Маленькие обманы и большие хитрости томских театров

бутафория
Стол – «наливное яблочко» для спектакля «Банкрот», который радует глаз и вызывает аппетит, – талантливая работа мастеров столярного и бутафорского цехов томской драмы

На фуршете по случаю премьеры в томском театре драмы московский режиссер Сергей Стеблюк признался артистам: «Я навсегда запомню вас как театр поющих кур». Во время репетиций спектакля «Три высокие женщины» кто-то все время начинал петь. Сергей Юрьевич терпел-терпел, а потом не выдержал и пошел ругаться с непрошеными вокалистами, так нагло мешавшими ему репетировать. Оказалось, что это куры, которых выносят на сцену во время спектакля «Мадам генерал». Услышав человеческую речь, несушки начинали квохтать. И «пение» их очень напоминает голоса людей.

Этот курьезный случай не исключение из правил – норма жизни. В театральном мире казусные, смешные и неожиданные ситуации происходят постоянно. И героями их становятся отнюдь не только актеры. По случаю прошедшего на прошлой неделе Международного дня театра предлагаем заглянуть по ту сторону кулис.

Бриллиант не чистой воды

– Сейчас помойки уже не те, – грустно вздыхает работник томской драмы Вера Лоскутова. – Вот раньше, когда шло расселение и снос старых деревянных домов, в числе выброшенных вещей такие сокровища оказывались! Ломберные столы, немыслимые декоративные вазы, старинные предметы быта, их сегодня днем с огнем не сыщешь и точный муляж не так просто сделать… Хотя случается и в наши дни найти настоящий клад. Недавно, например, увидела на улице бесхозный венский стул. Принесла в театр, отмыла, осталось немного подремонтировать – и можно на сцену. Глядишь, для какой-нибудь премьеры и пригодится.

Попробуйте прийти к женщине в гости с дешевыми советскими «золотыми» запонками в качестве презента. Страшно даже представить ее реакцию? А вот Вера Лоскутова, начальник бутафорского цеха театра драмы, такому сюрпризу очень обрадуется. Потому что знает: безделушки, на которые иной человек даже не взглянет, оказавшись в умелых руках, превращаются в настоящие произведения искусства. Например, самое простенькое платье, расшитое этими копеечными запонками, будет сверкать и переливаться как золотое. Зато настоящие бриллианты выглядят на сцене как дешевая подделка. Поэтому, когда актриса играет богатую и купающуюся в роскоши даму, она надевает бижутерию. Стекло, бусины «под жемчуг», стразы и пайетки в свете софитов производят впечатление изысканных украшений.

– Если герои спектакля должны пить из хрустальных фужеров, достаточно взять обычную проволоку и сделать из нее силуэт бокала, – делится профессиональными секретами Вера Лоскутова. – С помощью желатина и воды можно создать имитацию стекла, только желе нужно варить очень густое. А чтобы приготовить румяные пирожки, нужно муляжи из папье-маше густо обмазать клейстером и поставить ненадолго в духовку. Актер Аркадий Аркин однажды угостился таким пирогом, который лежал у нас на обеденном столе…

Бесприданница в купальнике

Артист в театре может диктовать условия где угодно, только не в пошивочном цехе. Ситуации, когда актеру сшили сценический костюм, а он заявляет: «Не нравится, не надену», не существует в природе. Здесь командуют только режиссер и художник-постановщик. Единственное, на что может пожаловаться артист, – неудобство костюма: тянет, жмет, широковат… Кстати, в ходе репетиций фасончик может преобразиться. Причины самые банальные. Например, неожиданно приходит решение, что актриса должна танцевать танго в какой-то сцене. Естественно, зауженное книзу платье для таких экзерсисов не годится, значит, опытные мастерицы расклешат подол.

– Пошив костюма всегда процесс непредсказуемый, – рассказывает начальник пошивочного цеха театра драмы Наталья Бурундукова. – Самая кропотливая работа, конечно, над историческими и фантазийными сказочными костюмами. Неважно, мужской он или женский. Но и это не показатель. Сейчас, например, мы готовимся к премьере «Лариса и купцы». Подвенечное платье для героини сшили за неделю, зато над купальником трудимся до сих пор. Он телесного цвета, облегающий, поэтому стараемся, чтобы сел на актрису идеально, подчеркнул фигуру. Все-таки люди приходят в театр смотреть на красоту.

Бывают задачки и посложнее. Пошивочный цех ТЮЗа, например, должен был сшить для сказки «Лететь…» огромное стеганое одеяло, восемь на девять метров. В мастерской такая махина, разумеется, не поместилась. Пришлось шить по частям и потом соединять их в репетиционном зале, буквально ползая на коленках. Процесс оказался таким долгим и напряженным, вспоминают мастерицы, что на ногах остались синяки.

Сходили в душ… на сцене

Вот уж кто действительно выносит на своих плечах все тяготы спектаклей, так это работники машинно-декорационного цеха. Кстати, именно они уходят из театра последними, нередко за полночь. Монтировщики занимаются техническим обслуживанием сцены во время репетиций и спектаклей. Народный артист России Дим Димыч Киржеманов признался однажды, что любит сидеть в зале и наблюдать, как они устанавливают или разбирают декорации: «Это такая организованность, слаженность, точность в каждом жесте. Опускаются и поднимаются штанкеты, софиты, но все в определенном заданном ритме. На это зрелище можно билеты продавать!»

«Собрать спектакль» – процесс не такой быстрый и легкий, как это кажется людям, далеким от театра. Например, монтировка нашумевшей «Анны Карениной» занимала восемь часов. Подготовка к спектаклю «Ангел приходит в Вавилон» томской драмы требовала 18 часов плотной работы, чтобы установить сложную конструкцию и натянуть 40-метровую палатку. А у наших коллег из Новосибирска, из театра «Красный факел», есть спектакль «Гедда Габлер», действие которого происходит в шикарной квартире. В режиме онлайн артисты пользуются электрической соковыжималкой, моют посуду и принимают душ. Чтобы создать бытовой рай на сцене, монтировочная часть театра трудится сутки! Столько же по времени занимает разборка декораций. Поэтому идет «Гедда Габлер» два вечера подряд – ради одного показа такие затраты времени и сил не оправданы.

– Многие молодые люди приходят к нам, не выдерживают нагрузки, увольняются через несколько месяцев. В театре мы с девяти утра и до позднего вечера, некоторые тяжелые элементы декораций приходится носить на себе, зарплата не самая большая. Но вместе с тем у нас интересная работа! Те, кто понял это, расстаться с театром уже не могут, – рассказывает заведующий машинно-декорационным цехом ТЮЗа Дмитрий Бедак. – В конце концов, чтобы быть хорошим монтировщиком нужно не так много: крепкое здоровье, любовь к театру, дисциплинированность и внимательность. В «Зойкиной квартире», например, Воланд должен неожиданно исчезнуть. Для этого мы в нужный момент приводим в действие люк, на котором актер опускается под сцену. Ориентируемся на реплику или сигнальную кнопку. Если среагировать не вовремя, можно «зацепить» других артистов или испортить эффектный момент исчезновения.

Привет от Воланда

В том, что прикосновение к Булгакову способно обернуться странными происшествиями, артисты ТЮЗа убедились, когда во время одной из репетиций «Зойкиной квартиры» подвесные микрофоны вдруг сами собой опустились на планшет сцены. Не менее загадочные события происходили в «Скоморохе», где проходила репетиция спектакля «Визит дамы» швейцарского драматурга Фридриха Дюрренматта. Тогда участью занятых в спектакле актеров стала «костяная нога»: то один артист повредит колено, то у другого «полетит» мениск.

– Никакого злого рока в тех событиях не было, – убежден актер Владимир Козлов, который исполнил главную мужскую роль. – Это не угрозы высших сил, а знаки, что нужно остановиться и задуматься о том, что ты делаешь. Как только мы чуть по-другому расставили смысловые акценты в спектакле, вся мистика закончилась.

Театр, и особенно сцену, многие считают мистическим местом. В театральную магию можно верить или не верить. Но с тем, что закулисный мир полон необъяснимых явлений и странных сближений, соглашаются даже самые заядлые скептики.

Куры из спектакля «Мадам генерал», которые несли яйца для ссыльного императора Наполеона, здорово попортили нервы московскому режиссеру Сергею Стеблюку
Куры из спектакля «Мадам генерал», которые несли яйца для ссыльного императора Наполеона, здорово попортили нервы московскому режиссеру Сергею Стеблюку

 

Обычная мелко нарезанная бумага, которая летит с колосников сцены в свете софитов, превращается в снег и сказочно красивое зрелище
Обычная мелко нарезанная бумага, которая летит с колосников сцены в свете софитов, превращается в снег и сказочно красивое зрелище

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *