Формула любви

У Рахимовых она своя

У Рахимовых четверо кровных детей и одна приёмная дочка. В теме приёмного родительства они не только опытные практики, но и компетентные теоретики – поддерживают и обучают приёмных родителей региона. Обладатели знака отличия Томской области «Родительская доблесть» Ирина и Тимур Рахимовы прекрасно знают, что такое семья. Их – семеро и они отличная иллюстрация формулы «Семь Я».

Не кричи!

Тимур Рустамович – доцент кафедры менеджмента в Школе инженерного предпринимательства ТПУ, Ирина Валерьевна – психолог в благотворительном фонде «Томск без сирот», она проводит индивидуальные консультации, групповые занятия, через её авторский курс «Исцеляющий родитель» уже прошло около 60 человек. Тимур Рустамович также участвует в группах поддержки и обучения замещающих родителей.

– Мы разработали новый курс, направленный на взаимодействие приемной семьи и школы, назвав его «Обучение без крика», – рассказывает Ирина. – Смысл в том, чтобы доступно объяснить родителям влияние травмы на развитие ребенка, что он может, а чего не может делать из-за особенностей своей истории, своего прошлого. Акцент мы ставим на формировании навыков саморегуляции, на то, как помочь и ребенку, и родителю справиться с наплывом эмоций, когда не все получается, когда, казалось бы, ситуация выходит из-под контроля.

Курсы и встречи групп приёмных родителей, которые ведут Ирина и Тимур Рахимовы, – это не только учеба и получение интересной и важной в деле воспитания детей информации, это поддерживающее общение людей с похожими историями. Это очень важно, чтобы рядом были единомышленники.

– Когда я стала общаться с приемными родителями, поняла, что одна из проблем – недостаток информированности, – говорит Ирина Рахимова. – Я сама приёмная мама, и у нас с мужем много друзей из числа таких же родителей. У меня второе высшее образование психологическое, а первое – педагогическое. Я преподаватель иностранных языков, владею английским, читаю, в том числе, специальную литературу на английском языке, и мне есть чем поделиться. Когда ты понимаешь, как работает мозг твоего ребенка, какие травмы ему нанесены и как лучше помочь ему справляться с этим – на мой взгляд, это очень полезная информация, и мне хочется ею делиться, чтобы облегчить жизнь приемным родителям.

Аппликация из талантов

Ирина и Тимур всегда мечтали о большой семье. Радовались, когда друг за дружкой родились Карина, Марк, Давид, Даниил.

Старшая, Карина, окончила школу с золотой медалью, а сейчас она – студентка СибГМУ, выбрала область клинической психологии. Ее увлечение – хореография, она выпускница хореографической школы-­студии «Фуэте», постановщик танцев для социальных мероприятий. С 2020 года участвовала в работе танцевальной труппы «Not Flowers», вот уже скоро как три года – преподавать в танцевальной детской школе.

Марк – одиннадцатиклассник, активно занимается хоккеем, участник общероссийских чемпионатов. А с каким упоением он рисует, играет на гитаре, фортепьяно и даже на экзотических калимбе и укулеле. Сочиняет электронную музыку. Принимает активное участие в проведении детских лагерей для детей из приёмных семей.

Девятиклассник Давид снимает короткие анимационные лего-фильмы, результаты выкладывает на свой канал в Youtube и имеет много поклонников, получая восторженные отзывы о своих работах. Шестиклассник Даниил пробует себя в настольном теннисе.

И, наконец, самая младшая в семье – Камилла, у нее много проблем со здоровьем, с которыми они справляются всей семьей.

Ребёнок без статуса

Как у Рахимовых появилось это белокурое голубоглазое чудо по имени Камилла? Они всегда хотели воспитать приёмного ребенка, но думали сделать это попозже, когда собственные дети вырастут. И вот четверо своих уже подрастали, Рахимовы задумались о рождении пятого малыша.

– Мы посчитали метраж квартиры и поняли, что опека не разрешит нам усыновить ребенка, если у нас будет пятеро своих – «квадратов» на всех не хватит, – улыбается Ирина Валерьевна. – Тогда мы решили схитрить – сначала усыновить ребенка, а следом завести своего. Но когда мы побывали в Доме малютки, мы увидели, как много детей, у которых нет мамы, которым нужен дом.

Первый опыт приёмного родительства для них оказался трагическим. Микаэла, которую они взяли пятимесячной, пробыла с ними всего полгода, в 11 месяцев девочки не стало из-за роковой врачебной ошибки. Трагедия только укрепила Рахимовых в желании быть приемной семьей. И вскоре у них появилась четырехмесячная Камилла.

– Девочка была «ребёнком без статуса» – ее мама не была лишена родительских прав и не ограничена в них, но она находилась в тюрьме, – вспоминает Ирина Рахимова. – Нам тогда сказали, что такие мамы часто не отказываются от детей в надежде на условно-­досрочное освобождение. Мама Камиллы должны была выйти на свободу через полтора года.

Таких детей опекуны обычно боятся брать в семьи. Мама выйдет из тюрьмы и скажет: «Верните мне дочь». И замещающая семья будет вынуждена вернуть ребёнка. Но первые полтора года жизни очень важны для малыша, и Рахимовы решили, что хотя бы эти полтора года они позаботятся о крохе, чтобы дать ей шанс на нормальное будущее. Впоследствии кровная мама Камиллы была лишена родительских прав, и девочка осталась в семье. Сейчас ей уже 11 лет.

– Появление младшей сестренки старшие восприняли хорошо, у них разница примерно два-три года, и им было привычно, что в доме постоянно есть кто-то маленький, – вспоминает Ирина. – Сейчас я смотрю на Камиллу со смешанными чувствами. С одной стороны, в ее жизни случилась самая большая трагедия – мама, которая должна ее любить и принимать, отказалась от нее, не смогла ее воспитывать. Но, с другой стороны, когда я смотрю на ее жизнь сейчас – это такой счастливый ребенок! Она растет в семье, где её все обожают. Братья играют с ней, пытаются ее воспитывать, но мне кажется, что это она из них верёвки вьёт…

 

Если взять ребенка, не разобравшись в себе, и потом вернуть его просто потому, что «откусил больше, чем можешь прожевать», – это трагедия и для ребенка, и для приемной семьи

Вся «деревня» на подмоге

– Что бы вы посоветовали людям, которые хотели бы стать приёмными родителями, но пока думают? – задаю вопрос Ирине Рахимовой.

– Это нормально – бояться, переживать, думать, а вдруг не получится… Эти сомнения обязательно нужно разрешить до того, как вы берёте ребенка в семью, – отвечает Ирина Валерьевна. – Со своими вопросами, тревогами, сомнениями нужно пойти туда, где можно получить на них ответы. У нас в фонде «Томск без сирот» есть группа равной поддержки, курсы для приёмных родителей. Нужно снять все вопросы, или, наоборот, честно признать, что нет, это не мое, я сейчас такое не потяну. И это тоже хороший исход. Если взять ребенка, не разобравшись в себе, и потом вернуть его просто потому, что «откусил больше, чем можешь прожевать», – это трагедия и для ребенка, и для приемной семьи.

Приёмное родительство не так страшно, но и не так радужно, как его порой представляют. Оно несет в себе много радостей, но и много трудностей.

– В одиночку приемного ребенка не вырастить, тут, как я обычно говорю, нужна «деревня»! Нужна поддержка, причем со стороны таких же приёмных родителей, – продолжает мама приёмной семьи. – Кровные родители не всегда понимают проблемы, которые возникают в замещающих семьях. Обыватели рассуждают: «Раз ребенок приёмный, его сложно любить, как родного, поэтому и не все получается». Нет, тут совсем другие законы работают. Этот маленький человечек по-другому развивался, его жизнь научила не доверять взрослым. Приёмному родителю предстоит долго, иногда много лет доказывать ребенку: «Я тебя люблю, ты можешь мне доверять, я тебя никому не отдам». И к этому надо быть готовым.

Автор: Анна Серебрякова
Фото из архива семьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

10 + 10 =