Мишка косолапый по лесу идет…

Как набить шишек и не уничтожить кедровники

С медведями в Томской области хорошо. Настолько, что выходят косолапые в окрестности города – то в районе Аникина покажется хозяин тайги, то возле Трубачева. С мишками хорошо – с шишками плохо. Который год уже.

Последним урожайным был 2019-й. При этом сроки сбора урожая дикоросов все более сдвигаются к началу августа. Вот и нынче мы наблюдаем такую картину. На целую декаду раньше прошлогоднего разрешен в сезон-2022 официальный сбор шишек. Областной департамент лесного хозяйства дал добро на заход в кедровники южных районов с 10 августа, северных – Александровского, Бакчарского, Васюганского, Верхнекетского, Каргасокского, Кедровского, Колпашевского, Парабельского, Тегульдетского, Чаинского лесничеств – с 20-го. Такие же ранние сроки были в 2020-м – уточняю, что это самые ранние сроки за пять лет. Вот и в советские времена официальный шишкобой начинался, как правило, в третью декаду августа. Как сообщается, сроки сбора дикоросов – кедровой шишки, брусники и клюквы – определяют на основании фенологических наблюдений за урожайностью пищевых лесных ресурсов. Ускоряемся однако.

Что, где, когда

Бруснику разрешено собирать в Асиновском, Зырянском, Кожевниковском, Корниловском, Кривошеинском, Молчановском, Первомайском, Тимирязевском, Томском, Улу-Юльском и Шегарском лесничествах с 9 августа. На севере – с 15 августа. Что до клюквы, то развесистую можно срывать на юге начиная со Дня знаний, а на севере – с 10 сентября.

Это сухая теория. А древо жизни, как известно, пышно зеленеет. Настолько пышно, что от прежних припоселковых кедровников – имеющих, на минуточку, статус памятников природы – осталось не более 70 процентов. Да и те балансируют на грани выживания. Кедр уничтожают браконьеры и сибирский шелкопряд. Борьба с последним закончилась посадкой начальника лесного департамента, а браконьеров гоняют в основном активисты из числа аборигенов. Которые, надо признать, тоже не святые. Ну и третья беда, она общая для всех лесов, – импровизированные свалки. Мусорная реформа в регионе провалилась с треском – и никто за это ответственности не понес…

Уже не первый год ребята из ОНФ пытаются привлечь к этим проблемам внимание властей, однако особых перемен не наблюдается. Скорее наоборот. О чем свидетельствуют как обращения местных жителей о незаконном сборе кедровых орехов, так и собственные рейды Народного фронта по кедрачам. Так, во время нынешних уже объездов активисты сорвали с деревьев несколько десятков объявлений о покупке и приеме кедровых шишек и орехов.

Штрафом делу не поможешь?

Как отметили общественники, областным законом разрешен только сбор опавших кедровых шишек. Заезд машин и техники в кедровники, а также преждевременное механическое сбивание шишек строго запрещены. Это может спровоцировать гниение и гибель кедра. Кроме того, повреждая деревья, сборщики снижают качество и количество урожая в последующие годы.

За сбор шишек и других дикоросов раньше сроков их созревания грозит административный штраф от 500 до 1000 руб. для граждан, от 1000 до 2000 руб. для должностных лиц и от 10 000 до 20 000 руб. для юрлиц с конфискацией орудия совершения правонарушения и продукции незаконного природопользования. За повторное нарушение штраф может быть увеличен. Однако, как отмечают жители, должных мер по борьбе с лесными браконьерами в регионе не принимается и кедрачам наносится серьезный ущерб.

Так, жители села Лучаново Томского района в июле обращались во всевозможные инстанции по поводу преждевременного заготовления кедровых орехов, однако нигде не получили поддержки. По словам селян, из-за браконьеров и нашествия опасного лесного вредителя – союзного короеда (с которым никто тоже не борется) кедрачи Томского района – Лоскутовский, Богашевский, Белоусовский, Петуховский, Магадаевский, Лучановский, Ипатовский – варварски уничтожаются. Жители Богашевского сельского поселения, обеспокоенные этой ситуацией, обратились в Народный фронт как к последней инстанции.

– При Петре Первом заготовка незрелых кедровых шишек каралась законом. В июле шишки еще зеленые, и только к 20–25 августа они доходят до зрелости и опадают сами. В суровые годы Великой Отечественной войны в кедровниках строго-настрого запрещалось срубать хотя бы одно деревце: тогда за счет сбора и заготовки кедрового ореха люди выживали в деревнях и городах, спасались от голода, а смола кедров шла для производства боеприпасов для Советской армии. А сейчас в кедрачах творится настоящий беспредел! Лесные браконьеры сбивают шишки варварским методом – колотушками, шестиметровыми шестами. В результате у деревьев отбивается завязь следующего года – незрелая маленькая шишка и впоследствии урожай становится все меньше и меньше. Из представителей республик Средней Азии организуются целые группы для битья и сбора шишек. Наши обращения в органы полиции не возымели воздействия. Получается, что незаконный сруб елки карается как административным взысканием, так и уголовной ответственностью, а за причинение вреда кедрачам нет никакой ответственности, – говорит житель села Лучаново Николай Попов.

Не закупишь – не продашь

Активисты Народного фронта провели рейды по кедровникам Томского района, в ходе которых выявили несколько случаев незаконного заезда автомобилей на территорию кедрачей. Общественники провели профилактические беседы с жителями, рассказав, что корневая система кедров находится на поверхности земли, от машин она повреждается и деревья из-за этого усыхают и гибнут. Также активисты сорвали несколько десятков объявлений о скупке кедровых орехов, которые были приклеены скотчем прямо к деревьям.

– В кедрачах часто можно увидеть объявления о приеме шишек. В прошлом году в Петровском припоселковом кедровнике такие объявления были расклеены на каждом кедре вдоль дороги. Мы их сорвали и позвонили по указанным телефонам, преду­предив нерадивых предпринимателей об административной ответственности. В этот раз мы сорвали в кедрачах свыше 20 подобных объявлений, сфотографировали их и передали в областные департаменты природных ресурсов и лесного хозяйства. Пусть специалисты органов власти прозванивают указанные телефоны и оказывают воздействие на таких скупщиков, – сообщила член регионального штаба Народного фронта, депутат Законодательной думы Томской области Екатерина Радионова.

А вот прозванивают ли? Вопрос, конечно, интересный…

По мнению общественников, чтобы остановить незаконный сбор кедровых шишек, в первую очередь необходимо запретить заготовительным конторам вести прием плодов хвойных деревьев до начала официального сезона их сбора. В таком случае шишки перестанут собирать до старта сезона, потому что их некуда будет сдать.

– Кроме того, мы предлагаем регулярно проводить рейды с участием сотрудников полиции и природоохранных структур по контролю за нелегальной розничной и оптовой продажей кедровых орехов, особенно если она ведется раньше разрешенного срока их сбора. Необходимо также кратно увеличить штрафы за незаконный сбор и продажу шишек. Также мы предлагаем властям оказать содействие в организации работы частных охранных предприятий по охране припоселковых кедровников в период созревания и сбора кедровых шишек – с июля по сентябрь. Рекомендуем привлекать к этому процессу активных жителей на местах, общественных экологических инспекторов, волонтеров. Соответствующие предложения мы направили заместителю губернатора региона. Мы считаем, что с помощью этих мер можно поставить заслон лесным браконьерам, остановить варварскую добычу кедровых орехов и гибель наших кедровников. Кедрачи являются настоящим достоянием Сибири, которое мы обязаны сохранить для будущих поколений, – подчеркнула Радионова.

Незачет за контроль

А вот это вряд ли. С 2015 года в областном центре реализуется проект «Томск – столица кедра». Однако выражается это главным образом бессмысленными и бесперспективными посадками кедра в городских скверах. Ну не приживается капризная разновидность сосны сибирской в городе! Не любит она и почву здешнюю, и воздух. Да и зачем кедр в городе? На проспекте Кирова, к примеру. По шишки сюда ходить будете? Глупо. Зато все эти годы вокруг областного центра один за другим гибнут кедровники. Самый близкий из них – Трубачевский – так вообще отдан под застройку. Да и что с ним еще делать, если две трети деревьев заражены…

Отравленная река, больные засыхающие кедрачи и обреченная на гибель пихта – ее сжирает не боящийся никакой химии уссурийский полиграф, – таково наше реальное, а не придуманное будущее. На его страже стоят сразу три государственные структуры – два департамента, леса и природных ресурсов, ОГБУ «Облкомприроды». И это не считая различных ведомственных структур. Но, похоже, реально чего-то добиваться могут только общественники.

Автор: Марина Веревкина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.