Человек против завода: бытовой конфликт как признак зреющей социальной напряженности в Асине

TNews791_01_CMYK_1

Фото из архива газеты  «Диссонанс», г. Асино

Маленький, но добротный деревянный дом, по состоянию которого сразу видно: хозяин рукастый. В комнате смотрят мультики трое детишек – девочка и два пацана. Мама Катя в роддоме: на днях родился четвертый ребенок, Ванька. Огромная радость омрачена тем, что сельская многодетная семья, где работает один отец, в этом году останется без своих овощей:

– Вонючая жижа весной залила всю землю, вот до сих пор не высохла одна лужа, – глава семейства Иван Гусайлов окидывает взглядом большой безжизненный огород. Запах от черной лужи около крыльца и правда резко бьет в нос. – После этой «химии» страшно что-то садить…

SAM_1059

Весной на асиновской улице Лесозаводской случилась, по мнению местных жителей, экологическая катастрофа: стоки предположительно с территории завода «РосКитИнвест» затопили несколько огородов. Конфликт можно было бы отнести к чисто бытовому, если бы не пугающая подоплека.

– Я много лет жил в Казахстане, так там за свою землю люди голову оторвут. А почему они к нам приехали и делают что хотят? – возмущается Иван (кстати, работник ЛПК).

Они – это китайцы.

Весна принесла

От дома Гусайловых мы с зам-редактора асиновской газеты «Диссонанс» Аленой Меренковой идем вдоль канавы, которая и принесла вонючую воду. Сейчас по ней течет заваленный мусором ручеек, весной же из-за обилия снега он был как небольшая речушка, которая вышла из берегов. Произошло это 21 апреля. На следующий день Гусайловы стояли на пороге городской администрации. На место сразу выехала внушительная комиссия, куда вошли специалисты по благоустройству, дорожному комплексу, ГО и ЧС, и прошла по пути, по какому идем теперь мы. Вывод комиссии отражен в акте, коротко его содержание таково: из-под фундамента здания ЗАО «РосКитИнвест», которое арендует ООО «Компания «Межа», вытекает жидкость черного цвета со специфическим запахом, «вместе с талыми водами сливается в канаву и далее разливается по луже, которая растекается по нескольким близлежащим приусадебным участкам». Оперативно установить место утечки на территории завода не удалось: на момент визита комиссии в «Межу» последствия аварии, если она была, были устранены. Но жидкость взяли на пробу и отправили в лабораторию филиала Центра гигиены и эпидемиологии в Томской области в Первомайском районе. Анализы показали: гигиенический норматив в норме, патогенная (болезнетворная) микрофлора не обнаружена. Казалось бы, на этом в истории можно поставить точку: течи больше нет, земля не опасна, сажай не хочу. Но…

DSC09404

Вас не спросили

– Вот отсюда за день выезжает по несколько КамАЗов с жидкими отходами, – Алена Меренкова подводит меня к воротам завода. – По номерам пробили – грузовики принадлежат частному лицу. Устроили за ними слежку и выяснили: отходы вывозят не на очистные сооружения Асина (за их использование надо платить!), а сливают на территории бывшего кирзавода.

Территория кирзавода, куда мы отправляемся далее, находится минутах в 7–10 езды от ЛПК и больше всего подходит для игры в пейнтбол: всюду бетонные развалины старых цехов. А между ними – здоровенные, глубокие ямы. Сейчас они засыпаны землей, но Алена показывает на фотоаппарате хронику, отснятую во время слежки. Вот грузовик подъезжает к котловану, вот сливает дымящуюся (горячую) черную жидкость, по виду похожую на ту, что была на огороде Гусайловых, вот журналисты подходят к краю и зажимают нос, потому что невозможно дышать…

– По запаху напоминает аммиак, хотя неспециалисту трудно это определить. Эх, а сколько в этом лесном массиве грибов и ягод раньше собирали! – вздыхает Алена.

– А вы пытались получить комментарий у руководства завода: что это, откуда, почему? – спрашиваю я.

– Пытались попасть на территорию, но дальше проходной нас не пустили, – отвечает Алена Меренкова.

А по пути в город добавляет красок в картину:

– Завод вообще суперзакрытый. Мы радовались, когда его запустили – столько лет ЛПК перепродавали, деньги отмывали, а тут реальное производство с многомиллиардными инвестициями! Но такое ощущение, что им надо реализовать проект любой ценой, а как на это смотрят местные жители, вообще никого не волнует. У рабочих-китайцев в контракте написано: ни одного слова постороннему человеку! Они живут обособленно. Им строят отдельный микрорайон. В городе бытует мнение, что китайцы занимают рабочие места коренных жителей. Осенью дети приезжих пойдут в школу, и кто знает, не повторится ли ситуация 2013 года, когда в Асино приехали учиться студенты из Таджикистана и у них возник конфликт с местными студентами…

В отчуждении, непонимании и, может быть, нежелании сторон понять друг друга и кроется, как нам кажется, суть конфликта.

DSC09426

Был да сплыл

…То ли потому, что «Томские новости» областная, а не локальная газета, то ли потому, что мы нашли прямой сотовый телефон руководства ЛПК, но разрешение посмотреть производство удается получить без проблем. Заместитель генерального директора «РосКитИнвеста» Юрий Артельный сразу поясняет: территория завода – 90 га, но тот участок, с которого якобы произошла утечка, сдается в аренду компании «Межа». По дороге туда Юрий отвечает на вопросы, которые так горячо муссируются в Асине:

– Нет, микрорайон проектируется не для китайцев, а для всех сотрудников.

– Нет, на «РосКитИнвесте» работают не одни китайцы: их всего около 300 из 2 100 сотрудников.

Внутри цеха «Межи» еще жарче, чем на улице. В огромных металлических чанах – горячая вода черного цвета, в ней вымачивается древесина, чтобы ее легче было обрабатывать. Скорей всего, именно эта вода попала весной в канаву – других технологических жидкостей на территории производства нет. Но такого «химозного» запаха, как в огороде Гусайловых, не чувствуется. И это главная загадка. (Потом мы даже консультировались со старшим научным сотрудником Лаборатории каталитических исследований ТГУ, доктором химических наук Алексеем Князевым – может ли в результате каких-то реакций в горячей воде образоваться аммиак? Он позабавился над познаниями гуманитариев в химии и пояснил, что аммиак настолько летуч, что раствор с ним не может резко пахнуть даже несколько часов, не говоря уже о нескольких неделях.)

– Какая тут может быть химия, если мы производим товар для пищевой промышленности – заготовки для китайских палочек? – объясняют руководители компании «Межа».

Нам показывают емкости, куда сливается вода из чанов. Несколько раз в день ее действительно откачивают КамАЗы и увозят на утилизацию. Куда? Не в курсе. Предприятие заключило договор на услугу, выполнением договора довольно, а порядок ее оказания определяет сам подрядчик. С точки зрения бизнеса это логично и законно, тут не поспоришь. А вот насчет места слива вопросы есть и у асиновской администрации…

Давайте жить дружно

– На территории кирзавода официально нет полигона для утилизации жидких отходов, – поясняет глава Асиновского городского поселения Михаил Красильников. – В то же время я не могу сказать, что там запрещено это делать. Мы пытаемся разобраться в ситуации. Насколько я понимаю, участок находится в частной собственности. Когда закончится наша внутренняя проверка, будем общаться с собственником. Что касается той утечки на лесоперерабатывающем производстве, то по специфическому запаху жидкости мне показалось, что там есть деготь – он вполне может использоваться в деревообработке. Главное, что экспертиза постановила: это не опасно.

Задаю вопрос, который на самом деле волнует меня больше, чем локальная экология:

– Вы не замечаете, что в Асине нарастает враждебность по отношению к деятельности российско-китайского завода?

Михаил Борисович не исключает, что проблема есть. Рассказывает, что на местном телевидении раз в квартал выходит программа, в которой каждый житель может задать вопрос руководству «РосКитИнвеста». Может быть, это надо делать активнее, чтобы стать более понятными друг для друга? И чтобы конфликты, подпитываемые горячим межнациональным вопросом, гасились в корне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.