Дмитрий Суров: «Меня и погибшего мужчину, возможно, резал один хирург»

Дмитрию Сурову в 3-й горбольнице тоже удаляли зуб мудрости и, как уверяет пациент, тоже поранили артерию.

СУ СК РФ по ТО возбудило уголовное дело по факту смерти в 3-й горбольнице пациента вследствие ненадлежащего исполнения врачами своих профессиональных обязанностей. Дело возбуждено по статье «причинение смерти по неосторожности».

Напомним, 38-летний Евгений Шалдо, которому нужно было удалить зуб мудрости, обратился к медикам вечером 12 апреля. Операция проводилась под общим наркозом. В ходе нее у пациента была повреждена артерия, и он скончался от кровопотери, такое заключение судмедэксперта получили близкие Шалдо.

По факту ЧП областной департамент здравоохранения создал рабочую группу, куда, со слов его руководителя Ольги Кобяковой, вошли эксперты разных профилей. Выводы не ранее середины июня ждут в департаменте, медицинском сообществе, они принципиально важны для семьи Шалдо, Следственного комитета и, разумеется, общественности.

Стоит отметить, что в адрес отделения челюстно-лицевой хирургии горбольницы №3 не первый раз звучат претензии от пациентов. Один из них – Дмитрий Суров.

У мужчины были те же основания для обращения к врачам, ему тоже удаляли зуб мудрости и, как уверяет пациент, тоже поранили артерию.

Дмитрий пролежал в больнице больше, чем планировалось, и выписался за несколько дней до резонансного ЧП:

— Мне нужно было удалить зуб мудрости. Операция (ее проводили под местным наркозом) прошла спокойно. Проблемы начались на следующий день: в перевязочной, осматривая рану, насторожилась медсестра. После меня долго осматривал врач (не тот, что оперировал) и приговаривал: «Ничего не пойму…».

Потом по груди у меня что-то полилось, я опустил глаза и увидел, что вся майка залита кровью. Врач выразился нецензурно и, не вдаваясь в подробности, сказал, что поврежден сосуд.

Наверное, это должно было меня насторожить, но я доверился медикам. На следующий день в перевязочной вел прием оперировавший меня хирург, ситуация повторилась: пока доктор совершал какие-то манипуляции, очередная майка оказалась залита кровью.

На третий день Суров предусмотрительно пришел в перевязочную с голым торсом. Осматривал пациента уже третий хирург. Он-то и заметил, что в ходе операции была задета артерия, поставил новокаин и зашил сосуд.

– Через некоторое время лимфатические узлы у меня стали как камни. Я обратился к дежурному врачу. Он только глянул и сразу: «Будем резать!» Хорошо, что в тот день в коридоре больницы я случайно встретил хирурга, который зашивал мне артерию. Он заверил, что резать ничего не надо, что это реакция на новокаин и через день-два воспаление спадет. Огромное ему спасибо – за все.

Выписавшись, Дмитрий размышлял, насколько разные с точки зрения профессиональной подготовки медики работают в отделении челюстно-лицевой хирургии третьей горки. А то, насколько крупно ему повезло, понял, когда в ритуальный зал, где он работает, привезли для прощания умершего Евгения Шалдо…

За две недели, проведенные в отделении, я заметил, что в челюстно-лицевой хирургии работают три оперирующих врача. Если график не менялся, то, возможно, с Евгением Шалдо у нас был один хирург.

Узнав о судьбе Евгения Шалдо, Дмитрий понял, что сам он «родился в рубашке».

Фото: Максим Кузьмин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.