Есть ли в Томской области пункт приема древесины, соответствующий всем нормам закона?

Предложение принять участие в сов­местном рейде Департамента лесного хозяйства Томской области и Томской межрайонной природоохранной прокуратуры по пунк­там приема и отгрузки древесины было немного неожиданным, но заманчивым. Ведь наш регион несколько лет назад стал одним из первых в Сибири, где появился свой Закон «Об организации деятельности пунктов приема и отгрузки древесины». Раньше эта деятельность не регламентировалась, сейчас же к работе таких пунктов и в целом к обороту древесины вводятся федеральные требования, которые даже немного мягче тех, что прописаны в Законе Томской области № 24-ОЗ. За время действия областного закона к административной ответственности было привлечено 114 лиц, наложено 1,39 млн рублей штрафов. По словам специалистов департамента лесного хозяйства, практически невозможно встретить пункт приема и отгрузки древесины, который работает вообще без нарушений.

Адресный рейд

Испытания начались еще на старте: полчаса ожидания всех участников рейда в душном УАЗе.

– Это еще что, на некоторых объектах нам приходится ждать представителей силовых ведомств, без которых мы не уполномочены проводить проверки, по несколько часов, – рассказывает руководитель рейда заместитель начальника Департамента лесного хозяйства Томской области Игорь Смелянцев. – Представьте: ближе к вечеру на одном из пунктов приема и отгрузки древесины мы обнаружили, что большая часть леса – неизвестного происхождения. Звоним сотрудникам полиции, но когда они приедут? У них другие дела, да и нужная техника бывает занята. Плюс к этому достаточно долгий процесс оформления. В общем, бывает, возвращаемся только под утро.

Первый объект рейда – пункт приема и отгрузки древесины, расположенный в Томске на улице Профсоюзной, 2/45. Работа кипит: древесину пилят, перемещают с места на место. При виде журналистов все почему-то отворачиваются, в объективы фото- и видеокамер стараются не попадать. На первый взгляд, вроде бы все очевидно: документов (как, впрочем, и руководителей) на месте нет, нет и какого-либо информационного стенда о работающем на этой территории предприятии. Рядовые сотрудники звонят руководителям, те обещают приехать минут через 20.

Но появляются только через полтора часа. По приезду сразу берут инициативу в свои руки: «Какие основания для проверки? У нас все в порядке с документацией. Просто мастер отпросился сегодня утром по семейным обстоятельствам, а документы мы возили ксерокопировать для всяких ваших проверок».

Среди пачки документов было и то, что можно с большой натяжкой назвать информационным стендом – лист формата А4 с надписью «Пункт приема древесины» и указанием часов работы. Но этого мало: на стенде должна быть полная информация о предприятии: кто хозяин, точный адрес, свидетельство о постановке на учет. Так что все-таки грозит штраф от 15 до 30 тыс. рублей. Еще некоторое время уходит на составление протокола об административном правонарушении, и становится понятно, что побывать на других объектах сегодня не удастся.

Откуда дровишки?

– Бывают, конечно, куда более показательные случаи, – рассказывает Игорь Смелянцев. – Как-то раз обнаружили более 30 рабочих из КНР без документов, удостоверяющих личность, и без разрешения на работу. А документы, подтверждающие законность происхождения древесины, были только на 2 тыс. кубометров (из 5 (!) тыс. кубометров). Мы проводим комплексную проверку всего оборота древесины и уделяем внимание каждому этапу.

Этапов много. В частности, в последнее время существует проблема с обеспечением граждан деловой древесиной для собственных нужд в шести лесодефицитных районах области. Достаточно часто выявляются факты нецелевого использования леса. Это во многом связано с халатностью поселковых администраций, которые должны отслеживать процесс, но не делают этого. Лесники не наделены полномочиями проверять достоверность составленных администрациями списков нуждающихся, как и то, куда гражданин реализовал полученную древесину. Поэтому потом и возникает на пунктах приема древесина без документации.

Лесничие тем не менее стараются выявлять факты нецелевого использования леса. Например, в 2014 году глава Турунтаевского сельского поселения Томского района незаконно признал умершего гражданина нуждающимся в деловой древесине, после чего с подставным лицом был заключен договор купли-продажи лесных насаждений, на основании которого незаконно вырублен лес в объеме 175 кубометров. Главу осудили на два года условно с возмещением ущерба около 2 млн рублей. В 2015 году выявлены случаи включения главой Шегарского сельского поселения в списки нуждающихся в дровах семи умерших граждан и 11 граждан, имеющих газовое отопление. И фактов таких в области множество.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.