Хомка покоряет стратосферу

Томский хомяк-космонавт отправляется к звездам

Кто не знает Белку и Стрелку? Хвостатые космонавты были запущены на орбиту в далеком 1960-м. С тех пор слетать в космос – как сходить в ближайшую булочную.

Да и список космонавтов, а также различных предметов, побывавших там, за облаками, значительно расширился. Илон Маск недавно умудрился оправить к звездам даже автомобиль с манекеном, облаченным в скафандр.

«А почему бы не послать туда хомячка?» – задались вопросом томские студенты-пятикурсники радиотехнического факультета ТУСУРа, резиденты бизнес-инкубатора этого вуза. Так четырехмесячный томский хомячок Хомка вошел (образно, конечно) в отряд российских космонавтов. Скоро ему предстоит полет на автоматическом стратостате.

Отстаньте, спать хочу!

В одной из лабораторий тусуровского бизнес-инкубатора среди столов с чертежами, панелей солнечных батарей, других конструкций бригада «ТН» и авторы проекта инженеры Никита Чебан и Марк Рудаков настойчиво пытаются разбудить маленького грызуна-космонавта. До нашего прихода Хомка мирно спал в своем домике и не ведал, что в скором времени его начнут домогаться какие-то настойчивые дяди с огромным фотоаппаратом. Глядя на нас осоловелыми глазками, хомячок, похоже, так и не понял, что быть публичной персоной – одна из ипостасей настоящих покорителей Вселенной. А раз так, значит, добро пожаловать на фотосессию. Пока Никита с Марком усаживали Хомку на плечо, расспрашиваем, откуда родилась вся эта затея с космосом… или не космосом?

– Стратосфера, в которую мы планируем отправить Хомку на высоту 30–40 километров, называют ближним космосом, – уточняет один из авторов проекта автоматического стратостата Никита Чебан. – Вообще, вопрос, что считать настоящим космосом, спорный. У разных специалистов различные на этот счет мнения.

Но, как бы там ни было, условия для выживания на такой высоте, надо сказать, не сахар. Невесомости там, конечно, нет. Хотя адская температура в минус 45 градусов, отсутствие кислорода, повышенная радиация, низкое давление присутствуют. Поэтому для Хомки разрабатывается специальный домик – прикрепленная к стратостату капсула из углепластика, защищающая его от всяческих бед. В ней умельцы смонтируют все необходимые системы жизнеобеспечения для грызуна. Дискомфорта он почувствовать не должен.

Предусмотрен контроль всех жизненно важных параметров. Внутри капсулы будет установлена и видеокамера. Так что поведение Хомки во время полета можно будет отслеживать в реальном режиме времени. Космонавт пробудет в стратосфере максимум два часа. Управление снижением и набором высоты будет происходить по радиосигналу оператора, находящегося на Земле. По радиосигналу же будет и отслеживаться спускаемый аппарат. После окончания полета космонавта осмотрят медики. Все должно получиться, уверены томичи. Ведь в этом деле ребята не новички. У них за плечами уже 20 запусков.

Наш стратостат лучший

История со стратостатами началась пять лет назад, когда студенты-первокурсники Марк и Никита начали работу над проектом управляемого аэростата с изменяемой плавучестью. В первую очередь он был необходим для испытания различных систем, оборудования в условиях, близких к космическим. Поначалу ребята трудились, как говорится, за интерес, без государственной поддержки. Но время шло, к ­проекту присоединился еще один участник проекта – менеджер Арина Саушкина. Появились успехи. Исследователей заметили, и прошедшей осенью томичи получили финансирование от государственного Фонда содействия инновациям (фонд Бортника).

– Если говорить о конструкции аэростата, то это огромный надувной шар, одноразовая отделяющаяся оболочка, наполненная гелием, – поясняет Марк Рудаков. – К ней специальными нитями, которые по сигналу с Земли во время спуска обрезаются, крепятся элементы системы спасения, попросту – парашют. А уже к парашюту прикрепляется платформа с зондом или каким-либо другим оборудованием. В нашем случае вместо зонда будет капсула с Хомкой. Испытания стратостата для него начнутся этой осенью, а вот когда запустят самого космонавта – вопрос открытый. Хотя площадка для запуска уже выбрана: Шегарский район. География обусловлена розой ветров. Приземлиться хомячок должен примерно через 100–150 километров.

Вообще, тусуровский аэростат выгодно отличается от тех, что присутствуют сегодня на рынке. Чужие модели не обладают длительностью полета более недели. Все дело в том, что гелий из их оболочки быстро улетучивается. Такое у него свойство. Оболочка же нашего аэростата состоит из специального материала с низкой газопроницаемостью, хорошо удерживающей легкий газ. Поэтому он относительно долгоживущий.

Ну а что же Хомка, в день съемок не особо горящий желанием позировать? Есть ли в нем что-то особенное, раз он претендует на роль космонавта?

– Пожалуй, нет, – смеясь, отвечает на наш вопрос Арина, пытаясь расшевелить сонного грызуна. – История Хомки самая обычная. Четыре месяца назад обыкновенного хомячка-детеныша мы купили в лабораторию для уюта. Приобрели ему клетку, домик, в общем, все, что нужно. Никита придумал грызуну имя Хома. Парень быстро освоился, стал нашим любимцем. Но вскоре мы подумали, что малыша вполне можно использовать не только для развлечения, но и для научных целей, приобщить его к нашим стратостатам.

Он такой один

Значительную роль в этом сыграло то обстоятельство, что хомячок по своим габаритам маленький, да и весит немного. Это не кошка и не собака. Так что капсула нужна небольшая. Вопрос цены такого запуска тоже совсем не праздный. Меньше размеры, меньше и затраты. Вообще, в последнее время вопрос отправки в космос живых организмов по приемлемой цене становится все актуальнее. И, как отмечают ребята, привычные дорогущие ракеты здесь могут отойти на второй план.

Марк, с улыбкой на лице показывающий нам маленькую модельку «жигулей» с сидящей в ней фигуркой главы Роскосмоса Дмитрия Рогозина, комментирует ситуацию:

– В теории группа туристов на стратостате может отправиться в ближний космос за 100 тысяч долларов. А не за 400, как на ракете. Разница серьезная. К тому же полет на стратостате безопаснее, стабильнее и комфортнее, чем на ракете. Нет таких перегрузок. Аппарат плавно поднимается и опускается. Поэтому перспективы у таких путешествий неплохие.

Необходимо идти в ногу со временем, подытоживают томичи, пытаясь максимально коммерциализировать свой проект. Поднимают в стратосферу спутники. Сотрудничают с фирмами, желающими в рекламных целях запускать в высоту те или иные предметы. Перечисляя свои успехи, инженеры рассказывают о том, как пульнули в космос, например, пиццу. Цифры говорят сами за себя. Из уже произведенных 20 запусков 14 были коммерческими. Удивительно, но для многих коммерсантов интересен не только рекламный эффект от путешествия их продукции в космос, но и сам процесс запуска и последующего поиска спускаемого аппарата. Поиграть в Королева или Гагарина хотят все.

– Один топ-менеджер из банковской сферы с коллегами радовались, как дети, когда запускали, а потом искали приземлившийся на дерево спустившийся аппарат, – вспоминает Никита.

Кстати, а может быть, со временем поставить на поток отправку в ближний космос собачек, кошечек, белочек, хомячков и прочей живности, если их состоятельные владельцы готовы пожертвовать средствами? Ответ авторов проекта категоричен и однозначен – нет! Хомка – это единичный случай. Пушистик нужен для научных исследований, и продолжение эта история вряд ли получит. Так что он, видимо, так и останется единственным томским космонавтом-грызуном. Слава и почет ему обеспечены.

…А хомячок, устав от фотосессии, торопится опять прикорнуть. Интересно, ему уже снятся космические сны?

Автор: Андрей Суров
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.