Идрис Галямов ищет ответы в борьбе с «ветряными мельницами»

Анатолий Алексеев

TNews833_31

Глава Калтайского поселения Идрис Галямов на вопрос, сколько он во власти, отвечает полушутливо: «Немного, всего-то три десятка лет». Как стал в сентябре 1985 года Идрис Юнусович председателем сельсовета, так и по сей день командует пятью поселками на площади 88 тыс. га. Это превышает размеры самых больших европейских столиц. С каждым годом управлять этой красивейшей территорией – визитной карточкой региона с южного въезда в область все труднее и труднее. И помехой тому вовсе не возраст бывшего краснофлотца-подводника.

Исповедь на час

Еще недавно, отмечая 30-летие в должности главы Калтайского поселения, Идрис Юнусович был полон сил и оптимизма. Старый друг нашей редакции шутил за чашкой чая, уверяя, что еще повоюет. Но сейчас человека будто подменили. Не то чтобы усталость и возраст сломили, но в глазах сквозит какая-то безысходность. Так бывает, когда цель уходит в дали дальние, а то и вовсе становится призрачной.

Глава муниципального поселения именуется в Федеральном законе № 131 вычурно – «высшее должностное лицо на территории». Но на самом деле он не хозяин, а стрелочник. Который необходим всем как воздух: если что, виноват за все и за всех по полной программе. Однако, как ни крути, страна держится на плечах этих людей. Они знают каждую тропинку, каждый дом, каждую болевую точку своей земли и подходят к проблемам с той долей житейского здравого смысла, которого порой не хватает даже в самых распрекрасных законах и указах.

Галямов– Видели ли вы, чтобы главу поселения когда-нибудь награждали? – спрашивает Идрис Галямов. – Вот-вот, трудно припомнить. Сельские чиновники всегда в черном списке потому, что хотя бы для одной из 44 проверяющих организаций ты будешь злостным нарушителем. Если все люди под Богом ходят, то местная власть – под прокуратурой.

Идти работать на минное поле можно только из любви к искусству. Недавно губернатор Калужской области Анатолий Артамонов заявил, что с окладом 18 тыс. рублей главе поселения трудно рассчитывать на достойную жизнь, остается только бескорыстно служить людям. Хотя случается всякое. Избираются люди на пост главы молодые, полные идей, проектов, надежд, что-то обещают. Когда же сталкиваются с проблемами, начинают конфликтовать с населением. Чтобы заработать на красивую жизнь, совершают сомнительные сделки, попадаются. Тень от правонарушений падает на всех. И в каждом сельском чиновнике люди, забыв о презумпции невиновности, усматривают коррупционера, из-под полы торгующего лесом, рекой, а то и земельными участками. На самом деле обязанностей у главы много, а прав, чтобы быть хозяином территории, практически нет.

Раз-два и обчелся

Бюджет Калтайского поселения дотационный: 60% свои, 40 – пришлые. Нет крепких предприятий, как в Копылове, или богатых газовиков, как в Мыльджине. Повезло… с футболом. Бюджет поселения пополняет клуб «Томь»: у него в Калтае база. Ранее подспорьем для бюджета была земля, но с 1 марта 2015 года аренда земли уже не прерогатива администрации.

– Полномочиями мы распоряжаемся, – уточняет глава, – но при оформлении и продаже участков деньги идут не в наш бюджет. Операции по земле проводим, но специалистов по земельным отношениям нет. Кстати, штат зависит от количества проживающих на территории людей. В нашем поселении зарегистрировано 3 800 человек, значит, положено шесть чиновников. Раньше управлялись с делами, но за последние годы объем работы вырос кратно, а штатное расписание не меняется. Но каждое грозное предписание заканчивается требованием – назначьте ответственных исполнителей! Кого назначать? Вряд ли все мои шесть работников, действуя аврально, смогут успеть объять необъятное. К тому же нет специалистов по важным направлениям – землеустроителя, юриста, специалиста по электронным торгам. Попробуй ошибись с 44-ФЗ о госзакупках… Прокуратура не оставит без внимания даже промедление с ответом на жалобу. Все должно быть в срок, только никого не волнует, кто это будет делать.

Жалоба жалобой погоняет

Летом население Калтайского поселения увеличивается в два раза: активизируются дачники. И сезон начинается с заявлений: поломали, взломали, захватили, вытоптали. Причем пишут не в полицию, а в администрацию. Упало дерево на машину – зовут не ГИБДД, а главу. Укусила собака – бегут не к участковому, а в контору. Письменные жалобы стали особым жанром, реакцией на классическое российское ручное управление. Они начинаются как под копирку: «Уважаемый Владимир Владимирович… у нас ничего не делается!»

Из судов глава поселения не вылезает: по три-четыре дела в месяц. Люди привыкли защищать права в судебном порядке, это и хорошо, но когда заниматься хозяйством? Если суд проигран, то его решения надо выполнять. Выигрывать удается редко. Да и когда чиновник был прав? Все победы расцениваются как сговор ветвей власти.

– Хотя иногда выигрываю, – признается Галямов. – И тогда на основании решения суда, а не своих законных полномочий заставляю хозяев убирать стихийные свалки мусора, платить за воду, привязывать собак, правильно подходить к оформлению земельных участков…

Особенно много жалоб у народа по земельному вопросу. Иметь участок в пригороде хотят многие.

– Что я могу сделать, – разводит руками Идрис Юнусович, – когда у меня в очереди на землю стоят около 60 льготников различных категорий? Если земля и есть, мы не можем предоставить участок – нужно поставить его на кадастровый учет, отрегулировать вопрос с инфраструктурой: дорогами, электроэнергией, водоснабжением. Раньше участки предоставляли в аренду для ведения подсобного хозяйства, человек обустраивался, администрация по мере сил развивала инфраструктуру. Сегодня мы бы и рады всем помочь, но у поселения нет возможности все сделать как полагается – нет средств. Поэтому мы не формируем участки. Очередь стоит, а напряженность растет.

По решению суда и предписаниям контролирующих органов приходится решать непростые задачки, привязывать их к реалиям деревенской жизни. К сожалению, часто проблемы не ситуативные, а хронические, из серии «да забыли про овраги». В этом случае далеко до системного подхода. Можно ли втиснуть жизнь в регламенты и универсальные законы? Вряд ли.

Нужен ли селу синхрофазотрон?

– Возле школ должны быть оборудованные переходы, – продолжает исповедь глава Калтайского поселения. – Моргающие светофоры, зебра, «лежачие полицейские», ограждение как у томской мэрии. Поставили в Калтае и Курлеке в прошлом году по светофору. Каждый обошелся в 100 тыс. рублей. А за ним еще и следить надо, обслуживать. Но зачем он нужен, если в деревне на него внимания не обращают? Нарушителей никто не наказывает. Или вот приезжали специалисты МЧС. По их требованиям жилой дом должен иметь два источника водоснабжения в радиусе 200 метров. Для тушения возможного пожара. Для борьбы с пожарами у нас есть четыре башни, а возле школ – пожарные емкости. Пожалуйста, заправляйся водой! Но пожарные требуют установку гидрантов по всем правилам. Сделали по поселку Курлеку расчет, получилось, что нужно 25 гидрантов. Каждый стоит 16 тыс. рублей. Плюс колодец, плюс обслуживание – один гидрант тянет на 60 тыс. На всю систему – два миллиона. Какой эффект это даст? Я повидал много пожаров – в лесном краю живем, но никто никогда не брал воду из гидранта. Потому что нет в деревне такого давления. Да и поставить мы его не можем, у нас сетям по 40–50 лет. И есть они не везде. Лучше бы полусгнившие клубы отремонтировать, а не тратить деньги на их энергетический паспорт. Да, он нужен, но не в первую очередь. Да мало ли по-настоящему нужных дел, которые важно делать каждый день… Сейчас думаем с депутатами, как отстоять наши библиотеки – их хотят заменить библиомобилями…

Глава в поселении отвечает практически за все: от рождения до скорбного пути. Именно о нем в первую очередь вспоминают при проблемах. Могут разбудить в любое время суток. Идриса Галямова за день до интервью подняли с кровати в пять утра: полицейские ехали в Госконюшню на ЧП и застряли – нужен трактор… С началом грибного сезона регулярно станут теряться люди. Кто поможет? Глава. Зимой рыбаки застревают по пути в заповедное озеро Кирек. Пожары начнутся – тоже организовывай и спасай. Наград за это не будет, а вот штрафы за невыполнение предписаний из скудной зарплаты придется платить обязательно.

– Не знаю, смогу ли продержаться оставшиеся полтора года, – сомневается Идрис Юнусович. – Если местное само-управление не будет исходить из конкретных потребностей и возможностей, то все теряет смысл.

Он еще поборется. В конце разговора глава-рекордсмен нашел возможность пошутить. Сказал, что в своем наказе будущим депутатам высказал бы чаяния многих управленцев: «Не придумывайте новых красивых законов, а лучше приложите все усилия, чтобы ранее принятые нормы служили не театру абсурда, а людям, живущим на земле».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.