«Компьютерная анестезия» не поможет…

А общение с детьми не заменить никакими гаджетами

На просторах Интернета гуляют две фотографии, выложенные рядом. На одной веселые советские ученики младших классов на школьной переменке. Они смеются, играют в догонялки, жуют конфеты. На другой – современные школьники этого же возраста на такой же переменке. Сидя вместе, они таращатся в свои смартфоны. Не это ли иллюстрация изменившегося за каких-то 30 лет мира? Почему так получилось, что нормальное человеческое общение сегодня вытеснено виртуальной реальностью? Как влияет она на неокрепшее детское сознание? Не калечит ли его? И вообще, каково психическое здоровье подрастающего поколения? Об этом мы беседуем с победителем регионального этапа Всероссийского конкурса «Педагог-психолог России» 2021 года преподавателем, психологом МАОУ гимназии № 29 г. Томска Анной Ильиной.

Изменившийся мир

– Анна Николаевна, как известно, в советские времена в школах штатные психологи отсутствовали. И вроде бы все было нормально. Так же учились. Занимались общественной работой. Взрослели. В итоге становились здоровыми членами общества. И не стреляли направо и налево. Почему все же возникла необходимость в таких специалистах? И когда, кстати, они появились?

– Точно не скажу, но, когда я ходила в школу, а это было примерно лет 25 назад, психолог в нашей школе уже был. И, кстати, эта женщина сильно повлияла на мой выбор профессии. Сейчас школы в соответствии с требованиями федерального государственного образовательного стандарта должны иметь в штате разных специалистов – логопедов, психологов, дефектологов. Это связано со многими причинами. Наш мир в целом сильно изменился. Конечно, это отрази­лось и на системе образования, и на детях. Вспомним советские времена. Была общая идеология, мораль. Человек четко знал ту социальную систему, в которую он встроен. Люди понимали, кто они, в каком обществе находятся, чем будут заниматься в будущем. Оно было предсказуемым. Стабильным.

Позже, уже в постсоветские времена, началась информационная революция, переросшая в информационную перегруженность. Определенность исчезла. Дети, подростки перестали осознавать, кто они внутри и что у них снаружи. На смену четким нравственным и социальным ориентирам пришли гаджеты, электронные игрушки, Интернет. В итоге ребенок, перегруженный информацией извне, сам себя не знает, не понимает, не может найти свое место. Он потерялся в этом огромном мире. Интуитивно ребенок тянется к каким-то примерам. К чему-то яркому. К тем же блогерам, стримерам, тик-токерам, не понимая, что видит только образ, часто мимолетный и (или) лишенный адекватных морально-нравственных ценностей.

Опасность в том, что восприятие юного человека недостаточно критично, а личность неустойчива. Нет понимания особенностей своей психики (характер, эмоции, темперамент) и того, как она изменяется под влиянием внешнего мира. Не хватает опыта осознанного общения, прежде всего, конечно, с родными, с родителями. Через это общение формируется ценность живой, лицом к лицу, коммуникации. А как общаться с родителями, если они все время заняты?

Родители, разрываясь между домом и работой, просто не успевают и туда, и сюда. В такой спешке очень мало остается времени на то, чтобы просто посидеть и посмотреть в окно, переварить впечатления дня, помечтать. А ведь это необходимый нашему мозгу процесс. Непереработанные стимулы, особенно негативные, вытесняются в бессознательное и создают напряжение в психике, которое так или иначе проявляется в повседневной жизни человека. В таких условиях возникает необходимость в психологах. Бывает, что ребенку и пойти-то со своими проблемами некуда. Дома родителям не до него. А друзей нет или отношения с ними не те. Куда он пойдет? Правильно, к психологу.

У меня есть такое правило: двери моего кабинета открыты для всех школьников независимо от возраста. Хотя я как психолог работаю с учениками 1–5-х классов, но принимаю всех, кто обращается. Это и учащиеся, и родители, и педагоги. Не все понимают, что учителям тоже бывает очень непросто в современном мире, где отношение к профессии учителя сильно изменилось.

Недозревшая психика

– Многие медики, педагоги отмечают, что в последнее время в школах вырос процент детей с психологическими особенностями, затрудняющими обучение. Правда ли это? Работы школьным психологам прибавилось?

– Действительно, из-за того что медицина сделала огромный скачок вперед, медики делают чудеса, позволяя появиться на свет даже такому ребенку, который прежде не мог выжить. Поэтому сейчас много детей, имеющих различные врожденные патологии. Их психика к семи годам часто не готова к школе, к новому коллективу, к восприятию знаний – она еще не дозрела. С каждым годом процент таких детей растет. Это видно и по нынешнему набору первоклассников.

Дети очень разные. Нередко проблема в чрезмерной эмоциональности и неуравновешенности или в избыточной подвижности. Такие ученики не могут спокойно сидеть за партой, им нужно бегать, прыгать, залезать под стол и тому подобное. Другие очень остро реагируют на слова одноклассников (кидаются в драку) или на свои неудачи (сильно плачут и подолгу не могут успокоиться). Часть детей просто недоиграли. В дошкольный период многие родители стремятся отдать ребенка в кружки и на развивающие занятия, построенные по школьному типу. А там надо сидеть спокойно, слушать учителя и выполнять задания. Как в школе. И это вместо игры – веселого, подвижного, очень эмоцио­нального занятия. Через игру он учится волевому самоконтролю. Разнообразные куклы, машинки, конструкторы требуют активности, фантазии, включают осознанность ребенка. Но нередко игрушкой ребенка становится телефон или планшет, и все сводится часто к бездумному нажиманию кнопок.

Кроме того, руки ребенка не получают нужной и разнообразной сенсорной стимуляции, не развивается моторика. А это напрямую связано с развитием мозга, психики. Как сказал известный педагог Сухомлинский: «Ум ребенка – на кончиках пальцев». Поэтому задача психологов – отслеживать и корректировать поведение ребенка через вовлечение в различные занятия по интересам.

Я тоже веду курсы внеурочной деятельности. Один из них – «Кино­клуб», он рассчитан на старшеклассников. На занятиях мы смотрим разнообразные непростые фильмы и обсуждаем их. Делимся впечатлениями, мыслями. Моя цель – создать определенную атмосферу. Чтобы у ребят, говоря простым языком, работал мозг и происходила синхронизация того, что они чувствуют, и того, что говорят, думают. Еще фильм дает толчок к тому, чтобы находить те темы, которые волнуют их по эту сторону экрана. А это мостик к внутреннему миру, возможность мягко выйти на трудность, помочь подростку.

Не лезьте в душу

– В вашей гимназии на 1 200 школьников приходится всего два штатных психолога. Не маловато?

– Проблем хватает, но те преподаватели, которые работают рядом со мной, стараются, и это залог успеха. Мой подход таков. С 1 сентября я начинаю знакомиться с первоклашками. Моя задача в этот период – оценить уровень зрелости ребенка, посмотреть, насколько он психологически подготовлен к школе. Это происходит не сразу. Первые две-три недели проходит адаптация. Я провожу тесты, которые позволяют оценить особенности и способности детей.

Тестируем мы не только первые классы. Ежегодный мониторинг проводится по всем параллелям. Это обычная практика. Правда, один раз у меня был случай, когда родитель, узнав о предстоящем тестировании, заявил, что нечего лезть к его ребенку в душу и задавать неудобные вопросы. Мол, это травмирует. Но тестирование – не моя прихоть. Это необходимая часть работы для профилактики и коррекции множества проблем учащихся. На основе этих тестов я даю рекомендации родителям, педагогам и самим детям.

После тестирования я выделяю группу риска – детей, имеющих те или иные проблемы. Например, есть группа детей с повышенной агрессивностью, группа детей с неразвитой моторикой или памятью. По специальной программе мы работаем над развитием самоконтроля, снижением психоэмоционального напряжения и развитием моторики, памяти. После решения выявленных проблем я заканчиваю свою активную работу с этими детьми, остается только ежегодный мониторинг и профилактические мероприятия с классом в целом.

Кроме этого, есть три большие группы детей с ограниченными возможностями здоровья. Это дети с интеллектуальными нарушениями, нарушениями речи и дети с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Этих детей мы сопровождаем в течение всего времени обучения в школе. Я консультирую учителей и родителей об особенностях обучения и воспитания этих детей, провожу коррекционные занятия.

Родители – сами еще дети

– Что вы можете сказать о суицидах среди подростков, детей?

– Причин у этого много и самых разных. Это не случайность, как правило, а результат долго развивавшегося негативного эмоционального процесса. Добавлю про родителей. Многие родители сами еще весьма инфантильны и не научились быть взрослыми, психологически зрелыми. Им действительно проще не заниматься ребенком, а откупиться от него смартфоном. Такая своеобразная «компьютерная анестезия». Любую смутно назревающую проблему родители просто «обезболивают» подарками, а дети заглушают свои внутренние проблемы ярким динамичным интернет-контентом. Но общения-то это не заменит. А иной раз сказанная ребенку фраза «Я тебя люблю» важнее материальных благ. Поэтому, мамы и папы, общайтесь со своими детьми, не важно, пять им лет или пятнадцать, уделяйте им внимание. Любите их. А мы, психологи, всегда вам поможем, если что-то не получится.

Автор: Андрей Суров

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *