Чернобылю тридцать

Александр Лихолетов, независимый журналист, специально для «Томских новостей»

V-CHernobyle-uchenye-obnaruzhili-novye-opasnosti2Церемониальные действа по поводу 30-летия аварии на Чернобыльской АЭС прошли на Украине привычно, по давно отработанному сценарию. Накануне в Киеве – очередная конференция стран-доноров чернобыльского фонда «Укрытие» (ЧФУ) и Счета ядерной безопасности (СЯБ). И очередной сбор денег на очередной проект в рамках указанных программ, на который в очередной раз не хватило средств. Затем – краткий визит президента Украины на ЧАЭС, прочувственные речи про героизм ликвидаторов аварии и так далее и тому подобное….

С ветерком на «Запорожце»

Избежать соблазна популистских действий украинским властям опять не удалось. Киев, город с многомиллионным населением, расщедрился аж на… 10 квартир для ликвидаторов. Хотя по действующему законодательству они должны были быть полностью обеспечены бесплатным жильем много-много лет назад. А президент Украины за несколько дней до памятной даты восстановил часть льгот для ликвидаторов, ранее правительством нынешней Украины отмененных. Надолго ли льготы восстановлены и будут ли в реальности работать – большой вопрос. Обещать, как известно, не значит жениться. Хорошо хотя бы, что нынешняя власть не оконфузилась перед ликвидаторами, как одна из предыдущих десять лет назад, когда она отмечала 20-летие Чернобыля и стала публичным посмешищем. Накануне, вечером 25 апреля 2011 года, на станцию трейлерами были доставлены десятка два «Запорожцев». Это были «подарунки» президента Украины ветеранам Чернобыля, причем в экспортном исполнении и с кондиционерами. 26-го пан Ющенко прилетел в зону на вертолете, провел несколько минут внутри парадного входа на ЧАЭС, далее последовали его речь перед многочисленными представителями СМИ и вручение ключей от «Запорожцев» ветеранам. Машин восемь сразу отказались заводиться, и над ними начали колдовать предусмотрительно доставленные на место механики…

Шелуха

Политические перевороты, направленные на разрушение «до основанья, а затем…», происходили не только на Украине. Россию это тоже не миновало. Но по части реализации на практике известного тезиса о том, что от любви до ненависти – только один шаг, нынешняя политическая элита Украины может дать сто очков вперед практически всем. Произошедшая «революция пониже достоинства» выплеснула наверх то, что обычно в таких случаях в первую очередь всплывает и долго не тонет. Автор предлагает из вежливости именовать эту субстанцию шелухой. Шелуха пролезает наверх, а некоторые функционеры, оставшиеся от прежней власти, вынуждены либо уйти, либо перекраситься в новые, ультрапатриотические тона, чтобы постараться как минимум на равных с «новой волной» поучаствовать в соревновании, кто громче споет осанну новой власти и посрамит новоявленного врага, коим обозначена Россия.
Страшилка Петра Порошенко, шоколадного короля и по совместительству президента Украины, о возможности еще одной ядерной аварии на украинских АЭС, в частности на Запорожской, так как от места активных боевых действий до нее всего несколько сотен километров, не возбудила никого.
Куда примечательнее выглядел комментарий Владимира Ельченко, постоянного представителя Украины при ООН, заявившего, что «эффективному преодолению последствий чернобыльской катастрофы, в особенности трансформации саркофага в экологически безопасную систему, очень сильно повлияла на необходимость противостоять российской агрессии». «Преодолению… повлияла» – да бог с ним, с уровнем русского языка у этого иностранца. Дело тут в другом – юбилейные спичи на таком уровне не являются экспромтом и не пишутся на коленке, а посему «апрельские тезисы – 2016» постпреда наверняка явились плодом коллективного разума его ведомства – МИД Украины. Уровень этого «плода» заставляет предположить не только отсутствие какой-либо квалификации у его создателей, но и банальную малограмотность последних, не позволяющую им даже просто читать украинскую прессу. Можно допустить, что в МИДе Украины действительно не знают о том, что первый срок ввода в эксплуатацию нового безопасного конфайнмета (НБК), то есть нового саркофага над четвертым энергоблоком ЧАЭС, был на Украине обозначен как… «1998 год». Потом был 2005-й, 2008-й, далее – «со всеми остановками». К ныне обещаемому сроку ввода НБК – ноябрь 2017 года – «Плану осуществления мероприятий на объекте «Укрытие» (ПОМ), принятому «Большой семеркой» в июне 1997 года и предусматривающему строительство НБК, исполнится всего-то… двадцать с половиной лет.

Финансы поют романсы

Ну, ладно, с историей МИД Украины не в ладах. Но современные материалы-то там почитать могли бы… В апреле 2011 года на 25-летие аварии странами-донорами были дополнительно собраны 740 млн евро, общий бюджет строительства НБК составил 990 млн евро, и эта сумма была тогда названа «более чем достаточной» для завершения строительства НБК. Но уже 30 мая 2013 года пресс-служба Счетной палаты Украины заявила о нехватке средств на НБК, а 6 мая 2014 года «РБК-Украина» со ссылкой на ранее сделанное начальником управления ядерной безопасности ЕБРР Винсом Новаком заявление сообщил о нехватке для строительства НБК еще 0,5 млрд евро. Деньги эти были собраны ЕБРР и странами-донорами быстро, за несколько месяцев.
Но Россия-то здесь при чем? У утверждающих, что это ее «агрессия» помешала своевременному завершению строительства НБК, налицо нарушение причинно-следственной и временной связи. Или же пан Ельченко имел в виду другое и просто хотел сказать, что Украина была вынуждена потратить деньги, предназначенные для выполнения подрядных работ на ЧАЭС, полученные от стран-доноров, на гражданскую войну в Донбассе и Луганске?
Помешало реализации на ЧАЭС давным-давно утвержденных планов другое – нежелание Украины вкладывать свои деньги в решение проблем станции и разбазаривание ею на пару с ЕБРР денег стран-доноров. Разбазаривание путем многократного завышения объемов и стоимости производимых работ, а также стоимости используемых материалов и оборудования, причем при полном попустительстве со стороны ЕБРР. В свое время из всех предложенных концепций строительства нового «Укрытия» над четвертым энергоблоком ЧАЭС Украина выбрала самую дорогую. В марте 2001 года строительство НБК оценивалось в 260 млн долларов США, сейчас – в 1,5 млрд, но уже евро, а общая стоимость выполнения работ сейчас – 2,15 млрд евро. Объяснения украинской стороны по поводу постоянного удорожания всегда были просты: «возросли требования к сооружаемым объектам», «не учли специфики земляных и прочих работ в районе 4-го энергоблока», «подорожали материалы», «технические сложности, которые невозможно было предусмотреть»… И все это всегда сходило украинской стороне с рук. В ЕБРР перевелись квалифицированные специалисты, способные просчитать полную стоимость проектов? Если перевелись, то акционерам банка пора эту лавочку закрывать. Или банк вполне устраивает постоянное удорожание мероприятий на ЧАЭС?

Деньги как национальный вид спорта

Делать деньги на Чернобыле уже с начала 1990-х стало одним из национальных видов спорта на Украине. Деньги делались как на замораживании, невыплате и отмене льгот для ликвидаторов, так и непосредственно на проблемах ЧАЭС. Упоминания о похождениях тогдашнего первого вице-премьера Константина Масика в связи с созданием им фонда «Украина-Чернобыль», через который началась перекачка «в не всегда известном направлении» чернобыльских бюджетных денег, относятся к январю 1993 года. И такие похождения случались при всех президентах Украины. На эту тему подготовлены сотни материалов в СМИ, в разные годы заведены десятки уголовных дел, много раз создавались различные комиссии по расследованию…
Воровство денег, прямое или чуть завуалированное, продолжается и сейчас. Накануне 30-летия на слушаниях в одном из комитетов Верховной рады разгорелся скандал. Глава украинского гос-органа по регулированию тарифов на электричество выразил руководителю «Энергоатома», ответственному за строительство хранилища отработавшего ядерного топлива (ЦХОЯТ), фактическое недоверие по поводу произошедшего удорожания строительства хранилища. С утвержденных 127 млн затраты выросли до 300 млн долларов. Информация к размышлению: без местного секретаря в Киеве подрядчику построить ЦХОЯТ в зоне, ясное дело, никак не удастся. А потому этому секретарю устанавливается гигантская по нынешним украинским меркам зарплата – 50 тыс. долларов в год.

Заповедный мотив

Активные разговоры о том, что большая часть 30-километровой зоны ныне уже не опасна, начал теперь уже бывший премьер Арсений Яценюк. Предусматривалось, что 10-километровая зона так и останется зоной отчуждения, а на пяти шестых остальной территории зоны можно и нужно начать хозяйственную деятельность, пусть и с некоторыми ограничениями. Но никто не спрашивал мнения украинских ученых, не проводились необходимые научные исследования. Указ о создании биосферного заповедника площадью 227 тыс. га был подписан президентом Порошенко 26 апреля.
Непонятно, какой бизнес украинские власти намерены привлечь в зону, отнюдь не столь чистую, как ее преподносят. Бизнес в зоне давно идет, да еще какой! О масштабном вывозе из зоны чернобыльского металла и леса не писал только ленивый. А теперь, по мнению украинских же ученых и экологов, этот бизнес хотят, по сути, легализовать. При этом понятно, что чужих туда не пустят, будут только свои, про откаты всё знающие и всё правильно понимающие. Отсюда чехарда и подковерные схватки последнего времени со сменой министерств и министров-кураторов ЧАЭС в Киеве и руководителей Гос-агентства по управлению зоной отчуждения – на таком сладком куске в виде огромной территории с природными богатствами, пусть и подпорченными радионуклидами, надо иметь своего «смотрящего». А ведь никуда не делся и ранее озвученный одним из руководителей вышеуказанного Госагентства план по демонтажу… нет, не какого-то очередного реактора, а целого города Припяти, причем с внешне вполне благородными намерениями. Оказывается, городские здания обветшали и стали опасны для посещающих город людей. Казалось бы, ну, выведи из Припяти банно-прачечный комбинат и еще что-то, обнеси колючкой и наладь охрану периметра. Но демонтировать целый город куда как интереснее с точки зрения освоения бюджетного пирога. Глядишь, иностранную помощь и здесь выклянчить удастся.

После 2017-го

Пять лет назад я выступил в одном из российских печатных СМИ с пессимистическим прогнозом, утверждая, что в заявленные на тот момент сроки и за заявленные деньги НБК построен не будет. К сожалению, прогноз полностью и очень быстро подтвердился. На сей раз денег на НБК не просили, зато объявили о нехватке 105 млн евро на строительство ХОЯТ-2. Доноры собрали около 90 млн, значит, скоро можно будет опять говорить о нехватке. Глава «Энергоатома» объявил, что сдача ЦХОЯТ теперь произойдет не в конце 2017-го, а годом позже. Сколько, когда и на что еще не хватит денег и времени, сейчас уже непринципиально, доноры все равно добавят – чемодан хоть и без ручки, но бросить его на завершающем этапе длинной дороги никто не решится. Остатки репутации дороже двух с лишним миллиардов евро, которые в итоге будут вбуханы странами-донорами в чернобыльские проекты. Поэтому здесь прогноз ясный и понятный – все, что было пре-дусмотрено ПОМ, включая прежде всего НБК, будет построено и готово к эксплуатации. В ныне заявляемые сроки или чуть позже. А вот дальше…
За удовольствие, как известно, надо платить. Получая дорогостоящие «игрушки» в виде НБК, заводов по переработке жидких и твердых радиоактивных отходов, различных хранилищ и прочее, Украина попадает в ею же устроенную финансовую ловушку. Нормо-час по ремонту «Лексуса» не может стоить столько же, сколько нормо-час для «Запорожца». С завершением ПОМ обязательства мирового сообщества перед Украиной станут исчерпанными, о чем Запад сейчас говорит в открытую, по различным каналам призывая Украину найти реальные пути финансирования эксплуатации построенных и переданных ей объектов на ЧАЭС. Евро-долларовая полноводная река сначала превратится в речушку, затем в ручеек, а потом и вообще пересохнет. И для Украины настанет время начать эксплуатировать созданную инфраструктуру, оплачивая это из своего кармана.
Судя по многочисленным публичным заявлениям украинских руководителей всех уровней, такая перспектива их явно не устраивает. Активные стенания насчет дороговизны облуживания этих объектов и неподъемности такого финансового бремени для Украины начались еще пять лет назад. Тем же гендиректором станции Игорем Грамоткиным объявлялась цифра в несколько десятков миллионов евро как стоимость эксплуатации одного только НБК в год. Эксплуатация остальных построенных объектов будет обходиться дешевле. В целом цифры могут за год набегать приличные, но отнюдь не неподъемные для крупной страны с 45-миллионным населением. Другое дело, что в силу непобедимого стремления к чужой финансовой халяве и ее бесконечному продолжению Украина самостоятельно нести эти расходы явно не желает.
Пять лет назад начались публичные предложения украинских руководителей мировому сообществу создать в зоне международный научный центр по изучению проблем, связанных с радиацией. А 13 апреля президент Украины Порошенко своим указом прямо поручил правительству разработать с ЕБРР, государствами-донорами вопрос о создании фонда для финансирования мероприятий третьего этапа стратегии преобразования объекта «Укрытие», а также подготовить… вопрос о создании международного исследовательского центра». Ключевой момент здесь – добиться финансирования стратегии, самостоятельно разработанной и принятой Украиной, за счет «иностранного дяди». Разрабатывать и утверждать эту стратегию, предусматривающую обязательный демонтаж старого саркофага, извлечение топливосодержащих масс и их захоронение, а также многое-многое другое, Украину никто не заставлял, это ее суверенная инициатива. Но почему это должно делаться за счет других государств?
Очевидно, что эта линия требования продолжения финансирования станет основной в дальнейшем поведении нынешних властителей Украины применительно к Чернобылю. Разговоры о некоем «международном научном центре» лишены конкретики и в силу отсутствия даже намека на существование необходимой для него инфраструктуры неосуществимы даже безотносительно темы финансирования. К тому же украинская наука третий десяток лет находится в загоне, а сейчас власть, практически лишившая ее остатков финансирования, похоже, решила поставить на ней окончательный крест. Так что практически сотрудничать для проведения исследований с «заинтересованными международными организациями» с украинской стороны совсем скоро станет просто некому.
Ну а если номер с очередным фондом у Украины не пройдет, вполне можно допустить применение в отношении Запада элементов шантажа. 25 апреля 2016 года Washington Post написала, что директор ЧАЭС Грамоткин призвал работников начать разбирать ядерные отходы как можно скорее после завершения строительства НБК, пока проект все еще на поддержке международных доноров: «Это очень дорогостоящий процесс… и я не думаю, что мы сможем его провести без международной поддержки». Главное в этом призыве – ввязаться в драку, не имея ни технологических, ни технических, ни инженерных, ни финансовых возможностей для этого. Но ядерный ящик Пандоры при этом во чтобы то ни стало открыть!
Здесь Запад поджидает финансовая засада, по сравнению с которой стоимость ПОМ покажется сущей безделицей, – речь пойдет о десятках миллиардов евро. Но еще большие опасности – радиологические – принесет практическое начало демонтажа объекта «Укрытие» в условиях отсутствия всего вышеперечисленного. Единственным разумным выходом является отложенное решение, но оно явно нынешнюю Украину не устраивает. Западу, и прежде всего Европе, предстоит жестко определиться по этому вопросу, причем в самое ближайшее время – до ввода в эксплуатацию НБК осталось полтора года. Как говорится, beware!

ЦИФРА
На 25-летие чернобыльской аварии странами-донорами были дополнительно собраны 740 млн евро, общий бюджет строительства нового саркофага составил 990 млн евро.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три + одиннадцать =