Главы крупных корпораций, федеральные эксперты и чиновники рассуждали о том, что экономике России могут дать инновации в сырьевом секторе

«Нефтяное проклятие», «нефтяная игла» – на этих понятиях нужно перестать спекулировать: реальность такова, что ТЭК – это 30% российского ВВП, 50% доходов федерального бюджета, 70% экспортной выручки, и, по сути, только он может стать драйвером новой, инновационной экономики. Эта мысль, сформулированная главой Роснано Анатолием Чубайсом, рефреном прошла через все выступления на пленарном заседании, открывшем XV Томский инновационный форум. В том, что нужно сближать промышленность и науку, не сомневается никто. Вопрос – как это сделать, и Innovus искал варианты ответов.

Обречены на сотрудничество

– Если на предыдущих форумах мы обсуждали вопросы развития инновационной инфраструктуры и формирования предложения на рынке новых разработок, то сегодня хотим подчеркнуть роль центров спроса на инновационную продукцию, – сказал губернатор Томской области Сергей Жвачкин, открывая пленарное заседание. – Необходимость удержания лидерства и сокращения разрыва в технологическом уровне с конкурентами диктует колоссальный спрос на инновационные рынки. В первую очередь со стороны таких крупных компаний, как «Газпром», «СИБУР», «Интер РАО ЕЭС», «Газпромнефть», «Объединенные машиностроительные заводы» и многих других.

Собственно, без новых технологий у них нет перспектив на глобальном рынке. В той же нефтегазовой отрасли тенденции таковы, что в ближайшее десятилетие разработка новых месторождений обеспечит только 22% от общей добычи, а 78% прироста планируется получить за счет применения высокотехнологичных методов при разработке старых запасов. По мысли Жвачкина, источником новых решений могут стать, например, центры разработки высоких технологий:

– Крупные компании в партнерстве с университетами могли бы размещать такие центры в томской ОЭЗ.

Диверсификация с умом

То, что крупные корпорации как минимум не против сотрудничества с инноваторами, подтвердил председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер:

– Ключевое слово стратегии развития нашей компании – диверсификация: диверсификация целевых рынков, добычных регионов, транспорта и конечных продуктов реализации. В соответствии с этими приоритетами выстроена программа инновационного развития Газпрома до 2020 года. За последние пять лет мы в пять раз увеличили объем финансирования НИОКР, за 2012 год инвестировав более четверти миллиарда долларов, до 2020 года эта цифра возрастет до миллиарда долларов. Партнерами по реализации инновационной программы являются пять академических институтов РАН, 15 вузов, 28 отраслевых институтов. Мы открыты к сотрудничеству в области инноваций с любыми структурами, заинтересованы в том, чтобы привлекался и средний, и малый бизнес.

Простор для фантазии инноваторов есть. Миллер обозначил конкретные проблемные участки:

– Сейчас для нас важны такие регионы, как Восточная Сибирь, Ямал. Так, мы создали первый промышленный объект в арктических широтах, запустив Бованенковское месторождение, но условия применения технологий в северных регионах сильно отличаются, и над их эффективностью еще нужно работать. Требуют решения такие проблемы добычи, как сероводородосодержащие месторождения (Астраханское и Оренбургское); многокомпонентный газ в Восточной Сибири, низконапорный газ выработанных месторождений, попутный нефтяной газ. Мы заинтересованы в том, чтобы работать на базе инновационных решений для повышения надежности эксплуатации газотранспортной системы – в области дефектоскопии, повышения рабочего давления и так далее.

Революция грядет

О некоторых конкретных результатах сотрудничества в области инноваций с Газпромом говорил глава Роснано Анатолий Чубайс. В частности, он привел в пример завод наносиликатов и полимерных нанокомпозитов, недавно открывшийся в городе Карачаеве Брянской области и очень интересный для нефтегазового сектора.

– Сейчас с помощью Газпрома завершаем сертификацию уникальных покрытий для магистральных газовых труб, основанных на продукции этого завода, и начинаем промышленное освоение, – сообщил Чубайс.

– Эти материалы имеют революционное значение не только для Газпрома, но и для всей российской экономики, – дает оценку Алексей Миллер. – Композиционные материалы могут, например, навсегда решить проблему коррозии. Труба становится вечной…

– Я могу не меньше рассказать о совместных проектах с Росатомом – объем их финансирования доходит до 10 млрд рублей, – подытоживает Анатолий Чубайс. – Словом, мы не должны воспринимать российский ТЭК как нечто мешающее развитию экономики, а относиться к нему нужно как к драйверу инноваций. Конечно, это не из серии «за полгодика все решить», и далеко не все компании традиционных отраслей экономики – металлургии, химии, нефти, газа, энергетики – готовы вкладываться в НИОКР. Но в тех крупных компаниях, где есть долгая воля, последовательность в продвижении решений, результат будет.

В ближайшее десятилетие разработка новых месторождений обеспечит только 22% от общей добычи, а 78% прироста планируется получить за счет применения высокотехнологичных методов при разработке старых запасов.

Одна мысль про “Главы крупных корпораций, федеральные эксперты и чиновники рассуждали о том, что экономике России могут дать инновации в сырьевом секторе”

  1. «Главы крупных корпораций, федеральные эксперты и чиновники рассуждали о том, что экономике России могут дать инновации в сырьевом секторе»

    «…диверсификация целевых рынков, добычных регионов, транспорта и конечных продуктов реализации…»
    «…инвестиции…инновации…»

    Все это словоблудие.
    Как гнали сырье за бугор так и продолжают, и судя по этому словоблудию и будут в обозримом будущем гнать сырье, российские недра за бугор в обмен на зеленые фантики.
    А может быть просто заняться переработкой российского сырья на территории России? И гнать за бугор хоть какую-то продукцию , что можно получить из сырья?
    Это выгоднее, это скажет любой крестьянин-фермер не обремененный регалиями академиков-доцентов и высокими креслами…

    ««Нефтяное проклятие», «нефтяная игла» – на этих понятиях нужно перестать спекулировать: реальность такова, что ТЭК – это 30% российского ВВП, 50% доходов федерального бюджета, 70% экспортной выручки, и, по сути, только он может стать драйвером новой, инновационной экономики. »

    Так все это от продажи голого сырья….
    Какая инновация, какой драйв? Проедаем собственное будущее. И этим гордимся?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.