Долг платежом ужасен

Почему сельхозпроизводители и банки не могут договориться по кредитам

В коровниках мычат коровы. 607 голов. Жуют свою жвачку, с любопытством тянут морду к незнакомому человеку – журналисту и шарахаются, когда пытаешься их фотографировать…
Овощехранилище завалено свежим урожаем: картофелем, морковью, свеклой… Туда-сюда снуют погрузчики: перекладывают в боксы собранную последней капусту. Будет что продавать до следующего июля.
Хозяйство «Кисловское» – один из крупнейших производителей овощей в Томской области, работодатель для 120 человек – совсем не похоже на ходячего мертвеца.

Тем не менее де-юре это так: в компании с марта 2015 года действовало наблюдение – первый этап процедуры банкротства, а в октябре по решению арбитражного суда открыто конкурсное производство. Будет ли предприятие распродано – целиком или по частям – или для него найдут инвестора, пока не ясно: это зависит от тактики конкурсного управляющего. Его задача – погасить долг перед основным кредитором, Россельхозбанком, которому «Кисловское» должно 223 млн рублей по договору поручительства.

DSC02712
«Когда мы начинали работать, в Томском районе было около 40 крупных хозяйств. Сейчас осталось штук шесть-семь… Мы держались более-менее нормально: в прошлом году выручка была 80 млн рублей, прибыль – 30 млн. Правда, мы 8 млн на одни только запчасти потратили: сельхозбизнес сейчас требует гигантских затрат…»

Дружба дружбой, и табачок не врозь
– Зачем я выступила поручителем по кредиту? Ой, и сама не знаю, – директор ООО «Кисловское» Тамара Данилова тяжело вздыхает. – Мы как-то привыкли друг другу доверять. Сергей Алексеевич (Якушенко, директор ЗАО «Овощевод». – Прим. ред.) попросил взять на себя обязательства прежнего поручителя, говорил, что государство поможет ему рассчитаться с долгом. Я сначала не хотела. А потом думаю: ладно, все же свои. Да и властям привыкли доверять. В семь часов вечера поехала в банк и подписала документы. В банке, конечно, обрадовались…
Собственно, этот рассказ – все, что нужно знать об уровне финансовой грамотности мелких и средних сельхозпроизводителей Томской области. Будь она на другом уровне, возможно, их взаимоотношения с Россельхозбанком не напоминали бы сводки с фронтов, как это происходит сейчас. Выживают не все: по данным сайта Арбитражного суда Томской области, за период с конца 2014 года до середины 2015-го более 10 сельхозпредприятий региона ушли в процедуру банкротства. Но вернемся к «Кисловскому»…
Многомиллионное поручительство «по дружбе» случилось неспроста: много лет Сергей Якушенко и Тамара Данилова работали вместе: он был директором, она заместителем директора ЗАО «Овощевод», существовавшего с 2002 года на базе кисловского совхоза. Развивалось оно неплохо. Например, в архиве «ТН» сохранились репортажи о работе его теплиц, поставлявших на томский рынок зелень и рассаду, об успешной попытке выращивать даже арбузы, о планах построить мясо-молочный комплекс на 1 тыс. голов с автоматической системой доения… Именно на строительство этого комплекса в 2009 году предприятие взяло кредит 330 млн рублей в Россельхозбанке. Пустая коробка нового родильно-доильного комплекса стоит сейчас как памятник тем надеждам…
Проблемы с гашением начались у «Овощевода» в 2012 году, когда закончились федеральные субсидии процентной ставки по нацпроекту «Развитие АПК» и одновременно резко упали оптовые цены на овощи, что плачевно сказалось на выручке. По поводу дальнейшей финансовой политики у руководителей предприятия случился скандал, и Данилова возглавила новое юридическое лицо – ООО «Кисловское». Впрочем, де-факто все равно работали рука об руку: за «Овощеводом» осталась вся недвижимость, за «Кисловским» – живность, и Данилова платила бывшему коллеге 140 тыс. в месяц за аренду коровников. На завод «Том-Мас» ее компания ежедневно поставляла 7 тонн молока. За год самостоятельности успели даже реализовать 15-миллионный инвестпроект – модернизировать в овощехранилище систему вентиляции. Это позволяло создать запас овощей на всю зиму и весну, а не сбрасывать их сразу по окончании уборки, когда цена на рынке слишком низкая.

Последствия своих решений в области финансов надо всегда тщательно продумывать. Другое дело, что общество пока не осознает этой ответственности: по результатам наших опросов, 40% людей считают, что государство несет ответственность за их личные ошибки на финансовом рынке. Михаил Сергейчик, финансовый аналитик, руководитель проекта «Ваши личные финансы»

Благо не творю
Крах предприятий – сначала одного, потом по цепочке другого – начался в 2014 году, когда «Овощеводу» предъявили исковые требования на 12 млн рублей два неких гражданина. Это отдельная детективная история о том, как легко развести любой бизнес на деньги. Но в свете нашего материала важно только то, что по этому иску в ноябре 2014 года решением Арбитражного суда Томской области ЗАО «Овощевод» было признано несостоятельным (банкротом). Естественно, Россельхозбанк сразу же предъявил требования и по своему кредиту – на тот момент остаток по нему составлял 223 млн рублей.
– Проблема заключалась в том, что залог по кредиту был оформлен в 2009 году, и тогда имущество компании реально оценивалось более чем в 200 млн. Это была, с одной стороны, техника, с другой – коровы, – рассказывает Дмитрий Лизунов, управляющий партнер юридической фирмы «LL.C-Право». – Но техника ломается, и за пять лет часть ее была утрачена. А такое залоговое имущество, как КРС, перестало существовать в принципе: в процессе разбирательства выяснилось, что коровы в промышленном производстве живут всего 2,5 года. Как представители «Овощевода», мы предлагали Россельхозбанку провести инвентаризацию. Зачем? Есть такое понятие «зафиксировать убытки». Нужно понять, сколько реально стоит имущество. 200 миллионов? А может быть, 100? Или 170? То есть выяснить, какую сумму РЕАЛЬНО, а не теоретически сможет выручить банк при продаже активов должника. Но диалога с банком не получилось.
К сожалению, томский региональный филиал АО «РСХБ» от каких-либо комментариев «ТН» отказался, сославшись на банковскую тайну в отношениях с клиентами. Его позицию попробовал объяснить Михаил Сергейчик, финансовый аналитик, руководитель проекта «Ваши личные финансы»:
– Банк не производит деньги, он привлекает деньги вкладчиков и дает кредиты населению и предприятиям, а доходом банка является разница между процентами по кредитам и депозитам. А теперь представьте себя вкладчиком: вы открыли вклад на 100 тыс. рублей и планируете получить с него доход. Но когда вы приходите в банк за вкладом с процентами, вам говорят: извините, нам по взятому кредиту вернули только 10%, давайте мы тоже отдадим вам 10 тыс. вместо 100. Банк – это не благотворительная организация, которая должна прощать долги. Деньги даются на возвратной и платной основе, это классика заемных средств. За них нужно платить и их нужно возвращать, это не субсидия и не дотация. Если этого не может сделать заемщик, банк логично начинает требовать исполнения обязательств и с поручителя.

Спор глухого со слепым
Есть один тонкий момент – Россельхозбанк не был инициатором банкротства поручителя. Процедура наблюдения была введена 2 марта 2015 года, основанием для ее инициации послужило неисполнение судебного решения о взыскании с ООО «Кисловское» в пользу ООО «Торговый дом «Сибирский» суммы задолженности около 2 млн рублей. Есть основания полагать, что банк посчитал это намеренной попыткой избавиться от финансовых обязательств при помощи специалистов. И, возможно, поэтому отказался от какого-либо диалога в дальнейшем.
Временный управляющий Ульяна Гладкая по своей инициативе провела инвентаризацию имущества должника (это в основном скот плюс немного техники) и оценила его в 33 млн рублей.

Долг «Кисловского», равный реальной стоимости его активов, готово было выкупить КФХ «Заречное». Его возглавляет Светлана Прокопьева – дочь Тамары Даниловой.

– Мы предложили банку эту оценку активов «Кисловского» и сказали: если вы с ней не согласны, проведите свою, – рассказывает Дмитрий Лизунов. – Ну пусть вы оцените имущество поручителя в 37 млн, в 32 млн… В любом случае это будет не 223 млн, как было предъявлено в исковых требованиях. Также мы нашли третье лицо – инвестора, который готов был за 33 млн (плюс-минус несколько миллионов в зависимости от оценки банка) выкупить долг у банка. И кисловские фермеры смогли бы спокойно работать дальше. Ведь если «Овощевод» уже нельзя было спасти (он год как находился в стадии конкурсного производства), то «Кисловское» было реально работающим хозяйством с большими перспективами: породистый скот, 3 тыс. га посевных площадей (каждый третий кочан капусты в области выращивался на этих полях!), налаженный сбыт… Но Россельхозбанк и в этом случае отказался идти на какие-либо уступки: мол, у нас все будет четко по инструкции! Но это подход не бизнесовый, а чиновничий. И отсюда не эффективный. Ведь они что должны делать? Раз в полгода приезжать и проверять свои залоги: не утрачена ли техника? Жива ли корова? Это бизнес, где надо держать руку на пульсе. Понятно, что сельхозпроизводители тоже где-то могут расслабиться. Но вы-то что сделали для того, чтобы свои риски минимизировать?..
В сентябре Арбитражный суд Томской области несколько раз откладывал решение по дальнейшим процедурам в отношении «Кисловского». Шла битва за то, чтобы на предприятии было введено внешнее управление (то есть официальное финансовое оздоровление). И в далекой перспективе банк мог бы рассчитывать на возврат средств. Но юристы Россельхозбанка настаивали на конкурсном производстве, видимо, как более быстром способе вернуть хотя бы часть денег продажей имущества должника. И победили. Увы, практика показывает, что если на сельхозпредприятие приходит конкурсный управляющий, то имущество распродается за копейки. Свежий пример: в мае этого года бесславно завершилась история шегарского животноводческого комплекса «Русь», признанного банкротом в 2013 году. Изначально он был оценен в 17 млн, а продан в 10 раз дешевле – за 1,7 млн рублей. Тамара Данилова рассказала, что все лето к ней ходили некие люди и присматривались к скоту:
– Смеялись, что скоро за бесценок наших коров купят. Вон, недавно «Зайцевское» в Кожевникове раздербанивали: 230 голов вывезли за два дня, по рыночной цене потом на бойню сдали. Популярный нынче стал бизнес…

Cправка «ТН»
В ответ на запрос «ТН» прокомментировать ситуацию

Черданцеваначальник Департамента по социально-экономическому развитию села Томской области Ирина Черданцева сообщила: «Еженедельно ведется мониторинг сельскохозяйственных организаций, находящихся в сложной финансовой ситуации, включая ООО «Кисловское». Регулярно проводятся совещания с представителями ОАО «Россельхозбанк», где обсуждаются возможности финансового оздоровления предприятий. Кроме того, прорабатываются варианты по поиску потенциального инвестора». Месяц назад из обладминистрации пришла новость: китайский инвестор (АООО «Китайско-российская компания по развитию сельского хозяйства») предполагает реализовать на территории региона несколько проектов в сфере АПК. В том числе построить животноводческие молочные комплексы с общим поголовьем 100 тыс. голов дойного стада. Общий объем инвестиций составит не менее 50 млрд рублей до 2030 года. Как сообщалось в пресс-релизе, первый этап реализации инвестпроекта предполагает строительство в 2015–2017 годах фермы на 2,5 тыс. голов в деревне Кисловке Томского района.

__

Мнение
бересневВладислав Береснев, фермер:
– На мой взгляд, проблема в том, что с середины 2000-х, когда начал действовать нацпроект по развитию АПК, сельхозкредиты выдавались всем без разбора. Поручителем выступала администрация области, и был даже отдельный вид бизнеса: взять кредит, обанкротить предприятие, повесить долг на область и подсчитывать прибыль. Из-за этого теперь впали в другую крайность – кредиты не дают никому. Есть пять-шесть предприятий, находящихся в белом списке: «Сибирская Аграрная Группа», Межениновская птицефабрика, «Белосток», «Дубровское» и, может быть, еще парочка. Остальным выкатывают такие требования, что соблюсти их нереально. Мелкий бизнес никому теперь не интересен – на всех уровнях идет глобализация. Зачем иметь 100 клиентов по 1 млн рублей, если можно иметь одного клиента на 100 млн рублей? Прибыль та же, а хлопот в 100 раз меньше. И бонусом – лояльность корпорации… Я знаю, что областными чиновниками сейчас готовится обращение в Москву с просьбой сменить руководство томского филиала Россельхозбанка. Но это бессмысленно: оно всего лишь выполняет четкие инструкции головного офиса. Такова новая финансовая политика для всей страны.

 

Одна мысль про “Долг платежом ужасен”

  1. Не поленился посмотреть дело о банкротстве ООО Кисловское на сайте арбитражного суда. Определением по делу А67-1/2015 от 08.10.2015 суд удовлетворил заявление ООО «Заречное» о намерении погасить требования к должнику в полном объеме. https://kad.arbitr.ru/PdfDocument/f4cdeeac-9d14-4a77-9d80-abe4698a2025/A67-1-2015_20151009_Opredelenie.pdf Т.е. ООО Заречное готово было погасить все обязательства перед Банком? Почему тогда Банк должен был соглашаться на 33 млн. если само Заречное готово было платить все 223? Бред. Правда не ясно почему не заплатило( Короче видимо кинули Банк а теперь изображают жертву.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × четыре =