Государство против тунеядцев, или Как заставить работать тех, кто не хочет

TNews788_09

Депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга призвали изменить Конституцию и законы, прописав, что труд является не только правом, но и обязанностью каждого гражданина. Они предложили наказывать за тунеядство тех, кто при наличии рабочих мест не работает больше полугода и при этом не зарегистрирован в качестве официального безработного. Таких людей, по мнению петербургских законодателей, следует направлять на принудительные работы. Тунеядцами не будут считать женщин, воспитывающих детей до 14 лет, лиц до 18 лет, инвалидов и тех, кто за ними ухаживает, служителей культа, студентов, пенсионеров и граждан других льготных категорий.

Депутаты Госдумы эту инициативу не поддержали, так как Конституция запрещает принудительный труд. Тогда Роструд предложил ввести налог на тунеядство, чтобы заставить выйти из тени тех, кто имеет работу и зарплату, но официально нигде не трудоустроен и не платит налоги. Количество таких теневых работников оценивается в 15–20 млн человек.

Впоследствии Роструд от этой инициативы отказался, но тему борьбы с тунеядством поддержала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Она предложила усовершенствовать законодательство таким образом, чтобы люди, не желающие идти работать, оказались лишены социальных гарантий. Матвиенко заявила, что тунеядцы – это особый тип людей, которых нельзя заставить работать с помощью законов, но и кормить их за счет государства неправильно. Если человеку нужно кормить семью, то он должен идти работать, а не получать льготы и госгарантии за счет общества.

Эксперты «ТН» обсудили вопрос о том, нужно ли бороться с тунеядством в России и каким образом?

«Трех вальдшнепов одним выстрелом»

Андрей Олеар, поэт, издатель и переводчик
Андрей Олеар, поэт, издатель и переводчик

Андрей Олеар, издатель, поэт и переводчик

– Множественные депутатские инициативы, от серьезных до самых безумных, служат, как правило, одной весьма утилитарной цели: напомнить о себе. Это определенным образом способствует, как говорят социологи, PR-капитализации, то есть увеличению политического капитала инициатора законопроекта. Кроме того, многие законодательные инициативы служат конкретной прагматической цели – продемонстрировать своим гражданам, что государственные мужи бдительно стоят на страже их интересов.

Так государство убивает одним выстрелом сразу трех вальдшнепов. Во-первых, отвлекает внимание граждан от своих ошибок. Во-вторых, убеждает, что центральная исполнительная власть никогда не даст ходу безумным инициативам представителей депутатского корпуса. В-третьих, если вдруг массы начинают вопить: «Распни его!» (неважно, кого – безродных космополитов или тунеядцев), то государство, как Понтий Пилат, умоет руки и скажет что-то вроде того, что «народ мудр» и что деструктивным и асоциальным элементам надо быть готовыми к общественной реакции.

Государство не может, например, ввести прогрессивную шкалу налогообложения, так как это заденет интересы сильных мира сего. Однако устами своих чиновников и политиков оно регулярно озвучивает инициативы по притеснению маленького человека: будь то увеличение пенсионного возраста или очередная борьба с тунеядством.

Нобелевский тунеядец Иосиф Бродский (осужденный за тунеядство на пять лет ссылки и принудительные работы. – Прим. ред.) когда-то сказал, что он работает, ибо он поэт. И то он сделал это, в известной степени уступая насилию. «Личность не должна объясняться перед государством», – говорил он. Но если государство позволяет себе вмешиваться в жизнь человека, то человек имеет гораздо больше прав вмешиваться в дела государства! Ибо именно он является источником его власти. Чем государство менее заметно, тем оно качественнее работает.

Колхозы и комбеды как метод управления обществом, на мой взгляд, уже доказали свою «эффективность», и вряд ли очередной административный волюнтаризм заменит грамотное понимание законов экономики и построения гражданского общества с тем объемом ответственности, который каждый человек будет принимать на себя самостоятельно и добровольно.

Налоги – в помойке

TNews788_09_2Алексей, человек без определенного места жительства

– Никто и никогда не заставит меня работать! А под дулом автомата, как при Сталине, никто гнать людей на работу не будет, времена сейчас не те. У меня нет никаких дел с государством, я сам по себе. Взять с меня нечего, хотят содрать какие-то налоги – пусть в помойках пороются, там мои главные доходы.

Свобода за чужой счет

спк кривошеинское_тайников
Геннадий Тайников, глава СПК «Кривошеинский»

Геннадий Тайников, глава СПК «Кривошеинский»

– Демократия для русского человека – смерть. А тунеядство – это результат демократии, которая разрешает людям не работать и жить за счет других. Такая свобода ни к чему хорошему не приводит, потому что это свобода за чужой счет. Ведь чем меньше работают одни, тем больше приходится работать другим. Например, у нас полно людей, которые живут, распродавая то, что нажили их родители. Еще больше тех, особенно среди молодежи, кто живет на шее у своих престарелых родителей на их и так не большую пенсию. Многие живут на пенсию своих детей-инвалидов: отправляют их в интернаты, а сами на их пенсию гуляют.

Вот выйду я на пенсию, и кто меня будет кормить? Тунеядцы? Кто будет платить налоги и пенсионные отчисления, если граждане трудоспособного возраста бездельничают? А если и работают, то неофициально, ничего не давая государству… Поэтому я за то, чтобы ввести уголовную статью за тунеядство и заставлять бездельников работать принудительно.

Задача сложная, но решаемая

Наталия Павлова, директор ОГКУ «Центр занятости населения г. Томска и Томской области»
Наталия Павлова, директор ОГКУ «Центр занятости населения г. Томска и Томской области»

Наталия Павлова, директор ОГКУ «Центр занятости населения г. Томска и Томской области»

– Проблема тунеядства в нашей стране действительно очень актуальна, и с тунеядцами однозначно надо бороться. К нам в центр занятости постоянно приходят люди, которые не работают и не хотят работать, но пытаются встать на учет, чтобы просто получать пособие по безработице.

Конечно, 37-я статья Конституции обеспечивает право на свободный труд и запрещает принудительный. Но негативные процессы в обществе нельзя просто воспринимать как данность, с ними в любом случае необходимо бороться. Другое дело, что меры борьбы с тунеядством должны быть комплексными. Одна поправка в статье Конституции ничего не решит. Необходимо создать более сложный механизм борьбы с тунеядством, который позволит комбинировать разные способы для достижения одной цели.

Но сначала нужно проанализировать ситуацию и оценить возможные последствия принимаемых мер, чтобы не создать каких-то новых проблем и не навредить тем людям, кто на самом деле хочет работать, но по каким-то причинам не может. Категории таких людей инициаторы борьбы с тунеядством уже перечислили, но, возможно, этот список придется доработать.

Вообще, задача очень сложная, но вполне решаемая, особенно если подходить к ее решению максимально гибко и нестандартно. Например, существует категория женщин, у которых мужья хорошо зарабатывают и обеспечивают семью, а сами они нигде не работают и занимаются воспитанием детей и ведением домашнего хозяйства. Когда дети у них вырастают и становятся взрослыми, эти домохозяйки уже не могут изменить свой образ жизни и устроиться на работу. Пусть тогда их мужья становятся индивидуальными предпринимателями и оформляют своих жен наемными работниками, ведущими домохозяйство. И платят отчисления в бюджет.

Кто не работает, тот не ест

Владимир Миронер, полковник милиции в отставке, бывший первый заместитель начальника УВД Томской области.
Владимир Миронер, полковник милиции в отставке, бывший первый заместитель начальника УВД Томской области.

Владимир Миронер, полковник милиции в отставке, бывший замначальника УВД по Томской области

– Давно пора было это сделать! Это оздоровит обстановку. У нас же, я где-то читал, 15 миллионов не работают! А на что живут? Где-то что-то украдут, где-то пенсию у собственных родителей или бабушек отнимут…

В советское время у нас действовал закон о борьбе с тунеядцами. Их привлекали к принудительным работам. Этот закон имел как положительные, так и отрицательные результаты. Под статью попадали и люди, которые в силу болезни и других причин действительно не могли работать. Но положительных результатов было намного больше. Примерно 70% из тех, кто не хотел работать, в итоге все же трудоустраивались и становились полезными членами общества. А что творится сейчас?

Посмотрите, сколько вокруг опустившихся людей! Подходит, например, ко мне здоровый мужик с физиономией шире моей в два раза и просит десять рублей на хлеб. Спрашиваю, почему не работает. А он отвечает: «Зачем мне работать? Ты мне дашь десять рублей, другой даст, и я перекантуюсь».

Часть из них – бывшие инженеры, интеллигенты, которые в силу различных обстоятельств опустились, не работают и бродяжничают. Но они же наши люди, правда? Их можно и нужно заставить работать. Надо дать им лопату, пусть берут больше и кидают дальше. Кто не работает, тот не ест.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.