Игорь Иванченко – участник поэтической антологии, изданной в Австралии

Московский переводчик Галина РУДЬ, член Союза писателей России, член Ассоциации переводчиков России, выпустила в Австралии [издательство «Лукоморье» («Lukomorie»), Мельбурн (Melbourne)] антологический коллективный сборник «МЫ БЫЛИ АРГОНАВТЫ» избранная лирика русских поэтов XX-XXI веков» («WE HAVE BEEN THE ARGONAUTS» russian poets’ selected lyrics of the XX – XXI centuries»).

В книге объёмом 348 страниц представлены стихи и их переводы на английский язык 20-ти известных поэтов из России, Украины, Белоруссии и США. Предисловие на английском языке написал Бахыт КЕНЖЕЕВ (США, Нью-Йорк), на русском – Станислав АЙДИНЯН (Украина, Одесса). Поэты представлены минимум 1-м, максимум 17-ю стихотворениями.

От России в сборнике участвуют Олег ДМИТРИЕВ, Владимир ШЕМШУЧЕНКО, Юрий ПОЛЯКОВ, Валентин НЕРВИН и другие поэты. Из собственно поэтических текстов книги (318 стр.) наибольший объём отдан стихам нашего земляка поэта Игоря ИВАНЧЕНКО и их переводам (17 стихотворений и маленьких поэм, 37 стр.).

Напомним, что Галина РУДЬ переводит лирику Игоря ИВАНЧЕНКО с 2009 года, в 2011 году она издала в издательстве «Белый ветер» (Москва) на собственные средства сборники переводов на английский и украинский языки стихотворений Марины ЦВЕТАЕВОЙ, Николая ГУМИЛЁВА и Игоря ИВАНЧЕНКО. В 2102 году в издательстве «Bridge» («Мост», Израиль) вышла книга переводов на английский язык Галины РУДЬ, в которой, наряду со стихами Марины ЦВЕТАЕВОЙ, представлены и стихи Игоря ИВАНЧЕНКО.
Ниже – одно из стихотворений И. ИВАНЧЕНКО из антологии и его перевод Г. РУДЬ.

VIOLIN

To Gennady PETRIKIN –
Tomsk musician

Sometimes life is heavier, than lead.
What’s the trouble, can you say?!
The musician can not be spoiled yet,
A violin could misbehave.

As eternity can touch again
Bare nerves of us… He plays,
He commits a sin, repents; explain
By his love the player’s ways.

But till time, while he is not filled with
Inspiration, a violin will,
In spite of command of us: “Play, please!”
Keep the silence, being still.

A violin’s attentive to (it’s bent)
The machinations of the bow,
Like a girl, who’s very diligent
At her first time, when… ah, love!

He’s not an amateur, but
The high skill:
He pestles notes in dusk bowl
For the foolish blockheads to stay still
While, ah! Mozart tears soul…

An ice, fire, execution, pain,
Balsam of the soul sores
Are the ounce of priceless music, lain,
Cannot be loved by the sods,

Not for their poor hearing’s
The Last Supper moment… a pause,
Mozart’s for us,
For God’s Heaven ring,
For maestro is applause…

СКРИПКА

Геннадию ПЕТРИКИНУ –
томскому музыканту

Жизнь порою тяжелей свинца.
И какого ей рожна?!
Музыкант не должен скурвиться.
Скрипка пошалить должна.

Словно вечность прикасается
К оголённым нервам вновь…
Музыкант грешит и кается;
Спишем это – на любовь…

Но пока он не наполнится
Вдохновением под край, –
Скрипка словом не обмолвится,
Хоть командуй ей: «Играй!..»

К проискам смычка внимательна
Скрипка – музыки звезда –
И, как девочка, старательна –
В самый первый раз когда…

Высший класс, а не ликбез:
Толочь
В ступе вечера семь нот,
Чтобы обмирала бестолочь,
Когда Моцарт душу рвёт…

Лёд и пламя, экзекуция,
Боль, душевных ран бальзам –
Музыки бесценной унция…
Сволочам не по глазам,

Не для слуха их убогого –
Тайной вечери момент…
…Моцарт – нам,
А Богу – богово,
А маэстро – комплимент…

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.