоих бюджетов всего 278 рублей на гектар. Это, конечно, не поддержка. Но правительство вопрос решает, мы надеемся, что объемы помощи будут доведены до 700 рублей на гектар. Вообще, звучат разные суммы. Мы считаем, что для начала нужно хотя бы 1,2 тыс. рублей. А по-хорошему – 2,5–3 тыс. Такая компенсация позволила бы вести техническое перевооружение, выполнять в полном объеме технологию, увеличить количество вносимых на1 гаудобрений – их требуется в 4–5 раз больше.

Провести аудит

– Средняя зарплата в сельском хозяйстве в два раза меньше среднеобластной. Как эту ситуацию можно исправить?

– Повышением производительности труда и эффективности производства. Это единственная возможность платить крестьянам достойную зарплату. Экономику не обманешь. Там, где это выдерживается, вопросов про зарплату не задают.

Недавно побывал в одном из районов области. Местные руководители крупных хозяйств говорили, что если мы будем давать им три рубля субсидии на литр молока, то они будут строить новые фермы, перевооружать производство и больше ни с какими просьбами по молочному производству не подходить. Однако при этом хозяйства работают неэффективно: племенная работа и ветеринарные мероприятия практически не проводятся, выход телят очень низкий, падеж высокий, с качеством продукции работа не ведется. Вопросы учета затрат, экономики – на втором плане…

– В области есть хотя бы одна ферма, которая соответствует современным требованиям?

– К сожалению, я такой назвать не могу, как бы это ни было кому-то обидно. Да, у отдельных производителей отдельные элементы проработаны хорошо, но в целом техническая, технологическая схема производства молока на низком уровне – уровне 1980–1990-х годов.

Но подчеркиваю – в этом нет вины людей, которые там работают. Есть много сотрудников, которые хорошо делают свое дело, но в управлении они не участвуют. Надо разделять труд рядовых работников и менеджеров, руководителей, которые организуют производство. А также тех, кто эту политику формировал сверху.

– И с чего хозяйственникам нужно начинать?

– Должен быть паспорт на каждую ферму, а для этого надо провести технологический, технический, экономический, зоотехнический и энергетический аудит всего хозяйства. А то работает, например, энергопотребитель, и никто даже не задумывается над режимом его работы, какой мощности достаточно. Как и когда моется молокопровод, какие факторы влияют на качество молока. А ведь субсидии на молоко высшего сорта гораздо выше, чем на молоко первого сорта. Кстати, на заседание областной Думы 23 апреля администрация выходит с предложением выделить из областного бюджета на поддержку АПК еще 450 млн, в том числе на поддержку производства молока.

Словом, надо провести полный аудит, и тогда можно будет сказать, на какие узкие места направлять усилия, чтобы получить максимальный эффект. Нужно в том числе навести и порядок в статистике, чтобы знать реальную картину, фальшивых показателей нам не надо.

И вообще, позиция губернатора, всей нашей команды: просто за то, что работаешь и производишь, давать деньги никому больше не будем: теперь мы предъявляем требования к эффективности производства.

– Объявлено о решении до 2020 года строить по одной современной молочной ферме в год. Где?

– В хозяйствах, которые наиболее к этому подготовлены. Для них будем поддерживать процентную ставку по кредитам, закупку оборудования, часть строительства, закупку скота и прочее. Средняя расчетная сумма поддержки на создание одной фермы 200–250 млн рублей, но в каждом случае будут свои цифры в зависимости от сложности и стоимости проекта и конкретных условий.

Сегодня есть уже минимум три проекта, которые будут участвовать в конкурсе, – Межениновка, Турунтаево («Сибирская Аграрная Группа»), Пудовка (СПК «Белосток»). Есть еще ряд хозяйств, которые будут готовиться к конкурсу на 2014–2016 годы.

Лен, кролики, козы

– Какие новые направления сельхозпроизводства могут появиться?

– Изучаем возможность переработки льна. Определились даже с местом и оплатили часть проектных работ по заводу. На днях в Новосибирске была рассмотрена стратегия развития производства льна и его переработки в СФО. Чтобы регионам не «толкаться» друг с другом, предварительно договорились, что Томская область возьмет на себя переработку длинного волокна и часть короткого. Но для завода нужно сырье – потребуется в пять-шесть раз увеличить площади посевов, что тоже влечет целый комплекс вопросов. Поэтому сейчас делаем технико-экономическое обоснование, экономические расчеты эффективности производства. Если расчеты будут положительными, найдем инвестора и начнем строить. Цена вопроса – 4–5 млрд рублей.

Следующий проект – строительство кроликоферм. В личных хозяйствах люди активно разводят кроликов – сейчас их в области порядка 7 тыс. Когда мы озвучили проект по развитию кроликоферм, многие улыбались. А инвесторы заинтересовались, потому что увидели перспективы. Сейчас изучают опыт в Татарстане.

Имеется инвестор по строительству индюшиной фермы. Но здесь одно тонкое место: 40% в корме индюков занимает кукуруза, а ее придется везти из других регионов, чуть ли не из Краснодара. Все надо просчитывать.

Есть проекты по развитию козоводства. Оказывается, среди жителей области началась настоящая козомания. Вахтовики выходят на пенсию, уезжают с севера в село, строят дом, и заводят по две-три козы. Козье молоко очень полезно, но тут тоже есть свои риски. Думаю, у нас будет не одна хорошая козья ферма, под нее тоже есть инвесторы. И создадим одну козью мини-ферму голов на 100–150.

Рыбный день

– Вы уже озвучивали планы по развитию рыбоводства…

– Для этого в области есть все условия. Сейчас делаем инвентаризацию водоемов. Часть из них надо зарыблять, другие более эффективно использовать. Мы делаем паспорта водоемов и бесплатно будем предоставлять их тем, кто будет заниматься рыбоводством. Изучаем опыт Китая, где активно развивается садковое рыбоводство.

В «рыбном» вопросе намерены использовать возможности потребкооперации. Кооператоры готовы закупить в пять районов холодильное оборудование и строить на своей базе в Томске рыбоконсервный завод. Они съездили в Астрахань, где возводится современный рыбозавод на пять тонн в сутки, и в Китай, где строят такие же, но почти в два раза дешевле. Администрация области будет участвовать в этих планах на паритетной основе через долгосрочную целевую программу. Думаю, это будет самый быстрый проект по заготовке и переработке рыбы. Если он будет удачным, возьмем его за основу и будем строить заводы в Александровском и Парабели с привязкой к местным особенностям.

– На каком этапе находится работа по поиску инвесторов, готовых взять на себя восстановление рыбозавода в Александровском? После вашей февральской поездки туда есть какие-либо подвижки?

– Александровский рыбозавод восстанавливать бессмысленно, проще построить новый на новом месте. Тем более что у нынешнего владельца предприятия (он из Нижневартовска) я не увидел заинтересованности, он просто хочет ловить рыбу у нас, а у себя вести переработку с большей добавленной стоимостью. Если нам понравится типовой проект завода потребкооперации, мы перенесем его в Александровское. Бывший директор и технолог рыбозавода находятся сейчас на пенсии, но готовы вернуться и привнести свой опыт на новый завод.

Но есть другой вопрос: прежде чем строить переработку, надо поднять на другой уровень заготовку рыбы. Кто ее будет ловить? Большинство прежних рыбаков на реку уже не вернутся, а те, кто вернулся, сегодня работают до первой зарплаты, потом уходят отдыхать. Закончились деньги – возвращаются на реку. И так снова и снова. Сразу вернуть людей в промышленное рыбоводство не получится, поэтому пока рыбу придется в том числе и закупать.

8 апреля собираем на большое совещание всех специалистов по рыбоводству, в том числе из других регионов, и будем определяться с областной программой развития отрасли. А пока озвучивать какие-то планы и цифры не буду. Все мы хотим, чтобы результат был как можно быстрее, но нужны взвешенные и просчитанные решения, а на это нужно время.

Как на Западе

– Возвращаясь к вопросу потребкооперации: какую роль вы ей отводите? Видите перспективы?

– Потребкооперацию, развитие ее производственной, заготовительной и торговой деятельности рассматриваю как основу для обеспечения населения продовольствием. Особенно это касается отдаленных районов области. Потребкооперация оказалась на обочине исторического развития, мы же хотим вывести ее на одну из ведущих позиций. Начнем с рыбоводства и дикоросов. Структура в целом осталась, но надо поднять ее эффективность.

У них не было больших заказов, а сейчас глаза загорелись – мы показали им перспективу. Например, кооператоры долго сопротивлялись реконструкции Центрального рынка в Томске. А теперь сами радуются от того, в каких условиях будут работать и обслуживать население.

По потребкооперации мы хотим в течение двух лет сделать Томскую область самой передовой с точки зрения рыночной торговли. Я имею в виду «колхозные» рынки, рынки выходного дня и так далее. Это должны быть современные рынки, куда приятно даже просто заходить. Если продается рыба, то она должна, как на Западе, лежать во льду. Это не бог весть какие деньги.

Выйти на самообеспечение

– Задач перед АПК великое множество. На чем собираетесь сосредоточить силы в первую очередь?

– Определить приоритеты очень важно: что именно может стать локомотивом, который вытащит за собой все остальное? Считаю, сейчас главная цель – решение продовольственной безопасности Томской области. Мы должны сами обеспечивать себя молоком, мясом, овощами, хлебом и т.д. Мясом птицы, мясом свинины и картофелем обеспечены полностью, даже выво-

зим в другие регионы. Но по молоку обеспечены только на 60% от фактического потребления, и это составляет 50% от физиологической нормы потребления. Овощей производим 87% от фактического потребления, зерна – 60%. По яйцу производим меньше необходимого – будем стимулировать птицефабрику.

Мы должны выйти на само-обеспечение, чтобы не зависеть от внешних факторов.

 

Ожидаемая рентабельность производства по сельскохозяйственным организациям за 2012 год составляет 15,2% , а без учета субсидий – минус 3,5%.

Справка «ТН»

Для сельхозпроизводства Томской области характерен многоукладный тип экономики. Действует 106 сельхозорганизаций, среднегодовая списочная численность работников в которых составляет немногим более 8 тыс. человек, более 1,7 тыс. КФХ и 120 тыс. личных подсобных хозяйств населения. Зарегистрировано 42 сельскохозяйственных кооператива, в которых работают 317 человек. В структуре производства доля организаций около 50%, КФХ – более 5%, ЛПХ – почти 45%.

Цифра

>30% пашни в области не используются в сельскохозяйственном обороте.  В том числе 91 тыс. га не используются более 15 лет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.