Петр Балашов, зав.кафедрой психиатрии СибГМУ: «Чем больше крови, тем народу интереснее…»

— На днях Томск содрогнулся от известия о чудовищных обстоятельствах исчезновения и гибели 19-летней студентки. Почти одновременно стало известно о не менее жестоком преступлении в Санкт-Петербурге.

Агрессивное состояние общества – явление не новое. Есть лишь только признаки того, что тенденция агрессии выражена в отдельных  эпизодах. Где-то подспудно, скорее всего, зреет групповая агрессивность. Наиболее ярко она проявляется в странах Северной Африки, где групповое бессознательное выплескивается актами насилия.

То, как информация о деструктивном поведении подается в СМИ, в первую очередь культивирует акты бытового насилия, криминогенного поведения, отклоняющегося от общепринятых норм морали.

Наиболее чувствительно это проявляется в сфере человеческих взаимоотношений – любви, ненависти. Страшный пример – случай с томской студенткой.

В основе, вероятнее всего, лежат дремлющие в человеке агрессивные отклонения. Если проводить параллели, то нужно обратиться к произведениям Достоевского («Бесы», «Преступление и наказание»), в которых описываются подобные стихийные действия персонажей.

Практика показывает, что многие из тех людей, которые проявляют немотивированную жестокость, были и раньше замечены в «мелких» неблаговидных поступках: мучили животных, издевались над одноклассниками, смотрели фильмы, в которых культивировался образ героя-агрессора. Известно, скажем, что молодой человек, задержанный по подозрению в убийстве студентки, интересовался рейтингом агрессивности людей, рожденных под разными знаками Зодиака.

Не хочу опережать результатов психиатрической экспертизы, но могу предположить, что присутствовало состояние аффекта. Это ни в коей мере не оправдание, а вопрос вменяемости-невменяемости. Когда у человека нарушается механизм психологической защиты, он перестает контролировать свои комплексы.

Но как бы народ ни возмущался жестокими случаями, ему во все времена нравились кровавые истории. Чем больше жестокости, тем интереснее.

У кого-то из классиков европейской литературы есть рассуждение по поводу введения публичной казни. Один из персонажей утверждает, что толпа никогда не пойдет на такое зрелище, второй возражает: побежит как на праздник – и оказывается прав. Это было, есть и будет. Меня, например, иногда посещает крамольная мысль, связанная с теми людьми, которые, казалось бы, делают благородное дело – занимаются поиском останков солдат. Это движение патриотическое, но для некоторых людей оно превратилось в образ жизни.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.